Библиографическое описание:

Полуянова А. И. Метафорические средства экспликации базовой оппозиции «свои» — «чужие» в политическом дискурсе США // Молодой ученый. — 2014. — №12. — С. 427-430.

Исследования политического дискурса, имея уже более чем полувековую историю, не теряют своей актуальности и сегодня. Связь языка и политики очевидна: «ни один политический режим не может существовать без коммуникации» [6, c. 17]. В данной статье мы рассмотрим базовую для политического дискурса оппозицию «свои» — «чужие» и проанализируем метафорические средства, с помощью которых происходит экспликация данной оппозиции в политическом дискурсе США.

Политический дискурс рассматривается нами с позиции широкого подхода в определении содержания понятия, т. е. как любые речевые образования, субъект, адресат или содержание которых относится к сфере политики. Данный подход устанавливает достаточно прозрачные границы политического дискурса, в то же самое время указывая на то, что мир политического охватывает широкий диапазон явлений (политические сообщества людей, институты и организации, нормативные подсистемы, традиции и ритуалы, методы политической деятельности, политическая культура и идеология, средства информации, и пр) [6, c. 34–35].

Ряд исследователей данного феномена отмечают очень важную особенность политического дискурса как такового, а именно его способность манипулирования общественным сознанием (функция социального контроля, функция убеждения). По мнению В. З. Демьянкова [4, c. 127], общественное предназначение политического дискурса состоит в том, чтобы внушить адресатам — гражданам сообщества — необходимость «политических правильных» действий и/или оценок, поскольку это выгодно тем, кто стремится к власти. Т. е. основной целью политического дискурса, определяющей его использование «в качестве инструмента политической власти является борьба за власть, а значит, овладение ею, сохранение, осуществление, стабилизация и перераспределение» [6, c. 35].

Т. В. Алиева отмечает, что: «понятие борьбы предполагает наличие противоборствующих сторон, сторонников и оппонентов, друзей и врагов, … очевидно, что одной из базовых оппозиций политического дискурса является концептуальная оппозиция … «свой–чужой» [1, c. 86].

И. С. Грабовенко анализируя используемые средства воздействия в политической сфере, обращает наше внимание на то, что создание семантического поля «свой» — «чужой» является одним из самых популярных у современных политиков. «Широкое употребление и результативность данного приема объясняется тем, что по своей природе человек все свое родное воспринимает как нечто положительное и позитивное, а чужое на подсознательном уровне вызывает у реципиента негативные, отрицательные эмоции» [4, c. 54].

По мнению, Т. В. Алиевой, одно из наиболее эффективных средств реализации оппозиции «свой — чужой» и ее оценочности — это концептуальная метафора, кроме того «влияние метафоры на интенсивность оценки значительно менее очевидно для адресата» [2, c. 21].

Н. А. Красильникова также отмечает особую роль метафоры в дифференциации мира на своих и чужих, «друзей» и «врагов». С точки зрения учёного, «отношения мы — они пронизывают всю сферу политической коммуникации», поэтому «с целью успешной манипуляции общественным сознанием политические соперники активно используют тактики метафорической дискредитации оппонентов и героизации своих сторонников, что неминуемо приводит к поляризации своих и чужих, героев и преступников» [6, c. 65–66].

Таким образом, использование метафорических средств играет очень важную роль в формировании оппозиции «свой» — «чужой» в политическом дискурсе. Метафора выполняет важнейшую когнитивно-прагматическую функцию, являясь мощным инструментом воздействия на сознание адресата и преобразования его политической картины мира. Во-первых, употребление таких средств дает возможность автору претендовать на объективную оценку рассматриваемой проблемы, т. к. читатель не осознает, что он является объектом манипуляции, цель которых — навязать определенную оценку событий. Во-вторых, использование метафорических средств, обоснованное отсылкой к общим фоновым знаниям, ценностям, может формировать группу «своих», в которую включаются автор и читатель что, в свою очередь, имплицитно воздействует на восприятие последнего. В-третьих, метафорические средства содержат оценочный компонент, который присваивает положительную оценку «своему» и отрицательную — «чужому», и собственно сила воздействия направлена на формирование аналогичной оценочности в отношении того или иного объекта у адресата.

На сегодняшний день СМИ являются мощным орудием в формировании общественных мнений, оценок и суждений. С целью изучения роли метафор в создании образа «своих» — «чужих» в политическом дискурсе нами произведен анализ статей газет США.

В ходе анализа текстов газетных статей американских СМИ было выявлено 280 примеров метафорических средств, создающих образы «своих» и «чужих». На основании проведенного исследования было установлено, что более частотный характер носят метафоры, способствующие формированию образа «чужого» (240 примеров) с такими сферами-источниками как: «Спорт и игра» — 37 примеров (15 %); «Человеческий организм» — 36 примеров (15 %); «Война» — 31 пример (13 %); «Театр» — 28 примеров (11,5 %); «Путешествие» — 25 примеров (10,5 %); «Мир животных» — 22 примера (9 %); «Дом» — 17 примеров (7 %); «Криминальный мир» — 14 примеров (6 %); «Монархия» — 11 примеров (4,5 %); «Болезнь» — 11 примеров (4,5 %); «Мир неживой природы» — 8 примеров (4 %).

Обозначенные сферы-источники могут быть проиллюстрированы следующими примерами.

Сфера-источник «Спорт и игра». Фрейм «Виды игры и спорта», слот «Игра и ее виды»). Метафоры слота актуализируют прагматические смыслы «случайности» и «необдуманности» политических решений, «несамостоятельности» политиков: ThethirdissueconcernsthegameofRussianroulettethatNorthKoreasjuvenileleader, KimJongUn, isplayingwithhiscountryandtheregion. (NewYorkPost 31.03.2013). Третья проблема касается игры в русскую рулетку, в которую юный лидер Ким Чен Ын играет со своей страной и регионом.

Сфера-источник «Человеческий организм». Слот «Лицо и его «составляющие». Наличие «множества лиц» (many faces) у одного политика — свидетельство неискренности, непоследовательности, такая метафора несёт в себе негативные смыслы: You cannot trust anything he says. He has three, four, five faces — it depends on the day of the week. (New York Post, 12.09.2013). Вы не можете доверять ничему, что он говорит. У него три, четыре, пять лиц — это зависит от дня недели.

Сфера-источник «Война». Фрейм «Война и ее разновидности». He is Soviet Man, still fighting the Cold War. (The New York Times, 15.12.2013). Он — человек советского периода, всё ещё сражающийся в Холодной войне. Участники подобных войн вызывают отрицательную оценку восприятия. Желание «продолжать» холодную войну ведёт к негативным последствиям на политическом уровне, что находит своё отражение в снижении уровня взаимоотношений между странами.

Сфера-источник «Театр». Фрейм «Работники театра», слот «Актеры и их амплуа». Or another clown like Yeltsin, who let everything fall apart. (The New York Times, 12.09.2013). Или другой клоун как Ельцин, который позволит всему развалиться. Представление политической фигуры в качестве «клоуна» коррелирует к ассоциативному ряду, порождаемому словом: прежде всего, несерьезность, в какой-то мере легкомысленность политика, исполняющего роль шута, его неспособность и неумение управлять страной.

Сфера-источник «Мир животных». Фрейм «Состав мира животных», слот «Собственно животные (млекопитающие)». Для метафорического представления России традиционно используется образ медведя (bear). Медведь воспринимается как сильный, дикий, устрашающий зверь. Таким образом, в сознании читателя создается образ России как агрессивного и угрожающего животного. When the Berlin Wall came down and President Reagan meet with Mikhail Gorbachev, it was simply a matter of time before the Big Bad Bear raised its head again. (Washington Post, 15.09.2013). Когда Берлинская Стена пала и президент Рейган встретил Михаила Горбачёва, это был просто вопрос времени, прежде чем Плохой Большой Медведь появится снова.

Сфера-источник «Криминальный мир». Фрейм «Преступники и их специализация». Данная метафора позволяет представить оппонентов, как презирающих законы и действующих только в рамках собственной выгоды, что создает, безусловно, негативную оценку в восприятии «чужого» читателем: Putinisanopportunist, apoliticalmafiosowhoschemedhiswaytopowerandclingstoitforitsownsake. (Washington Post, 6.03.2014). Путин — оппортунист, политический мафиози, который плел интриги ради власти и сейчас держится за нее. Используемая метафора позволяет представить оппонента как нечестного политика, способного действовать агрессивно, любыми даже незаконными способами с целью получения, а затем удержания власти.

Сфера-источник «Монархия». Фрейм «Носитель верховной власти», слот «Монарх». С помощью монархических метафор выражается проблема централизации власти. Метафора «царь» (czar) эксплуатирует прагматический смысл «феодальной, недемократической власти», что позволяет представить выборного президента, как человека, обладающего неограниченной властью: Mr. PutinwasincreasinglyseenintheWestasacalloused, out-of-touchmodern-dayczar. (The New York Times, 12.09.2013). Мистер Путин в большей степени рассматривался Западом как бессердечный, потерявший связь с реальностью, современный царь.

Сфера-источник «Болезнь». Фрейм «Способ лечения». De Blasio is, in other words, insisting on applying a painful remedy despite the absence of any underlying disease. (New York Post, 24.01.2014). Де Блазио, другими словами, настаивает на применении причиняющего боль лекарства, не смотря на отсутствие какой-либо болезни, лежащей в основе. Дискредитация потенциальных действий политика основывается на критике применения им неправильного «лечения», т.е на критике использования неоправданно жестких мер при фактическом отсутствии «болезни» как таковой.

Сфера-источник «Путешествие». Фрейм «Путь» (дорога), слот «Выбор пути». Данный слот позволяет обозначить «чужих» по средством характеристики выбираемого пути: он может быть пагубным (destructive), вести к экстремизму (extremism), аобозначение выбора направления отмечается как неверное (notintherightdirection): OrwilltheyfollowTedCruzdownthatsamedestructivepathagain? Republicans would, indeed, be fools to do so. (Chicago Tribune, 17.10. 2013). Или они последуют за Тедом Крузом снова вниз по той же пагубной дорожке? Республиканцы будут, несомненно, глупцами поступив так.

Сфера-источник «Дом».Фрейм «Конструкция дома», слот «Общая конструкция здания» (фундамент, фасад, стены, крыша, двери, окна, крыльцо и некоторые другие компоненты). Important decisions made by a handful of the powerful behind closed Kremlin doors. (Los Angeles Times, 2.02.2014). Важные решения принимаются горсткой влиятельных людей за закрытыми Кремлевскими дверьми. Данная метафора акцентирует вектор агрессивности, закрытости и антидемократичности: важные решения принимаются только группой людей; символ закрытых дверей указывает на нежелание устанавливать диалог ни с народом, ни с другой властью.

Сфера-источник «Мир неживой природы». Фрейм «Погодные явления». Различные погодные явления (оттепель, заморозок, похолодание и пр.) могут характеризовать текущие состояния отношений между странами и политическими деятелями, а также давать их оценку.It’s not a cold war between the US and Russia, and it’s not a hot one, but there’s a new chill in the air, isn’t there? (Washington Post, 14.09.2013). Это не холодная война между США и Россией, и не горячая, но в воздухе появилась новая прохлада, не так ли?

Для формирования образа «своего» метафора задействуется в 6 раз реже (40 примеров). Наиболее продуктивной стала сфера-источник «Родство» — 10 примеров (25 %). Следующие сферы-источники оказались менее частотными: «Спорт и игра» — 7 примеров (17,5 %); «Путешествие» — 7 примеров (17,5 %); «Театр» — 5 примеров (12,5 %); «Человеческий организм» — 4 примера (10 %); «Болезнь» — 2 примера (5 %), «Дом» — 2 примера (5 %).

Сфера-источник «Родство». Фрейм «Кровное родство». Слот «Родители и дети». Отношения родители/дети реализуют смыслы единения, близости, как на основании кровного родства, так и духовной связи между членами семьи. Дети, в какой-то мере, являются продолжателями традиций своих родителей: Ihave two daughters, and they are both gorgeous and wonderful, and I would never choose between them», Obama said. (Washington Post, 11.02.2014). «У меня есть две дочери, и они обе чудесны, я бы никогда не сделал выбор между ними», сказал Обама.

Сфера-источник «Путешествие». Фрейм «Путь (дорога)». Слот «Выбор пути (дороги)». Данный слот позволяет обозначить «своих» посредством характеристики выбираемого пути. «Своих» характеризует стремление к демократии, принципам политического и гражданского равноправия: There are big countries and small countries, rich and poor, those with long democratic traditions and those still finding their way to democracy. (New York Daily News, 11.09.2013).Существуют большие и маленькие страны, богатые и бедные, с давними демократическими традициями и те, кто ещё пытаются найти свой путь к демократии.

Сфера-источник «Спорт и игра». Фрейм «Виды игры и спорта», слот «Игра и ее виды». В случае использования данной метафорической модели для создания образа «своего» понятие «игра» несёт в себе те же негативные прагматические смыслы неискренности политиков, несерьезности деятельности. Однако «свои» участие в подобных «играх» не принимают, а создаваемые интриги осуждают: After Lavrov responded with his proposal, Kerry called him and said that U. S. officials were «not going to play games»... (Chicago Tribune, 09.09.2013).После того как Лавров выступил со своим предложением, Керри позвонил ему и сказал, что власти США «не собираются играть в игры».

Сфера-источник «Театр». Фрейм «Работники театра», слот «Актеры и их амплуа». Активизация модели связана с обозначением векторов притворства, неискренности, лжи в поведении политических деятелей и в происходящих событиях. Образ «своего» строится на отрицании использования такого вектора поведения как организация интриг, игра на публику и т. п.butHockleyandherpeerssucceededpreciselybecausetheywerenttheusualactorsfollowingtheusualscript. (Washington Post, 12.04.2013). …но Хокли и члены палаты лордов определенно преуспели, потому что они не были обычными актерами, играющими по определенному сценарию. Образ «своих» создаётся через обозначение автором факта непринятия политиками определенных ролей. Они не следовали заранее разработанному сценарию, исполняя чьи-то предписания — этот факт позволяет устранить вектор неискренности и искусственности в деятельности политиков. Подобное отрицание «театральности», указание на успешность деятельности позволяет создать положительный образ субъектов политики и определить их в разряд «своих».

Сфера-источник «Человеческий организм». Фрейм «Физиологические органы», слот «Лицо». Одна из основных функций «лица» — это основа для восприятия со стороны и вместе с тем создание имиджа. Выражение «спасти лицо/ репутацию» подразумевает принятие субъектом политики правильных с точки зрения общепринятых мировых представлений о демократических правах и свободах действий, что может охарактеризовать его как «своего»: TheextraditioncouldsavefaceforLukashenko, whohassaidhiscountrycouldhandoverBaumgertneraslongasRussiatookstepstoprosecutehim. (Chicago Tribune, 14.10.2013).Экстрадиция могла спасти репутацию Лукашенко, который заявил, что его страна могла бы передать Баумгертнера в руки властей, пока Россия принимает шаги по его преследованию.

Сфера-источник «Болезнь». Фрейм «Симптомы болезни». Obama still has some time to cure the ills of insularity. (Washington Post, 16.11.2013). УОбамы до сих пор есть немного времени, чтобы вылечить болезни ограниченности. Позиционирование Обамы как «своего» заключается в признании его способности «излечить» существующие болезни политической системы, принять определенные разумные действия по преодолению сложившейся ситуации. Этот факт создает эффект достаточно эмоционального положительного отклика у читателя, тогда как неспособность власти к подобного рода действиям вызывает эмоциональное отторжение.

Таким образом, метафора в большей степени является инструментом создания образа чужого и используется преимущественно для привнесения пейоративных смыслов в дискурс СМИ.

Высокая частотность метафорических средств, направленных на создание образа «чужого» может быть объяснена некоторыми чертами политического дискурса в целом, который нацелен на завоевание и удержание политической власти, и формирование картины политической реальности в сознании социума. Исследователи утверждают, что значительная часть общества свой выбор осуществляет не на основе рациональной оценки программ и деятельности определенных лидеров, а на эмоциональном уровне, на основе симпатий или антипатий. Чужое на подсознательном уровне вызывает у реципиента достаточно сильные негативные, отрицательные эмоции. Поведение «чужого» отлично от традиционного: он нарушает правила, свойственные обществу, соответственно, может стать объектом агрессивных действий, отторжения. Поэтому подобная дискредитация политического оппонента может представляться более продуктивной тактикой поведения.

Литература:

1.      Алиева, Т. В. Имплицитные языковые средства, участвующие в формировании концептуальной оппозиции «свой — чужой» в политическом дискурсе англоязычной прессы [текст] / Т. В. Алиева // Вестник Московского государственного областного университета. Сер. Лингвистика. — 2010. — № 1. — С.86–89.

2.      Алиева, Т. В. Языковые средства реализации концептуальной оппозиции «свой — чужой» в британском политическом дискурсе: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. фил. наук: (10.02.04) / Татьяна Владимировна Алиева —; [МГИМО]. — Москва, 2013. — 28 с.

3.      Грабовенко, И. С. Семантическое поле “свой / чужой” и средства его выражения в современном масс-медийном политическом дискурсе / И. С. Грабовенко // Лінгвістика: зб. наук. пр. — Луганськ, 2012. — № 1 (25). — Ч. II. — С. 53–59.

4.      Демьянков, В. З. Интерпретация политического дискурса в СМИ // Язык СМИ как объект междисциплинарного исследования: учебное пособие. М.: Изд-во Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, 2003. С. 116–133.

5.      Красильникова, Н. А. Метафорическая репрезентация лингвокультурологической категории СВОИ — ЧУЖИЕ в экологическом дискурсе США, России и Англии: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. фил. наук: (10.02.20) / Наталья Алексеевна Красильникова –; [Урал. гос. пед. ун-т]. — Екатеринбург, 2005. — 25 с.

6.      Шейгал, Е. В. Семиотика политического дискурса [текст]: монография. — М.; Волгоград: Перемена, 2000. — 367с.

7.      Chicago Tribune [электронный ресурс]. Режим доступа: www.chicagotribune.com

8.      Los Angeles Times [электронный ресурс]. Режим доступа: www.latimes.com

9.      New York Daily News [электронный ресурс]. Режим доступа: www.nydailynews.com

10.  New York Post [электронный ресурс]. Режим доступа: www.nypost.com

11.  The New York Times [электронный ресурс]. Режим доступа: www.nytimes.com

12.  Washington Post [электронный ресурс]. Режим доступа: www.washingtonpost.com

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle