Библиографическое описание:

Рахматуллин Р. Ю. Место иджтихада в мусульманском праве // Молодой ученый. — 2014. — №15. — С. 330-332.

Мусульманское право имеет богатую историю, тесно связанную с решением противоречий, возникавших при применении коранических норм в реальной жизни [1]. Подобные коллизии возникали и возникают и в европейском праве, где они известны как противоречия между естественным и позитивным правом [2].

Известно, что корни мусульманского права находятся в Коране. Однако Коран не дает прямых ответов на многочисленные вопросы, возникающие в повседневной жизни верующих. Уже при жизни Мухаммада возникает проблема соотношения коранических предписаний с традиционными нормами жизни арабских племен — адатом, т. е. обычным правом. К примеру, Коран, в отличие от Торы, никак не оценивает принятую среди многих семитских народов традицию обрезания мальчиков, а с кончиной Мухаммада остро встал вопрос о праве наследования власти в государстве и в религиозной сфере, на который Коран не давал ясного ответа, что и привело к первому расколу в исламе — появлению шиизма и суннизма. Проблемы обострились в связи с расширением географических границ ислама: принявшие ислам новые народы жили до этого по нормам обычного права, зачастую не совпадающими с законами жизни мусульман.

В конечном счете, возникшие правовые проблемы привели к зарождению такой формы законотворчества, как вывод новых норм из коранических предписаний. Большинство существующих ныне норм мусульманского права возникли именно таким путем: они являются производными от отдельных положений Корана. Такая практика исходила от самого Мухаммада, который, став главой первого исламского государства, принимал политические и правовые решения, руководствуясь не только буквой, но и духом Священного писания. Благодаря этой практике складывается второй по значимости источник мусульманского права — Сунна. В исламе Сунна рассматривается в качестве толкования Корана, принадлежащего посланнику Бога Мухаммаду [3]. О необходимости такого толкования говорит сам Бог: «И послали мы тебе (Мухаммаду — Р. Р.) упоминание, чтобы ты разъяснил людям, что им ниспослано — может быть, они подумают!» [4]. Но Сунна в значительной своей части содержит не столько толкования Корана Мухаммадом, сколько описания его действий в тех или иных жизненных ситуациях, а также рекомендации, которые он давал единоверцам. Микротемами Сунны являются хадисы (в шиитском исламе их называют хабарами) — переданные родственниками и сподвижниками Мухаммада слова и примеры из его жизни. Поскольку Мухаммад в исламе считается личностным образцом, его слова и поступки рассматриваются в качестве важных норм жизни мусульман. Эти нормы называются «суннат», а их отличие от коранических норм (фарза) заключается в том, что их выполнение поощряется, а невыполнение не наказывается. Они желательны, но не обязательны. Но это вовсе не означает, что они не имеют отношения к праву: генезис исламских правовых норм происходит под их сильным влиянием.

Таким образом, уже появление Сунны как источника права, дает основание говорить о возможности творения закона человеком (заметим, что субъектом коранических норм является Бог). Получается, что автором норм Сунны является Мухаммад, который по своему разумению истолковывал кораническое предписание и применял его для разрешения той или иной ситуации. Со смертью Мухаммада количество субъектов правотворчества начинает расти. С одной стороны, появляется проблема истолкования самих хадисов, проверки их подлинности. Указанная проблема порождает новую богословскую дисциплину — хадисоведение [5]. С другой стороны, возникает такой источник права как фетвы (фатвы) — богословско-правовые заключения, сделанные авторитетными учеными для разъяснения и применения какого-либо религиозного предписания, включая и религиозно-правовые нормы. Заметим, что этот источник права актуален и сейчас, когда возникают ситуации, неизвестные средневековым богословам и правоведам, создавшим, казалось бы, полную и незыблемую систему права (речь идет о таких явлениях, как донорство спермы, эвтаназия, трансплантация органов, клонирование и т. п., которые не были известны в средневековом исламе). Во всех перечисленных случаях имеет место или истолкование коранических предписаний или же комментарии к их истолкованию — «истолкование истолкования». Сам процесс вывода новых норм из имеющихся получил название «иджтихад».

Слово «итжтихад» происходит из того же корня, что и слово «джихад» и переводится с арабского как усердие, большое старание, прилежание, настойчивость. В энциклопедическом словаре по исламу иджтихад толкуется как «деятельность богослова в изучении и решении вопросов богословско-правового комплекса, система принципов, аргументов, методов и приемов, используемых им при этом исследовании, а также степень авторитетности самого ученого (муджтахида) в знании, интерпретации и комментировании богословско-правовых источников» [6, с. 91]. Статья из этого авторитетного источника позволяет делать вывод, что под иджтихадом понимается и определенный вид деятельности, и оценка личности того, кто этой деятельностью занимается. В текстах по мусульманскому праву в основном речь идет об иджтихаде в первом его значении. В нашей статье мы также будем придерживаться такого понимания иджтихада.

В исламском праве считается, что в Коране и в его толковании Мухаммадом — Сунне — имплицитно содержится решение любого правового вопроса. Проблема лишь в том, как его оттуда извлечь. Поскольку этим занимается человек, то, в первую очередь, это зависит от его личностных качеств. В связи с этим возникает потребность в разработке критериев оценки личности субъекта иджтихада. Современный богослов Юсуф аль-Кардави замечает, что «недопустимо оставлять положение дел таким, когда каждый желающий имел бы доступ к иджтихаду, ибо это приведет к анархии и смуте» [7, c. 67]. Человека, занимающегося иджтихадом, в исламе называют муджтахидом. Это «ученый-богослов, имеющий право выносить самостоятельные решения по важным вопросам фикха (права — Р.Р.)» [6, с. 168]. К нему предъявляются следующие требования:

1.         Хорошие знания арабского языка и всех его грамматических и лексических особенностей. Это связано с тем, что Коран, Сунна и другие важные исламские источники написаны на арабском языке. Поэтому для их адекватного толкования требуется очень хорошее знание этого языка.

2.         Знание Корана наизусть.

3.         Знание обстоятельств появления всех сур (глав — Р. Р.) и аятов (стихов — Р. Р.) Корана. Знание того, как понимали Коран сподвижники Мухаммада и как они выполняли коранические предписания. Также муджтахид должен быть знаком со всеми имеющимися толкованиями Корана (тафсирами).

4.         Хорошее знание Сунны и имеющихся комментариев к хадисам, цепочку имен передатчиков каждого хадиса (иснад), степень надежности каждого передатчика в этой цепочке. Он также должен знать обстоятельства появления каждого хадиса, уметь согласовывать между собой внешне противоречащие друг другу хадисы.

5.         Знание обстоятельств появления не вызывающих и вызывающих сомнения мусульманского сообщества юридических норм и предписаний.

6.         Владение методикой интерпретации источников права и правовых документов.

7.         Умение критично оценивать и ясно излагать полученные выводы.

8.         Соблюдение всех норм шариата, преданность исламу.

Такими качествами обладал сам Мухаммад и его сподвижники — ансары (числом примерно сорок человек), а также основатели религиозно-правовых школ (мазхабов). Но как быть с остальными муджтахидами?

Существует мнение, что в суннитском исламе «ворота иджтихада» закрылись еще в XI веке, поэтому потребность в муджтахидах исчезла. Это объясняют тем, что основы права были в достаточной мере разработаны в мазхабах, и теперь свобода правоведа заключается лишь в выборе того варианта решения, который имеется в том или ином мазхабе. Поэтому иджтихад должен уступить место таклибу — подражанию известному в истории права решению, т. е. прецеденту. Однако сторонники ханбалитского мазхаба, принадлежащего к суннизму, а также последователи шиитского ислама так не считают. Они полагают, что иджтихад, возникший еще во времена Мухаммада, актуален всегда. При этом ссылаются на случай, имевший место в исламе, когда Мухаммад инструктировал своего сподвижника Муаза ибн Джабаля назначенного на должность наместника в Йемене. Он спросил его: «Что ты предпримешь, если будешь решать возникший перед тобой вопрос?». Муаз ответил: «Приму решение согласно Корану». «А если там не найдешь ответа?» — спросил Мухаммад. «Буду руководствоваться Сунной» — ответил Муаз. «А если и там нет ответа?» — продолжил Мухаммад. «Тогда вынесу решение по собственному усмотрению» — сказал Муаз. Услышав этот ответ, Мухаммад положил руку на грудь Муаза и произнес: «Слава Аллаху, наставившего моего сподвижника на истинный путь».

Думается, сторонники «открытия ворот» иджтихада правы: современные мусульмане живут в условиях кардинальных изменений в области экономической, политической, научной, социальной и духовной жизни, породивших потребность их осмысления и нормативного регулирования. А это невозможно без «открытия ворот» иджтихада. В пользу этого утверждения говорит и существование в столице суннитского ислама — Мекке — исламской академии правоведения, в работе которой участвуют известные исламские правоведы. Решения, принимаемые Советом этого учреждения, основываются на иджтихадах этих ученых-правоведов.

Если ныне и можно говорить о «закрытии ворот» иджтихада, то это касается лишь запрета на изменения выработанных в «золотой век» развития мусульманского права требований к муджтахиду и к методологии иджтихада: если их игнорировать, то такую законотворческую деятельность нельзя называть иджтихадом. Например, таким важным требованием является соблюдение границ иджтихада: его предметом не могут быть основания веры и вопросы, на которые существуют ясные ответы в Коране и Сунне. Т. е. муджтахид не должен заниматься вопросами правомерности или неправомерности пятикратной молитвы, поста, признания единства Бога, кражи, убийства, обмана, прелюбодеяния т. п. Предметом иджтихада были и остаются два вида феноменов: а) до конца не отрегулированные предшественниками проблемы права, имеющие разные толкования. К ним, например, относится проблема предопределения и её правовые последствия: если все определяется Богом (коранический тезис), то возникает вопрос о допустимости наказания за преступление; б) никак не отраженные в Коране и Сунне новые явления, имеющие правовой характер. Ныне, например, к ним относятся отключение врачом прибора, поддерживающего жизнь безнадежного больного или нарушение правил перевозки грузов, ставшее причиной ДТП.

Незыблемой осталась и методология иджтихада. Муджтахид при принятии решения прежде всего должен ориентироваться на предписания Корана и Сунны: по вопросам, прямо урегулированным Кораном или Сунной, права на иджтихад никто не имеет. После Корана и Сунны следуют нормы, исходящие от ансаров, затем — доктрины основателей мазхабов и иджма (единодушное мнение авторитетных богословов по тому или иному вопросу). При этом основными методами получения выводного знания выступают дедукция и аналогия (кийас). Правда, кийас, как способ решения правовой коллизии, признают не все исламские правоведы: в религиозно-правовой школе ханбалитов его не считают приемлемым средством правового решения. Некоторые муджтахиды относят кийас к источникам права, а некоторые — нет [8, с. 118–119]. Думается, кийас как метод иджтихада можно применять, но при этом нужно помнить, что аналогия позволяет сделать только вероятностные выводы, ибо абсолютно тождественных ситуаций не бывает [9, с. 139–143]. Отсюда следует, что при иджтихаде кийас должен быть дополнен другими методами вывода нового предписания.

Литература:

1.         Рахматуллин Р. Ю. Генетические источники мусульманского права // Научный вестник Омской академии МВД России. 2011. № 4 (43).

2.         Рахматуллин Р. Ю. Естественное и позитивное право как единство противоположностей // Молодой ученый. 2013. № 12 (59).

3.         Рахматуллин Р. Ю. Мусульманские правовые школы суннитского толка // Правовое государство: Теория и практика. 2009. № 16.

4.         Коран. 16: 44.

5.         Бёртон Дж. Мусульманское предание: Введение в хадисоведение. СПб.: «Издательство «ДИЛЯ», 2006.

6.         Ал-иджтихад // Ислам: Энциклопедический словарь. М.: Наука, 1991.

7.         Аль-Кардави Ю. Современный иджтихад: от беспорядка к порядку. Казань: Иман, 2001.

8.         Мамиргов М. З. Книга исламских сект и вероучений. М.: Телевидеокампания «Исламский Мир», 2007.

9.         Рахматуллин Р. Ю., Исаев А. А., Линкевич А. Е. Логика: учебное пособие. Уфа: УЮИ МВД РФ, 2010.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle