Библиографическое описание:

Новоселов М. Ю. Губернские жандармские управления: история создания и структура // Молодой ученый. — 2014. — №11. — С. 286-288.

Статья посвящена истории Губернских жандармских управлений (ГЖУ), одного из важнейших элементов правоохранительной системы Российской империи в XIX — начале XX в. В исследовании раскрываются предпосылки, история создания и развитие системы Губернских жандармских управлений. На основе анализа отечественной и зарубежной историографии, нормативных актов и мемуаров рассматривается история создания, структура и кадровый состав Губернских жандармских управлений.

Ключевые слова:Российская империя, политический сыск, правоохранительные органы, Отдельный корпус жандармов, Губернские жандармские управления.

В конце XIX — начале XX в. Отдельный корпус жандармов выполнял функции политической полиции и занимал одно из ведущих мест в системе правоохранительных органов Российской империи. Корпус был создан в 1827 г. для борьбы с революционным движением, которое в тот период было преимущественно дворянским и в следствие этого немногочисленным. Значительная доля революционеров являлась офицерами, в частности, участники восстания декабристов. В связи с этим жандармерия имела военную организацию и выполняла функции по наблюдению за инакомыслящими, прежде всего военнослужащими. Подобное положение стало меняться в 60–70.-х г. XIX в. Причиной преобразований послужило изменение социального состава революционного движения, в котором стали преобладать революционеры-разночинцы, что, в свою очередь, повлекло за собой переориентацию жандармерии на наблюдение за широкими слоями либеральной интеллигенции и студенчества. В результате этого возникла необходимость создания разветвленной сети территориальных (губернских) жандармских органов [5, с. 125]. Губернские управления внесли значительный вклад в работу Отдельного корпуса жандармов, но данные в историографии о их деятельности и структуре преимущественно отрывочны. Основное внимание отечественные исследователи уделяют изучению центральных органов политического сыска Российской империи, например, работы З. И. Перегудовой; Ф. Лурье, Н. П. Ерошкина [5, с. 519; 3. с. 399; 2. с. 710]. В зарубежной историографии данная проблема рассматривается обзорно [4].

Реформирование корпуса началось во второй половине XIX в. Согласно «Положению о Корпусе жандармов» от 9 сентября 1867 г., [6, с. 73] вместо жандармских округов, включавших в свой состав до 10 губерний, были созданы губернские жандармские управления (ГЖУ). Управления подразделялись на две категории. Различия между ними заключались в размере добавочного жалованья. В первую категорию входили ГЖУ 10 губерний, во вторую ГЖУ — 43 губернии [6, с. 73]. В 6 губерниях Северо-западного края и Царстве Польском существовали также уездные жандармские управления. В отдельных регионах страны сохранились жандармские округа (Варшавский, Кавказский и Сибирский). Окружные управления объединили деятельность губернских и уездных жандармских управлений, входивших в эти округа [6, с. 73].

Основу Корпуса жандармов составляли губернские жандармские управления, их начальникам подчинялись все губернские жандармские части и чины, за исключением столичных жандармских дивизионов, которые были в непосредственном подчинении у начальника штаба Корпуса. По строевой части ГЖУ подчинялись непосредственно Главному управлению Корпуса жандармов в лице шефа жандармов. Подчинение по оперативной части осуществлялось через III Отделение Собственной его императорского величества канцелярии, которое являлось высшим органом политической полиции в России и подчинялось непосредственно императору, [6, с. 74]. После прекращения существования III Отделения в 1880 г. Отдельный корпус жандармов поступил в распоряжение Министерства внутренних дел с одновременным подчинением Военному министерству.

С момента образования ГЖУ и до их ликвидации ни структура, ни функции их значительно не менялись, особенно это касалось управлений, располагавшихся в провинциальных губерниях. Как правило, и революционная деятельность, и общественные беспорядки не имели в провинции столь масштабного характера, как в более крупных регионах, в которых в начале XX в. возникла необходимость создания дополнительных органов политического сыска — охранных отделений.

К 1916 г. Отдельный корпус жандармов состоял из Главного управления (штаба), 75 губернских жандармских управлений, 30 уездных жандармских управлений, 33 жандармских полицейских управлений железных дорог (ЖПУ ж. д.) с 322 отделением в городах и крупных станциях, 19 крепостных и 2 портовых жандармских команд, 3 дивизионов, 1 конной городской команды, 2 пеших команд и 27 жандармских строевых частей [5, c. 131]. С течением времени количество офицеров и унтер-офицеров в ГЖУ увеличивалось незначительно. В 1880 г. насчитывалось 328 офицеров и 2290 унтер-офицеров, а к 1895 г. их число составляло 364 офицера и чиновника, а также 2474 вахмистра и унтер-офицера. Уровень образования среди генералов и офицеров первоначально был недостаточно высок, так, например, в 1873 г. высшее образование имели 4 %, среднее — 57 %, неоконченное среднее — 2 %, начальное — 11 %, домашнее — 26 %. Общая численность жандармского корпуса, по данным З. И. Перегудовой, к октябрю 1916 г. достигла 14 667 человек. «По списку проходило 8 генералов и 28 генерал-лейтенантов, из них 28 человек уже не занимали должности в Отдельном Корпусе жандармов, а часть уже находились в действующей армии» [3, с. 88].

Офицерский состав Корпуса жандармов пополнялся офицерами всех родов войск. Требования к поступающим в Корпус были достаточно жесткие: высокие нравственные качества, отсутствие долгов и пристрастий к алкоголю, а также азартным играм. Помимо этого не допускались на службу в Корпус лица, «женатые на католичках, и евреи, хотя бы крещеные» [4, с. 483]. Учитывалось отношение кандидата к сослуживцам и начальству, подчиненным и обществу. Информация собиралась жандармскими офицерами самостоятельно, без официальных запросов командованию части, чтобы как можно более объективно оценить поступающих в Корпус. По воспоминаниям А. Полякова, автора «Записки жандармского офицера», протекции командования частей и высокопоставленного начальства не имели значения, за редким исключением [1, с. 483].

Хотя в обществе служба жандармов и не пользовалась уважением, но кандидатов в Корпус хватало. Основными мотивами было высокое жалованье: первая для начинающего офицера должность адъютантская в губернских управлениях оплачивалась, по данным на начало XX в. в 130 рублей, затем можно было дослужиться до должности помощника начальника управления с окладом в 300–500 рублей в месяц [1, с. 483]. Для простого армейского офицера из провинции поступление в Корпус жандармов позволяло улучшить материальное положение и открывало хорошие перспективы для карьерного роста.

В своих мемуарах А. Поляков подробно описал процедуру поступления в Корпус. Поскольку вступительной программы тогда не существовало, проверялось общее образование, эрудиция, деловые и профессиональные качества кандидатов. Задавались вопросы о государственном устройстве, правовой системе и политической обстановке в стране. Затем, по воспоминаниям А. Полякова, задали написать сочинение, ему досталось «Значение судебных реформ 1864 года Императора Александра II» [1, с. 484]. Выдержавшие экзамен зачислялись для слушания лекций, которые длились по 4–5 месяцев. Курсы находились в расположении Петербургского Жандармского дивизиона, их посещало около 40 офицеров. Программа подготовки жандармских офицеров не была напряженной: занятия начинались в 11.30 и продолжались до 14–15 часов. В программу входило уголовное право, история революционного движения, железнодорожное дело, Устав Российских железных дорог, общие обязанности жандармской полиции и политический розыск. Слушатели курсов привлекались к дежурству по штабу и у командира корпуса [1, с. 486]. После окончания курсов происходило распределение новых жандармских офицеров, наиболее привлекательными были вакансии в охранные отделения, жандармские полицейские управления железных дорог, на которые принимались лучшие по результатам окончания курсов офицеры. В своих воспоминаниях А. Поляков опровергает сложившийся в то время миф о том, что жандармы, поступая на службу, давали специальную клятву, в которой отрекались от близких и обязывались никого не щадить. Необходимости в специальной клятве или присяге не было, поскольку офицеры Корпуса были военнослужащими и действительной оставалась присяга, данная при поступлении на военную службу [1, с. 488].

Большинство офицеров после окончания курсов распределялись по Губернским жандармским управлениям, первой ступенью была адъютантская должность. В каждом ГЖУ была закреплена должность адъютанта, значение этой должности трудно переоценить. В Московском и С.-Петербургском ГЖУ числилось по два адъютанта: один из них ведал строевой и хозяйственной частью, второй — секретной, то есть всей перепиской, на которой значилось «Секретно», «Совершенно секретно» и «Доверительно». Кроме того адъютант совместно с начальником ГЖУ должен был посещать смотры новобранцев, учебной команды и вновь приобретенных лошадей. Через адъютанта проходили все денежные переводы, передачи и переписка, направляемые к лицам, содержащимся под стражей и привлеченным в качестве обвиняемых к дознаниям.

В провинции должность адъютанта управления доставалась, как правило, вновь пришедшему в Корпус офицеру. Он работал под руководством начальника своего управления в течение нескольких лет и выполнял все возложенные на него поручения, которые включали в себя обязанности сразу нескольких человек, состоявших в той же должности в столице [1, с. 489].

Должностей начальников управлений было немного, их число было равно количеству губерний. При освобождении вакансии на эту должность Штаб ОКЖ практиковал выдвижение кандидатов по старшинству чинов.

Таким образом, являясь в губерниях провинциальной России ключевой структурой политического сыска, жандармские управления обладали рядом специфических особенностей. Штат провинциальных ГЖУ был немногочисленным, а сфера деятельности ГЖУ не ограничивалась каким-то одним направлением. К обязанностям жандармов относилось наблюдение за всем населением губернии, политическими, революционными партиями, а также за общественными организациями, ставившими перед собой антиправительственные цели, производство дознаний по делам о государственных преступлениях, производство расследований, оказание помощи полиции в восстановлении нарушенного порядка и в противодействии иностранным разведкам. Несмотря на перечисленные проблемы, создание губернских управлений позволило охватить территорию Российской империи сетью органов политического сыска.

Литература:

1.      Жандармы России / сост. В. С. Измозик. — СПб: Издательский дом «Нева», М.: «ОЛМА-Пресс», 2002. — 640 с.

2.      Ерошкин Н. П. История государственных учреждений дореволюционной россии. М.: РГГУ, 2008. — 710 с.

3.      Луерье Ф. М. Политический сыск в России. 1649–1917. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2006. — 399 с.

4.      Lauchlan I. Security Policing in Late Imperial Russia // Late Imperial Russia: Problems and Prospects. Essays in Honor of R. B. McKean / Ed. Thatcher I. Manchester, 2005.

5.      Перегудова З. И. Политический сыск России (1880–1917) / З. И. Перегудов. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2013. — 519 с.

6.      Полное собрание законов Российской Империи. Собрание Второе. 1825−1881 гг. (в 55-и томах) — СПб.: Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии 1830−1885 — Т 42, № 44956

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle