Библиографическое описание:

Суимбетова О. Г. Мифологическая картина мира в творчестве С. А. Есенина // Молодой ученый. — 2014. — №13. — С. 318-320.

Мифы отображают представления людей об окружающем мире, соединяют в себе все, что наполняло жизнь древнего народа — религию, философию, искусство. Как известно, люди жили в тесном контакте с природой, не противопоставляя себя другим существам. Рудименты мифологической культуры наиболее полно предстают в творчестве. Через исследование мифологем, образов и символов в поэзии автора можно установить связь с первоисточниками таких образов. «Лишенные связи с первоисточником, мы оказываемся чуждыми тем могучим началам, которые на заре истории сформировали наш народ…» [4, с. 6].

Мифологическая картина мира в творчестве С. А. Есенина имеет множество особенностей и представляет собой новый уровень художественной переработки древнейших образов. Именно в такой картине воплотились основные эстетические принципы поэта и его уникальное мировидение. Есенин уделял большое внимание мифологии, считая ее первоосновой древнейших символов, ключом к пониманию мировоззрения народа, связи природы и человека, а также всего живого и неживого на земле.

Выступая как теоретик искусства, С. А. Есенин создал две статьи, которые имеют большое значение для понимания мироощущения поэта, его творческих установок и задач. В теоретической статье «Ключи Марии» Есенин говорит о поисках ключей к тайнам мироздания. Вопросы, которые волновали наших предков, касались всего окружающего, уподобляя явления и стихии обыденным вещам, древний человек пытался найти свое место в огромном мире, сделать «доступную своему пониманию расстановку» [2, IV; с. 184].

Есенину был присущ повышенный интерес к мифологии. Истоки формирования его творческих взглядов находятся в самой культуре русского народа. Восприятие окружающего мира как чего-то одушевленного поэт, несомненно, почерпнул именно из мифов, поверий, сказаний, его обращение к фольклору и мифологии стало ключом к пониманию мировоззрения народа.

Поэт творчески переработал архетипические образы и протянул межвременную нить в своей поэзии. Хорошо зная фольклор, ориентируясь в мифопоэтике народа, Есенин открыл тайны славянской культуры, вдохнул новую жизнь в образы, которые были созданы в древнейшие времена. Поэт в полной мере использовал богатые возможности народного творчества, благодаря которому его стихотворения носят яркий национальный колорит, его часто называют национальным поэтом, мыслителем. Связь творчества Есенина с фольклором была предметом исследования многих ученых, характер этой связи менялся на протяжении всего творчества, она «становилась все более глубокой и оригинальной» [3, с.243].

С. А. Есенин воплотил в своей поэзии идею поэтического мифотворчества. Он мыслил не только образами, но и архетипами, воздействуя на подсознание читателя, достигая самых глубин его прапамяти. Характерное для мифологии единое космическое пространство со всей живой и неживой природой Есенин поставил как яркий и запоминающийся фон для своих стихотворений, фон постоянно движущийся и обновляющийся. «Разбираясь в узорах нашей мифологической эпики, мы находим целый ряд указаний на то, что человек есть ни больше, ни меньше, как чаша космических обособленностей» [2, IV; с. 184].

Так, для мифологического мировоззрения характерны антропоморфизм — одухотворение явлений природы и анимизм — вера в одушевленность природы:

Рассвет рукой прохлады росной

Сшибает яблоки зари. [2, I; с. 107]

Вяжут кружево над лесом

В желтой пене облака. [2, I; с. 118]

Есенин часто делает акцент на сопричастности человеческой жизни природным циклам. Все неодушевленное, неорганическое поэт подчиняет законам органики, делает соприродным человеку: «Все мы яблони и вишни голубого сада» [2, I; с. 271].

Одной из характерных черт раннего творчества Есенина является космизм, поэт органично соединяет в своей поэтической модели мира объекты верхнего и нижнего миров, действительно, «художник — ловец такой тайны, такого слова, которое соединяет космос и землю» [6; с. 39].

Космос «оживотновляется», предстает в выразительных зоологических сравнениях, что непосредственно связано с народными поверьями, представлениями, мифами и широко представлено в устном народном творчестве славян. Согласно творческой концепции поэта, в окружающем мире нет ничего неживого, неодухотворенного, все основано на иносказании. Как отмечает Н. М. Солнцева, космизм Есенина происходит от крестьянского космического сознания и от библейской традиции.

Животные всегда играли важную роль в символике всех культур, поэтому мир живой природы в литературных произведениях является своеобразным культурным кодом [6; с. 38]. Все явления природы поэт представляет одушевленными, сравнивает с животными: «Пляшет ветер по равнинам, // Рыжий ласковый осленок» [2, I; с. 120]. Поэтому в лирическом мире Есенина месяц бодается, звезды щебечут, а река воркует: «И туманно по быльнице тощей // Меж кустов ворковала река» [2, I; с. 128].

Распространенный образ рогатого месяца у Есенина имеет древнейшие корни.

Крупный рогатый скот, называемый «говяда», существовал в представлениях славян как небесный скот − предводитель грозовых и градоносных туч [5; с. 503]. А. А. Афанасьев, исследуя данный образ, отмечает, что «рога месяца уже влекли за собою мысль о рогатом животном» [1; с. 390]. Поэт органично вводит данный первообраз в свою модель мира:

Через прясла и овины

Кажет месяц белый рог. [2, I; с. 146]

Ягненочек кудрявый — месяц

Гуляет в голубой траве. [2, I; с. 183]

Месяц рогом облако бодает,

В голубой купается пыли. [2, I; с. 205]

Чистит месяц в соломенной крыше

Обоймленные синью рога. [2, I; с. 231]

Щебетнули звезды месяцу:

«Ой ты, желтое ягнятище!». [2, I; с. 304]

Месяц синим рогом

Тучи прободил. [2, II; с. 40]

Расширяя значение образа, Есенин сравнивает корову с зарей и закатом:

Лижет теленок горбатый

Вечера красный подол. [2, I; с. 253]

Отелившееся небо

Лижет красного телка. [2, I; с. 288]

Над тучами, как корова,

Хвост задрала заря. [2, II; с. 16]

Оживотновляя космос, поэт не только развивает уже известные представления, отраженные в фольклоре, мифах и преданиях, но и создает отдельные яркие образы: «звезды-ласточки», «стая туч, по-волчьи лающих», «месяц − рыжий гусь». «Космические» метафоры Есенина построены на образах крестьянского обихода и подчинены принципу конкретизации абстрактного.

Особый интерес представляет мифологическое древо и сопоставление жизни человека с природными циклами в поэзии С. А. Есенина. Эти образы стали сквозными для всей лирики поэта и представляют собой пример «струения образа».

Древо жизни символизировало жизнь, мироздание и представляло собой проекцию вселенной, занимая важное место в религии наших предков. Древо — устойчивый мифологический и культурный символ. Образ Мирового (Космического) древа проходит через историю всех древних цивилизаций, он является не только символом Космоса, но и способом выражения жизни, молодости, мудрости и знания.

В славянской мифологии древо представлялось одушевленным существом и повторяло этапы жизнедеятельности человека. Известно, что язычники-славяне поклонялись земле, воде, а также деревьям, с растительными тотемами связано множество обычаев и поверий.

В эстетике мифа существуют представления о тесной связи между человеком и деревом, о соотнесенности их судеб и жизненных этапов, художественное воплощение этих представлений находим у Есенина:

Сам себе казался я таким же кленом,

Только не опавшим, а вовсю зеленым. [2, III; с. 216]

Плодовое дерево, например, яблоня, в мифологии выступало как двойник человека. Поэт широко использовал этот образ в своей поэзии: «Все пройдет, как с белых яблонь дым» [2, II; с. 111].

Образ древа переходит в образы-символы леса и сада:

Шаманит лес-кудесник

Про черную судьбу. [2, II; с. 32]

Вот так же отцветем и мы

И отшумим, как гости сада. [2, II; с. 140]

Данные «древесные» образы дополняют мифологическую картину мира, наряду с космическими метафорами, они представляют небесное и земное.

Таким образом, мифологическая картина мира Есенина стала частью его поэтической философии, отразив связь человека с миром, а также неразрывное единство всего живого и неживого на земле. Как отмечал К. Г. Юнг, архетипы воздействуют на наше сознание, используя архетипы, поэт реконструировал праобразы и воскресил коллективную память в своей поэзии. Есенин также показал связь образотворчества с древними символами и особенностями мифопоэтического мышления, олицетворяющего все вокруг.

Литература:

1.      Афанасьев А. Н. Славянская мифология. — М., 2008.

2.      Есенин С. А. Собрание сочинений: в 5 т. М., 1966 −1968.

3.      Наумов Е. И. Сергей Есенин. Личность. Творчество. Эпоха. — Л., 1973.

4.      Серяков М. Л. Сварог. — М., 2004.

5.      Славянские древности: Этнолингвистический словарь в 5 т. Т. 1. А-Г. — М., 1995.

6.      Солнцева Н. М. Сергей Есенин.– М., 1997.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle