Библиографическое описание:

Гаврилов А. А. Интегрированный подход к анализу медиареальности как результат синтеза теории отражения и конструктивистской парадигмы // Молодой ученый. — 2014. — №14. — С. 324-327.

Основываясь на синтезе диалектико-материалистической теории отражения и конструктивистской методологической традиции, автор предпринимает попытку обосновать интегрированный подход к исследованию феномена медиареальности. В статье особое внимание уделяется соотношению реалистической и антиреалистической парадигмы, выявлению их сильных и слабых сторон, а также анализу конструктивистского направления, которое еще недостаточно глубоко изучено в современной отечественной философской науке.

Ключевые слова: медиареальность, конструктивизм, радикальный конструктивизм, теория отражения, интегрированный подход.

Based on synthesis of the dialectic-materialistic theory of reflection and constructivist methodological tradition, the author makes an attempt to prove an integrated approach to research of a phenomenon of media reality. The special attention in article is paid to a ratio of a realistic and anti-realistic paradigm, identification their strong and weaknesses, and also to the analysis of the constructivist direction which else is insufficiently deeply studied in modern Russian philosophical science.

Keywords:mediareality, radical constructivism, reflection theory, integrated approach.

При исследовании медиареальности мы, так или иначе, сталкиваемся с дилеммой: «медиа отражают реальность или конструируют ее?». С точки зрения сторонников коммуникативистского подхода медиа отражают действительность, конструктивисты же утверждают обратное. В рамках данной работы мы попытаемся выявить сильные стороны вышеуказанных подходов, на базе чего предложить интегрированный подход к анализу медиареальности. Вследствие этого особый акцент хотелось бы сделать на конструктивистской парадигме, а также на диалектической теории отражения.

Конструктивизм как философское направление возник в 70-х — 80-х годах XX-го века. Основы конструктивистской традиции были заложены в работах А. Шюца, П. Бергера, Т. Лукмана, Ж. Пиаже, У. Матурана, Ф. Варелы, Э. фон Глазерсфельда, Н. Лумана. Главной идеей конструктивистов является признание активной роли познающего субъекта в конструировании реальности, иными словами, любая познавательная деятельность рассматривается как создание конструкта. Согласно конструктивистской парадигме знания не содержатся непосредственно в объективной реальности и не извлекаются из нее в ходе «движения от относительной к абсолютной истине», а конструируются познающим субъектом в виде различного рода моделей, которые могут быть как альтернативными, так и взаимно дополнительными [6, с. 76]. Конструктивисты считают, что не существует никакой иной реальности, кроме реальности, создаваемой человеком. Сторонники радикального конструктивизма вообще утверждают, что реальность в максимальной степени антропогенна, субъективна, аксиологична, а объективной реальности не существует вовсе. Подобные методологические установки находятся в оппозиции реалистической теории отражения и неоднократно подвергались критике со стороны представителей реализма.

Э. Глазерсфельд, сторонник радикального конструктивизма, возражая обвинениям реалистов в солипсизме, утверждал, что конструктивизм есть методология познания и не претендует на решение онтологических вопросов, следовательно, возможность существования определенной реальности в конструктивистской парадигме допустима, «однако эта допустимость совершенно бесполезна для человека в процессе конструирования им его собственной реальности, называемой знанием» [8, с. 57]. Позиция Глазерсфельда касательно вопроса объективной реальности состоит в том, что он не отрицает существование какой-либо действительности в принципе, а лишь обоснованно воздерживается от любых утверждений онтологического характера: «Конструктивизм не говорит о том, что не существует ни мира, ни других людей; он лишь придерживается того мнения, что, насколько нам это известно, и мир, и другие люди суть модели, которые мы сами и конструируем» [8, с. 57]. Отечественный исследователь А. В. Кезин, в свою очередь, подобную позицию критикует, называя конструктивистов «внутренними реалистами», за то, что они принимают в расчет внутренние и отрицают внешние способы обоснования: «радикальный конструктивизм имеет предпосылкой «внутренний реализм», «объекты» (онтология) которого продуцируются посредством внутренних конструкционных принципов наблюдателя. Вопрос о «Действительности» в смысле независимости от понятийной системы, когнитивных рамок, схемы и т. п. становится бессмысленным» [3, с. 17]. Однако, как отмечает Кезин, определенные онтологические предпосылки для некоторых ученых необходимы и далее приводит цитату конструктивиста и нейрофизиолога Герхарда Рота: «Каждый биолог, сталкивающийся с проблемой когнитивности, склонен признавать существование независимого от сознания мира, который имеет какой-то порядок, допускающий жизнь в ее настоящем выражении, иначе любые конструкции становятся бесполезными» [3, с. 17].

На наш взгляд, полностью отказываться от идеи существования объективной реальности и от теории отражения реальности в процессе познания не совсем корректно и целесообразно. Несомненно, реализм приводит к определенному скептицизму, к невозможности познания объективной реальности, причем, с точки зрения реалистов, объективная реальность дана нам и существует независимо от нашего опыта, иными словами неизбежно подразумевается разрыв между сознанием и миром. П. Д. Абрамов справедливо отмечает, что при подобном рассмотрении процесса познания в рамках реализма получается, что «субъект и внешний мир отделены друг от друга и непонятно, как они вообще взаимодействуют» [2, с. 17]. Но не принесет плодов и полное отрицание существования объективной реальности, в этом случае познание осуществляется в рамках закрытой системы, в которой познаваемая реальность является порождением субъективного сознания, к тому же, довольно спорным и сложным остается вопрос о специфике конструктивной активности познающего субъекта по отношению к реальности, а точнее — в чем конкретно данная активность состоит. В случае, когда ни одна из оппозиционных точек зрения не приносит необходимых результатов, необходимо предложить компромиссный вариант как некую диалектическую гипотезу, сочетающую в себе элементы реализма и антиреализма. Следует сказать, что оба этих направления в чистом виде встречаются крайне редко, и, как правило, многие философы являются реалистами относительно одних сущностей и антиреалистами — относительно других.

П. Д. Абрамов, соотнося реалистическую и антиреалистическую парадигмы, отмечает, что полярные варианты, минимизирующие активность субъекта либо воздействие внешнего мира, не очень убедительны, поскольку ведут к противоречию (как, например, в случае с «вещами самими по себе» Канта). Компромиссные же концепции к противоречиям не ведут, но влекут за собой массу дополнительных вопросов [2, с. 17]. Но, с нашей точки зрения, в подобном случае необходимо учитывать высказанную П. Рикёром в «Герменевтике и методе социальных наук» мысль о том, что подобная дискуссионность, множественность интерпретаций и даже конфликт интерпретаций являются не недостатком или пороком, а достоинством понимания, образующего суть интерпретации [7, с. 8].

В рамках данного исследования мы предприняли попытку интегрировать теорию отражения и конструктивистскую позицию. Исходным пунктом теории отражения служит диалектико-материалистический принцип отражения, согласно которому результаты познания должны быть относительно адекватны своему источнику-оригиналу, что достигается посредством двух взаимосвязанных процессов: активным извлечением нужных и исключением ненужных сведений об оригинале. В марксистской философии отражение понимается как диалектически сложный и противоречивый процесс взаимодействия чувственного и рационального познания, мыслительной и практической деятельности, как процесс, в котором человек не пассивно приспосабливается к внешнему миру, а воздействует на него, преобразуя и подчиняя его своим целям. Подобная активность субъекта познания обусловлена, прежде всего, практическим отношением человека к окружающему миру, которое дополняется познавательной деятельностью. Ведь именно познание мира, его свойств, закономерностей развития помогает человеку осуществлять свою практическую деятельность. Таким образом, диалектико-материалистическая теория отражения исходит из принципа единства познания и практической деятельности, что и определяет активность познающего субъекта по отношению к внешнему миру, направленная на получение знания, адекватного сущности и содержанию объекта познания. Однако объект познания существует независимо от субъекта — в сознании познающего появляется лишь отражение в виде образа, копии объекта. В. И. Ленин справедливо указывал, что наши представления не есть существующая вне нас действительность, а только образ этой действительности [5, с.66], а сам процесс познания «есть отражение человеком природы. Но это не простое, не непосредственное, не цельное отражение, а процесс ряда абстракций, формирования, образования понятий, законов etc., каковые понятия, законы... охватывают условно, приблизительно универсальную закономерность вечно движущейся и развивающейся природы» [4, С. 163–164] — то есть отражение, по сути, и есть процесс создания (построения, конструирования) субъектом интерпретации (модели) мира — конструкции.

Мы придерживаемся точки зрения конструктивистов, касательно того, что абсолютная истина недостижима и объективного знания не существует, но в то же время мы не отказываемся от идеи существования объективной реальности и возможности ее отражения субъектом в процессе познания, но подобное отражение не является «фотографическим», «зеркальным», точно воспроизводящим реальность, оно всегда субъективно, фрагментарно. Именно на базе этого мы склонны рассматривать медиа как субъект познания реальности, который стоит между социальной реальностью и человеком. Медиа, отражая действительность, отчасти теряют связь с реальностью, конструируя на основе различного рода знаков медиареальность как реальность, замещающую природный и социальный мир. Медиареальность понимается нами как интегральный конструкт субъектов социальной действительности — с одной стороны, продуцентов медиа, а с другой, аудитории, включенной в процесс конструирования социальной реальности.

Схожей позиции придерживается немецкий исследователь, профессор Лейпцигского Университета Гюнтер Бентель. Ответ на вопрос «медиа отражают реальность или конструируют ее», Бентель видит в том, что медиа одновременно и отражают, и конструируют реальность. Данная точка зрения подвергалась резкой критике, прежде всего, со стороны конструктивистов, исключающих возможность существования объективной действительности и возможности ее отражения. В ответ Бентель справедливо указал на методологические недостатки конструктивистского подхода при анализе медиареальности, обозначив тем самым сильные стороны интегрированной концепции (сочетающей в себе элементы реалистической и конструктивистской парадигмы). С точки зрения Бентеля, радикальный конструктивизм исключает возможность существования каких бы то ни было различий между социальной реальностью и ее репрезентацией в медиа, а центральным аргументом конструктивистов является невозможность познания объективной реальности. При этом, как отмечает Бентель, «заметно сужается возможность подвергнуть критике журналистику, так как радикальные конструктивисты не различают развлечение и высококачественную журналистику» [1, S. 161]. Интегрированный подход (который Бентель назвал «реконструктивистским») предполагает, что «оба уровня реальности (непосредственно доступная социальная реальность и медиареальность) могут быть сопоставлены друг с другом для того, чтобы можно было сделать выводы относительно общности и подобия определенных структур, а также относительно отклонений, различий и противоречий между этими двумя уровнями действительности» [1, S. 166]. Интегрированный подход позволяет раскрыть основные свойства медиареальности, качественно отличающие ее от социальной действительности, а значит, глубже понять сущность этого феномена.

Литература:

1.         Bentele G. Wie wirklich ist die Medienwirklichkeit / G. Bentele & M. Rühl (Eds.) // Theorien öffentlicher Kommunikation. Problemfelder, Positionen, Perspektiven. München: Ölschläger, 1993. S. 152–171.

2.         Абрамов П. Д. Конструктивистские основания репрезентации: автореф. дисс… канд. филос. наук. — М. — 2012. — 22 с.

3.         Кезин А. В. Радикальный конструктивизм: познание в пещере // Вестник Московского университета. — Серия 7. Философия. — 2004. — № 4. — С. 3–24.

4.         Ленин В. И. Конспект книги Гегеля «Наука логики» // Полное собрание сочинений в 55-и т. Т. 29. — М.: Издательство политической литературы, 1969. — С. 77–218.

5.         Ленин В. И. Материализм и эмпириокритицизм // Полное собрание сочинений в 55-и т. Т. 18. — М.: Издательство политической литературы, 1968. — С. 7–384

6.         Петренко В. Ф. Конструктивизм как новая парадигма в науках о человеке // Вопросы философии. — 2011. — № 6. — С. 75–81.

7.         Рикёр П. Герменевтика. Этика. Политика. — М.: Academia, 1995. — 160 с.

8.         Цоколов С. А. Философия радикального конструктивизма Эрнста фон Глазерсфельда // Вестник Московского университета. — Серия 7. Философия. — 2001. — № 4. — С. 38–50.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle