Библиографическое описание:

Пурге А. Р. Проблемы правоприменительной практики лишения и ограничения родительских прав // Молодой ученый. — 2014. — №14. — С. 205-209.

Лишение и ограничение родительских прав, осуществляемые в судебном порядке, неизбежно связаны с разрешением ряда вопросов, стоящих перед судом при вынесении решения по делу. Обобщение практики рассмотрения таких дел показало, что у судов возникают неясности, спорные вопросы, касающиеся применения норм семейного и процессуального права, регламентирующих порядок, основания и последствия лишения и ограничения родительских прав. Некоторые из возникающих вопросов нашли разъяснение в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» [1], однако, несмотря на это, в правоприменительной практике проявляют себя проблемные аспекты, которые требуют всестороннего анализа и решения.

Характерной особенностью таких дел является то, что они рассматриваются с участием прокурора и органа опеки и попечительства. Президиум Верховного Суда РФ в Обзоре практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей от 20 июля 2011 г. указал на то, что «дела об ограничении либо о лишении родительских прав, а также о восстановлении в родительских правах в соответствии с требованиями закона (ст. 45 ГПК РФ, п. 2 ст. 70, п. 2 ст. 72, п. 4 ст. 73 СК РФ) рассматриваются с участием прокурора, который дает заключение по делу» [2]. На обязательное участие органа опеки и попечительства и прокурора по указанным категориям споров обращено внимание судов и в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10, где указывается, что «при рассмотрении судом дел, связанных с воспитанием детей, необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч. 2 ст. 47 ГПК РФ и ст. 78 СК РФ к участию в деле, независимо от того, кем предъявлен иск в защиту интересов ребенка, должен быть привлечен орган опеки и попечительства, который обязан провести обследование условий жизни ребенка и лица (лиц), претендующего на его воспитание, а также представить суду акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора, подлежащее оценке в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами. Заключение органа опеки и попечительства, исходя из п. 1 ст. 34 ГК РФ и п. 2 ст. 121 СК РФ, должно быть подписано руководителем органа местного самоуправления либо уполномоченным на это должностным лицом подразделения органа местного самоуправления, на которое возложено осуществление функций по охране прав детей» [1].

Серьезной практической проблемой является формальный подход судов к рассмотрению дел о лишении родительских прав. Поскольку лишение родительских прав представляет собой исключительную меру, влекущую за собой серьезные правовые последствия, как для родителя, так и для его ребенка, суды должны относиться к рассмотрению таких дел со всей ответственностью, полностью исключить формальное отношение к процедуре лишения родительских прав. Однако, суды иногда забывают о том, что лишение родительских прав — крайняя мера. Зачастую суду достаточно заключения органа опеки и попечительства или прокурора, чтобы лишить родителя родительских прав, а реальное исследование обстоятельств дела по существу судом не осуществляется. Между тем органы опеки и попечительства иногда подают иски о лишении родительских прав, не имеющие под собой реального основания. В подавляющем большинстве случаев иски о лишении родительских прав, поданные прокурором или органом опеки и попечительства, удовлетворяются судом. В случае если с исковым заявлением обращается один из родителей, судьи, проверив обоснованность требований, иногда принимают решение об отказе. При этом у второго родителя появляется возможность переосмыслить свое отношение к ребенку.

Суды должны учитывать, что родители могут быть лишены судом родительских прав только по основаниям, предусмотренным ст.69 Семейного кодекса РФ, и только в случае их виновного поведения. Не могут быть лишены родительских прав лица, не выполняющие свои родительские обязанности вследствие стечения тяжелых обстоятельств и по другим причинам, от них не зависящим (например, психического расстройства или иного хронического заболевания, за исключением лиц, страдающих хроническим алкоголизмом или наркоманией). Ни в ком случае лишение родительских прав не должно производиться из-за бедности семьи и тому подобных обстоятельств. В таких случаях социальные службы должны оказывать помощь семье, но не лишать родителей родительских прав. Но и даже в исключительных случаях, при доказанности виновного поведения родителя, то есть и при наличии оснований для удовлетворения иска о лишении родительских прав, суд с учетом характера поведения родителя, его личности и других конкретных обстоятельств вправе отказать в удовлетворении иска о лишении его родительских прав. При этом суд обязан предупредить ответчика о необходимости изменения своего отношения к воспитанию детей, возложив на органы опеки и попечительства контроль за выполнением им родительских обязанностей.

Так, например, 5 марта 2010 г. Пограничный районный суд Приморского края, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Территориального отдела опеки и попечительства Департамента образования и науки Приморского края по Ханкайскому району к Б. о лишении его родительских прав, установил, что отдел опеки и попечительства обратился в суд в интересах несовершеннолетних детей К. и Д., отец которых — Б. — ненадлежащим образом исполняет свои родительские обязанности по воспитанию, содержанию и обучению своих дочерей, которые с октября 2008 г. проживают у бабушки Г. в Ханкайском районе. Воспитанием детей и материальным содержанием занимается бабушка. Мать детей О. проживает отдельно, воспитанием дочерей также не занимается. По решению суда от 31 октября 2008 г. брак между О. и Б. расторгнут. Ответчик проживает отдельно, в Пограничном районе в гражданском браке, на служебной жилплощади сожительницы, не занимается воспитанием и содержанием своих детей, не интересуется их здоровьем, имеет задолженность по алиментам.

В судебном заседании ответчик заявил, что от воспитания детей он не отказывается, уже имеет постоянную работу, положительно характеризуется, к административной ответственности за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей не привлекался, желает забрать младшую дочь к себе, его сожительница не возражает, чтобы дети жили с ними, однако бабушка, якобы, против этого, а бывшая жена хочет лишить его родительских прав, чтобы бабушка Г. смогла оформить опеку над детьми.

Бабушка детей, находившаяся в судебном заседании в качестве свидетеля, пояснила суду, что дети постоянно проживают с ней, родители устраивают свою личную жизнь, детьми не интересуются, при этом она не против, чтобы он забрал детей в Пограничный район, но ответчик, а особенно его родители, избирательно относятся к детям, старшую К., они вообще не признают за родную.

На вопрос суда отец ответчика, находившийся в качестве свидетеля, уточнил, что они, как родители ответчика, любят и признают только младшую внучку Д., а старшую К., не признают за свою внучку, т. к. сомневаются в отцовстве ответчика.

В ходе судебного разбирательства было опрошено множество свидетелей, как со стороны истца, так и со стороны ответчика. Также было заслушано заключение прокурора, который полагал необходимым исковые требования удовлетворить. В результате суд пришел к выводу, что исковые требования о лишении родительских прав подлежат удовлетворению, так как несовершеннолетняя К. проживает у бабушки почти с рождения, а несовершеннолетняя Д. живет у бабушки с момента развода родителей. Ответчик судьбой дочерей не интересуется, не проявляют заботу об их воспитании и содержании, не принял мер к тому, чтобы забрать их в свою семью, не решил вопрос в судебном порядке об определении места жительства детей с отцом. Указанные обстоятельства подтверждаются показаниями свидетелей П., Г., М., а также материалами дела. В соответствии с актом обследования жилищно-бытовых условий Г., несовершеннолетние дети проживают с бабушкой, дедушкой и тетей. В квартире есть все необходимые предметы быта, продукты питания, хорошие условия для проживания детей. Дети посещают школьное и дошкольное учреждения. Бабушка занимается воспитанием детей. Отца не видели не в детском саду, ни в школе, куда ходят дети. По мнению суда, указанные факты свидетельствуют о безразличном отношении ответчика к судьбе своих дочерей, учетом изложенного истец считает необходимым в интересах несовершеннолетних К.и Д. лишить ответчика родительских прав.

Вместе с тем, согласно характеристик участкового МОБ ОВД по Пограничному муниципальному району Ш., отец девочек Б.. по месту жительства характеризуются положительно, к административной ответственности не привлекался, жалоб от соседей не поступало, в употреблении спиртных напитков не замечен, но состоял на учете нарколога в Пограничной ЦРБ и был судим по ст. 228 УК РФ. Согласно характеристике Б. с места работы, он характеризуется положительно, как ответственный, добросовестный, дисциплинированный и трудолюбивый работник. Жилищные условия отца позволяют ему забрать детей к себе.

По данному делу суд принял решение о лишении родительских прав, передав детей под опеку территориального отдела опеки и попечительства по Ханкайскому муниципальному району Департамента образования и науки Приморского края [3].

Думается, что в данном случае суд подошел к решению вопроса формально, основываясь только на заключениях прокурора и мнении органа опеки и попечительства, не дав отцу шанса на исправление. Суд не учел, что лишение родительских прав является крайней и исключительной мерой семейно-правовой ответственности.

Следует отметить, что во многих случаях, когда иски подаются прокурором или, как в данном случае, органом опеки и попечительства, они судом удовлетворяются. Как отмечает А. Усачева, «анализируя судебное решение, можно сказать, что если с исковым заявлением о лишении родительских прав обращается представитель органа опеки, либо прокурор, то данный факт — сигнал для суда, что ситуация с ребенком достигла критического уровня и необходимо принимать оперативные меры. Подобные иски судьями удовлетворяются. В случае если с исковым заявлением обращается один из родителей, судьи, проверив обоснованность требований, иногда принимают решение об отказе. Вместе с тем у второго родителя появляются возможность переосмыслить свое отношение к ребенку» [4].

В другом случае суд, наоборот, дал возможность родителю исправиться. Так, Черниговский районный суд отказал в удовлетворении требований гр-ки Т., обратившейся в суд с иском о лишении родительских прав бывшего супруга. Она считала, что мужчина не в полной мере занимается воспитанием дочери, алименты выплачивает не регулярно, их сумма не достаточна для содержания ребенка. Однако, судом была принята во внимание положительная характеристика ответчика, его желание поддерживать с ребенком отношения иные обстоятельств дела. Суд не нашел достаточных оснований для удовлетворения требований о лишении родительских прав гр. Т., поэтому в иске отказал [5].

Лишение родительских прав является крайней мерой ответственности родителей и может применяться только в случае их виновного поведения. Обстоятельства, установленные ст. 69 СК РФ должны быть доказаны истцом. Практическая проблема в данном случае заключается в том, что в Приморском крае имели место случаи вынесения решения судом без достаточных доказательств, подтверждающих основания лишения родительских прав, в результате чего решение отменялось судом вышестоящей инстанции. Такие случаи недопустимы. Думается, что дела о лишении родительских прав, как обладающие особой сложностью, должны рассматривать наиболее опытные судьи.

Так, например, в кассационном порядке было отменено решение Находкинского городского суда о лишении родительских прав Е. в отношении ее дочери Е., 1995 года рождения, поскольку в деле отсутствовали достаточные доказательства виновного поведения ответчицы, а также не было учтено мнение ребенка, достигшего возраста 13 лет. Суд первой инстанции, применяя к Е. крайнюю меру ответственности, ограничился указанием на то, что ответчица находится в местах лишения свободы и состоит на диспансерном учете с синдромом зависимости от опиоидов. Однако какие-либо медицинские документы в подтверждение заболевания ответчицы хронической наркоманией или алкоголизмом, что в силу ст. 69 Семейного кодекса РФ является одним из оснований для лишения родительских прав, в деле отсутствовали. Медицинское заключение о характере наркотической зависимости Е. судом не истребовалось. Мнение ребенка, достигшего возраста 13 лет, по вопросу лишения матери родительских прав судом не выяснялось, хотя отношения между матерью и дочерью не прерваны. Согласно ст. 57 Семейного кодекса РФ учет мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет, при разрешении вопросов, связанных с воспитанием детей, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. Поскольку решение суда постановлено на недоказанных обстоятельствах и без установления сведений, имеющих юридическое значение, суд кассационной инстанции решение суда отменил и направил де-ло на новое рассмотрение [6].

Таким образом, поскольку лишение родительских прав является крайней мерой ответственности родителей, то, очевидно, что оно должно применяться только в самом крайнем случае. Ведь одной из важных государственных задач в сфере защиты материнства, отцовства и детства является помощь родителям в воспитании детей. Необходимо предпринимать все меры, чтобы ребенок оставался в семье. С этой целью следует добиться того, чтобы лишение родительских прав как крайняя мера воздействия применялось реже. В реальной жизни случаются ситуации, когда вопрос о лишении родительских прав остро не стоит, но вместе с тем нужно прореагировать на поведение родителей, граничащее с противоправным. В такой ситуации предлагается дополнить СК РФ статьей, предусматривающей вынесение предупреждения судом при рассмотрении иска о лишении родительских прав. В данном случае можно согласиться с П. Н. Мардахаевой, которая предлагает дополнить СК РФ ст. 69.1 («Предупреждение, выносимое судом при рассмотрении иска о лишении родительских прав») следующего содержания: «При отсутствии достаточных оснований для лишения родительских прав суд вправе отказать в удовлетворении иска о лишении родительских прав и вынести в адрес родителя (родителей) предупреждение. Совершение родителем (родителями) деяний, предусмотренных статьей 69 настоящего Кодекса, в течение одного года со дня вынесения в его (их) адрес предупреждения, является основанием для удовлетворения иска о лишении родительских прав» [7, с. 15].

Следует отметить, что на практике суды выносят предупреждение о недопустимости уклонения и ненадлежащего выполнения обязанностей родителя по воспитанию и содержанию в отношении несовершеннолетнего ребенка.

Так, 5 июля 2012 г. Лефортовский районный суд г. Москвы, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску отца Л. к матери Б. о лишении ее родительских прав в отношении дочери Д. и взыскании алиментов, установил, что брак между истцом и его супругой был расторгнут, от брака имеется совместный ребенок Д., 2002 г. рождения, после расторжения брака ответчица перестала участвовать в воспитании ребенка, интересоваться здоровьем дочери, ухаживать за ней, их дочь проживает с ним, он полностью занимается ребенком. Ответчица постоянно отсутствует, приезжает к ребенку через 3–4 месяца, короткое время видится, после чего ребенок не желает встречаться с матерью. Поэтому истец просит суд лишить родительских прав мать Б. в отношении дочери Д. и взыскать алименты в твердой денежной сумме в размере 7825 руб. ежемесячно, с даты подачи искового заявления.

Ответчица Б. в суд явилась, иск о лишении родительских прав не признала, пояснила, что с истцом и их общей несовершеннолетней дочерью не проживает. После развода с истцом была договоренность, что ребенок остается проживать с отцом, т. к. истец заботится о ребенке, имеет жилье, создал новую семью, в которой заботятся о детях. Она не имеет возможности постоянно находиться с ребенком, в настоящее время не работает, доходов не имеет, часто проживает в другом государстве, считает, что истец может дать ребенку больше, чем она, но также желает принимать участие в жизни ребенка, участвовать в воспитании и готова выплачивать алименты. Просила дать ей возможность исправиться.

Представитель органа опеки и попечительства поддержал исковые требования в части, пояснив, что алименты подлежит взыскать с ответчика, но вместе с тем необходимо предупредить ответчика о ненадлежащем исполнении обязанностей родителя и дать возможность исправиться.

Выслушав объяснения участников процесса, прокурора, полагавшего отказать в иске о лишении родительских прав, исследовав и оценив письменные материалы дела, суд нашел иск подлежащим удовлетворению только в части взыскания алиментов. Свое решение суд мотивировал тем, что согласно ст. 63 Семейного кодекса РФ родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей. Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. В соответствии со ст. 64 СК РФ защита прав и интересов детей возлагается на их родителей и ст. 65 СК РФ родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Согласно ст. 69 СК РФ родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если они уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов, отказываются без уважительных причин забрать своего ребенка из воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или других аналогичных учреждений, злоупотребляют своими родительскими правами. На основании ст. 71 СК РФ лишение родительских прав не освобождает родителей от обязанности содержать своего ребенка а согласно ст.ст. 80, 83 СК РФ родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей, если же родители не предоставляют содержание своим детям, то с них взыскиваются алименты в судебном порядке. Как указано в п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», лишение родительских прав является крайней мерой.

Из пояснений сторон, представленных документов следует, что отсутствуют основания для лишения ответчика родительских прав в отношении несовершеннолетней дочери, и в настоящее время лишать родительских прав ответчика нецелесообразно, т. к. ответчик желает участвовать в жизни дочери, оказывать материальную помощь. Судом не было установлено исчерпывающих оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 69 СК РФ для лишения родительских прав. Судом было установлено, что ответчик не выполнял в полной мере обязанности по содержанию ребенка, не перечислял деньги на его содержание, в настоящий момент временно не работает. Исходя из этого, имеются основания с учетом Постановления Правительства Москвы от 20 марта 2012 г. «Об установлении величины прожиточного минимума в г. Москве за 4 квартал 2011 г»., для взыскания алиментов с ответчика в твердой денежной сумме.

При установленных обстоятельствах суд своим решением вынес Б. предупреждение о недопустимости уклонения и ненадлежащего выполнения обязанностей родителя по воспитанию и содержанию в отношении несовершеннолетнего ребенка Д. и взыскал с Б. в пользу Л. на содержание ребенка Д. алименты в твердой денежной сумме в размере 7825 рублей ежемесячно, начиная с 1 июня 2012 г., и до ее совершеннолетия, в остальной части иска было отказано [8].

Приведенный пример свидетельствует о том, что лишение родительских прав не всегда является целесообразным. Всякий раз необходимо учитывать все обстоятельства дела, допуская возможность иного способа разрешения ситуации. Как отмечает Е. А. Татаринцева, «семья — сложный организм, в отношении которого в каждом отдельном случае требуется индивидуальное решение» [9, с. 4]. Исходя из рассмотренного, лишение родительских прав представляет собой крайнюю меру, которая должна применяться судами только в случаях, когда иным путем поступить невозможно. В подобных случаях перед правоприменителем остро стоит вопрос о том, какую меру семейно-правовой ответственности избрать в отношении лица, поскольку в некоторых случаях достаточно применить ограничение в родительских правах, а затем уже — лишение, если ситуация не преобразуется в лучшую сторону.

Ограничение родительских прав также связано с некоторыми проблемными моментами. В частности, ограничение родительских прав, будучи мерой предупредительного характера, имеет испытательный срок — шесть месяцев (п. 2 ст. 73 СК РФ). Указанный срок назначается судами на практике. Однако, как справедливо отмечает С. И. Смирновская, «шести месяцев мало для изменения поведения родителей (одного из них). Поэтому целесообразно внести изменения в п. 2 ст., 73 Семейного кодекса, увеличив этот срок до одного года. Испытательный срок не применим к лицам, страдающим хроническим заболеванием, которое не подлежит коррекции. Поэтому предлагается дополнить п. 2 ст. 73 Семейного кодекса положением о том, что «органы опеки и попечительства, по общему правилу, обязаны предъявить иск о лишении родительских прав лиц, ограниченных в родительских правах, по истечении указанного срока» [10, с. 11].

Кроме того, следует отметить, что законодательство не предусматривает четкой грани между основаниями лишения и ограничения родительских прав, что, как свидетельствуют проанализированные материалы судебной практики, создает сложности в квалификации соответствующих отношений и в нужной степени не обеспечивает эффективной защитой семейные права граждан. Очевидно, что нужно четко разграничить в законе, по каким основаниям производится лишение родительских прав, а по каким — ограничение. Рассмотренные примеры из судебной практики свидетельствуют о том, что практически в одних и тех же ситуациях одни суды лишали родителей родительских прав, а другие — ограничивали. Такая ситуация не способствует ясности и определенности, а относит решение вопроса исключительно на усмотрение суда, что не совсем правильно.

Таким образом, действующее законодательство, регламентирующее основания и порядок лишения и ограничения родительских прав нуждается в некоторой корректировке, что позволит применять его более эффективно и результативно.

Литература:

1.         О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10 (в ред. от 06.02.2007 г. № 6) // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2007. — № 5. — С. 7–14.

2.         Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей: утвержден Президиумом Верховного Суда РФ от 20 июля 2011 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2012. — № 7. — С. 2–11.

3.         Решение Пограничного районного суда Приморского края от 5 марта 2010 г. [Электронный ресурс] / Официальный сайт Пограничного районного суда Приморского края. — 2014. — Режим доступа: http://pogranichny.prm.sudrf.ru.

4.         Усачева А. Лишение родительских прав: немного о статистике и о судах / А. Усачева [Электронный ресурс] / Межрегиональная общественная организация «За права семьи». — 2014. — Режим доступа: http://blog.profamilia.ru/post/490.

5.         Решение Вахитовского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 21 августа 2012 г. [Электронный ресурс] / РосПравосудие. — 2014. — Режим доступа: https://rospravosudie.com.

6.         Лишение родительских прав является крайней мерой ответственности родителей и может применяться только в случае их виновного поведения [Электронный ресурс] / Официальный сайт Приморского краевого суда. — 2014. — Режим доступа: http://kraevoy.prm.sudrf.ru.

7.         Мардахаева П.Н Лишение родительских прав как мера семейно-правовой ответственности: автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / Мардахаева П. Н.; Рос. прав. акад. Мин-ва юсти-ции РФ. — М., 2005. — 18 с.

8.         Решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 5 июля 2012 г. [Электронный ресурс] / Центр защиты семейных и жилищных прав. — 2014. — Режим доступа: http://advokat-7i.ru/sudebnaja-praktika.

9.         Татаринцева Е. А. Правовой статус родителей / Е. А. Татаринцева // Закон. — 2012. — № 10. — С. 4–6.

10.     Смирновская С. И. Ограничение родительских прав по семейному законодательству Российской Федерации: дис.... канд. юрид. наук: 12.00.03 / С. И. Смирновская; Российская академия наук. Институт государства и права. — М., 2007. — 176 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle