Библиографическое описание:

Хаванова И. С. Высокий уровень психологической устойчивости личности как значимый фактор противодействия коррупции // Молодой ученый. — 2014. — №15. — С. 242-244.

На современном этапе развития Российского государства растёт интерес к научным исследованиям, направленным на совершенствование системы противодействия коррупционным проявлениям. Многие ученые и практики изучают данную проблему с различных точек зрения. Так, криминальный характер коррупции и правовые методы противодействия ей рассматриваются в работах В. Н. Бодякова, Г. И. Богуша, Л. Д. Гаухмана, А. П. Герасимова, М. И. Гришанкова, В. П. Кашепова, Ю. М. Ланцевича, С. А. Маркунцова, А. Ф. Ноздрачева, В. А. Осипова, Г. А. Сатарова, А. Д. Сафронова, Т. Я. Хабриевой, А. М. Цирина, В. Н. Южакова и др.

Проблемам психологической составляющей коррупционного поведения посвящены отдельные работы Ю. М. Антоняна, Е. Е. Гавриной, С. В. Горностаева, А. Л. Журавлева, В. Г. Зазыкина, М. М. Решетникова, Д. В. Сочивко, Д. В. Ушакова, В. А. Холопова, И. П. Цапенко, Ю. А. Шаранова, А. В. Юревича и др.

Подробно психология коррупционного поведения госслужащих описывается в трудах О. В. Ванновской. Она выявила взаимосвязь между показателями профессиональной деформации государственных служащих и личностными детерминантами склонности к коррупции, такими как негативное самоотношение и экстернальный локус контроль, а также статистически значимая взаимосвязь между моральной нормативностью и отношением к коррупции.

В трудах выдающихся учёных Т. Н. Горобец, А. И. Гривняка, В. В. Воронина, А. В. Кириченко, А. М. Князева, О. В. Москаленко разработаны психолого-акмеологические технологии противодействия коррупции в системе государственной службы.

Психолого-правовые механизмы формирования антикоррупционной компетентности сотрудников рассмотрены в работах Э. С. Будагова и В. А. Печёнкина.

В работе О. Н. Маноловой предложена концепция развития антикоррупционной устойчивости личности, которая включает категории: склонность к коррупции, коррупционное давление, коррупционную виктимность, ресурс должностного лица, антикоррупционную устойчивость и антикоррупционное профессиональное пространство.

Между тем вопрос о психологических условиях и механизмах формирования психологической устойчивости личности к коррупционным проявлениям остается открытым в связи с методологической неразработанностью.

Впервые в отечественной психологии проблема психологической устойчивости была обозначена Лидией Ильиничной Божович в 1966 году на XVIII Международном психологическом конгрессе, проходившем в Москве. В своём докладе она озвучила главную идею формирования личности — идею устойчивости. Под устойчивостью индивида понимался такой уровень сформированности личности, на котором человек приобретает способность сохранять в различных условиях свои личностные позиции, обладать определенным иммунитетом по отношению к внешним воздействиям — чуждым ему личностным установкам, взглядам и убеждениям. Была показана роль содержательной стороны мотивации в формировании устойчивости личности, ее обусловленность спецификой доминирующего мотива: оказалось, что стремление любыми средствами добиться сиюминутного благополучия («ситуационный эгоизм») — психологическая почва для возникновения неустойчивости личности [1].

Постепенно, в контексте развития отечественной и мировой психологической науки, происходило формирование представления о психологической устойчивости как базовой характеристике личности и самостоятельной категории. Основанием для этого стал синтез и взаимное влияние различных теоретико-методологических подходов, пытающихся предложить наиболее полные и адекватные концептуальные модели психики.

На уровне личностной концепции с позиций мотивационных представлений о структуре личности проблема психологической устойчивости (точнее, стабильности) рассматривалась выдающимся учёным, одним из основателей и лидером отечественной психологической науки — А. Н. Леонтьевым. В своих трудах он подчёркивал, что структура личности представляет собой относительно устойчивую конфигурацию главных, внутри себя иерархизированных, мотивационных линий» [2,3]. Он выделяет три основных параметра личности: широту связей человека с миром, степень их иерархизированности и общую структуру.

А. Н. Леонтьев пишет, что любые формы активности субъекта пересекаются между собой и образуют так называемый «центр личности» (Я), который находится «не в индивиде, не за поверхностью его кожи, а в его бытии» [2, с. 80]. «Я» включено в общую систему взаимосвязей человека и среды. Следовательно, реальное поведение человека зависит не только от его индивидуально-личностных особенностей, но и от тех ситуаций, в которые он бывает вовлечен.

В рамках аффективно — потребностной парадигмы решается проблема устойчивости в работах известного отечественного психолога В. Э. Чудновского [5]. Он отмечает, что уровню сформированности личности соответствует специфическая для этого уровня иерархии потребностей, которая определяет стабильное (устойчивое) поведение личности. Неустойчивость (изменчивость) личности определяется им, как проявление пассивного, приспособительного поведения, опосредованного «чрезмерной податливостью» обстоятельствам, влияниям людей.

По мнению М. Ф. Секач, психологическая устойчивость личности представляет собой сложную «биопсихосоциальную конструкцию, которая включает психическую устойчивость человека, социальную роль и статус личности, религиозную принадлежность (веру), профессию, культуру и мировоззрение, а так же психосоматическое здоровье [4, с.143]. Он отмечает, что ядром психологической устойчивости личности является психическая устойчивость человека, которая включает три психологических процесса (компонента): эмоциональный, интеллектуальный и волевой. С психической устойчивостью человек рождается и в процессе жизни указанные психические процессы или повышает или понижает. Сниженная психическая устойчивость приводит к тому, что, оказавшись в ситуации риска (ситуации испытаний, ситуации потерь, ситуации социальной депривации и т. п.), человек преодолевает ее с негативными последствиями для психического и соматического здоровья, для личностного развития, для сложившихся межличностных отношений.

Поведение психологически устойчивой личности М. Ф. Секач описывает, используя следующую схему: задача — актуализируемый ею мотив — осуществление действий, ведущих к его реализации — осознание трудности — негативная эмоциональная реакция — поиск способа преодоления трудности — понижение силы отрицательных эмоций — улучшение функционирования (и сопутствующая ему оптимизация уровня возбуждения). Поведение психологически неустойчивой личности он схематически представляет следующим образом: задача — мотив — осуществление действий, ведущих к его реализации — осознание трудности — негативная эмоциональная реакция — хаотические поиски выхода — усугубление осознаваемых трудностей — возрастание негативных эмоций — ухудшение функционирования — понижение мотивации или оборонительная реакция.

Таким образом, понятие «психологическая устойчивость» включает в себя целый комплекс способностей, предполагающий совокупность адаптационных процессов, интегрированность личности в смысле сохранения согласованности основных функций, стабильности их выполнения.

Одним из социальных явлений, оказывающих деструктивное влияние на общество и государство в целом, является коррупция. Она разлагает моральную и психологическую устойчивость, как отдельных личностей, так и групп в целом. В ситуациях жизненных испытаний, манипулятивного воздействия, психологическая устойчивость личности позволяет сохранять внутреннюю гармонию и благоприятные межличностные отношения. Она является одной из важнейших характеристик, обеспечивающих равновесие между выживанием и адаптацией человека, с одной стороны и утверждением его индивидуальности с другой. Попытки ее решения — это поиски выходов личности из проблемных ситуаций, к каким и относится коррупция.

Коррупционная ситуация воздействует на поведение человека главным образом через отражение (эмоциональное, перцептивное и понятийное) соотношений между её различными элементами и их значением с точки зрения стремлений, ценностей, целей и планов субъекта. В зависимости от того, как личность воспринимает данную ситуацию, интерпретирует её значение такая и идёт реакция. Поэтому психологическая устойчивость в своих основных параметрах зависит от способности личности к адекватному отражению ситуации, несмотря на переживание трудности.

На основании же выше изложенного, можно заключить, что личность, имеющая высокий уровень психологической устойчивости к коррупционному поведению, характеризуется преобладанием устойчивых индивидуальных установок (моральных, социальных и правовых), удовлетворенностью жизнью, профессией, личным статусом, положительной самооценкой, ответственностью за события своей жизни, в поведении — рефлексивным типом реагирования.

Выявление и повышение уровня психологической устойчивости личности к коррупционному поведению будет способствовать её успешной профессиональной адаптации, качественному выполнению служебной деятельности, профилактике чрезвычайных происшествий в учреждении, психологической подготовке к действиям в сложных ситуациях.

Литература:

1.      Божович Л. И. Устойчивость личности, процесс и условия ее формирования // Материалы XVIII Международного психологического конгресса. Симпозиум 35: Формирование личности в коллективе. — М., 1966. С. 101–111.

2.      Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. — М.: Политиздат, 1977. — 304 с.

3.      Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики / А. Н. Леонтьев. — М.: Изд-во МГУ, 1981. — 584 с.

4.      Секач М. Ф. Психическая устойчивость человека: Монография. — М.: АПКиППРО, 2013. — 356 с.

5.      Чудновский В. Э. Нравственная устойчивость личности. — М.: Педагогика, 1981. — 208 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle