Библиографическое описание:

Мотылькова А. В. К вопросу об использовании официальной символики в обозначениях, заявляемых на регистрацию в качестве товарных знаков // Молодой ученый. — 2014. — №11. — С. 262-265.

Статья 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) озаглавлена «Основания для отказа в государственной регистрации товарного знака». Следовательно, эта статья относится к той стадии, когда заявка на товарный знак подана, но товарный знак еще не зарегистрирован. На самом деле нормы, содержащиеся в данной статье, применяются и в тех случаях, когда регистрация товарного знака уже осуществлена, но затем выясняется, что она была произведена с нарушением закона. О таких ситуациях говорится также в ст. 1512 ГК РФ [6,255].

По сравнению с основаниями, предусмотренными ранее действовавшим Законом о товарных знаках [4], основания для отказа в регистрации, установленные ст. 1483 ГК РФ, не претерпели каких-либо серьезных изменений, хотя законодатель и отказался от их деления на две большие группы — абсолютные основания для отказа в регистрации и иные основания, объединив их в одной статье. Вместе с тем по-прежнему препятствия для отказа в регистрации можно разделить на абсолютные, то есть относящиеся к обозначениям, по своей природе не обладающим различительной способностью или состоящим из элементов, прямо перечисленных в комментируемой статье, и на иные основания, которые могут нарушать права третьих лиц на объекты промышленной собственности, авторского права, личные неимущественные права [7,198].

В п. 2 ст. 1483 ГК РФ установлены ограничения охраны в качестве товарных знаков некоторых обозначений, тождественных или сходных до степени смешения с символикой государств, международных организаций, а также с некоторыми обозначениями, имеющими официальный (публичный) характер.

Пункт 2 устанавливает определенные ограничения, указывая при этом, что они применяются «в соответствии с международным договором Российской Федерации» (имеется в виду Парижская конвенция по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 г.). Пункт 2 фактически повторяет положения ст. 6.ter этой Конвенции, но неполно, с некоторыми отступлениями и сокращениями [1].

При этом необходимо точно определить понятие «сходства до степени смешения». «Сходство до степени смешения» двух объектов (обозначений, товарных знаков и т. п.; при этом один из объектов является обозначением, заявленным в качестве товарного знака или зарегистрированным как товарный знак) — это такое явление, когда, несмотря на отдельные различия, обозначения воспринимаются потребителями как одинаковые, тождественные.

Для установления «сходства до степени смешения» применяются различные критерии. Выбор этих критериев зависит от характера обозначения — словесное, изобразительное или иное.

Словесные обозначения произносятся, озвучиваются. Значит, к ним может применяться критерий фонетического сходства.

Изобразительные обозначения воспринимаются зрением — они порождают зрительные впечатления.

Наконец, любые обозначения могут вызывать смысловые ассоциации, смысловое сходство [7].

Как же относится Роспатент к использованию российской государственной символики в заявляемых на регистрацию товарных знаках? Публичный подход можно проследить по рассмотрению возражения на отказ в государственной регистрации товарного знака по заявке № 2008724605/50 с приоритетом от 04.08.2008, представлявшего собой стилизованное изображение материка Евразия, разделенного двумя горизонтальными линиями на три части: белую, синюю и красную и обведенного синей линией по контуру. Словесная часть была представлена словосочетанием «Russland offen zur welt», в переводе с немецкого означающим «Россия, открытая миру».

Предоставление правовой охраны товарному знаку испрашивалось в белом, синем, красном цветовом сочетании и в отношении товаров 16 класса МКТУ и услуг 35, 36, 38, 41, 42 классов МКТУ, указанных в перечне заявки.

Решением Роспатента от 27.05.2010 было отказано в государственной регистрации товарного знака по заявке № 2008724605/50. Основанием для принятия указанного решения явилось заключение по результатам экспертизы, согласно которому заявленное обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака для всех товаров и услуг заявленного перечня на основании п. 2 ст. 1483 ГК РФ (как обозначение, сходное до степени смешения с элементом, представляющим собой государственный флаг).

В Палату по патентным спорам (далее — ППС) поступило возражение, в котором заявитель выразил свое несогласие с решением Роспатента, доводы которого сводились к следующему:

-        при сопоставлении заявленного обозначения с элементами государственного флага становится очевидным, что оно не является прямоугольным полотнищем, не состоит из трех равновеликих горизонтальных полос и полос вообще, а его отношение по ширине к длине не соотносится как 2:3, как предусмотрено ст. 1 Федерального конституционного закона «О Государственном флаге Российской Федерации» [2];

-        существуют товарные знаки, в составе которых единственным элементом, сходным с государственным флагом, является цветовое сочетание.

Изучив материалы дела, ППС нашла доводы возражения неубедительными ввиду нижеследующего.

Согласно требованиям пп. 4 п. 2 ст. 1483 ГК РФ в соответствии с международным договором Российской Федерации не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, состоящих только из элементов, представляющих собой обозначения, сходные до степени смешения с элементами, представляющими собой государственные гербы, флаги и другие государственные символы и знаки.

Такие элементы могут быть включены в товарный знак как неохраняемые элементы, если на это имеется согласие соответствующего компетентного органа.

Обращает на себя внимание то, что стилизованное изображение материка, включенное в заявленное обозначение, разделено на три горизонтальные части, так что верхняя часть выполнена в белом, средняя — в синем, а нижняя — в красной цвете. Используемое цветовое сочетание идентично официальному цветовому сочетанию флага Российской Федерации.

Было отмечено, что правовое положение и правила использования Государственного флага определяются Федеральным конституционным законом «О Государственном флаге Российской Федерации» (далее — Закон о флаге). В соответствии со ст. 1 Закона о флаге государственный флаг Российской Федерации представляет собой прямоугольное полотнище из трех равновеликих горизонтальных полос: верхней — белого, средней — синего и нижней — красного цвета. Отношение ширины флага к его длине 2:3. При этом положения данного нормативного акта четко регламентируют перечень объектов, на которых может размещаться Государственный флаг Российской Федерации, являющийся исчерпывающим.

Воспроизведение в заявленном обозначении аналогичного цветового сочетания в совокупности с применением словесного элемента, непосредственно указывающего на конкретную страну — Россию, обусловливает сходство изобразительного элемента до степени смешения с государственной символикой Российской Федерации, а именно с государственным флагом Российской Федерации. Согласно положениям п. 2 ст. 1483 ГК РФ обозначения, сходные до степени смешения с государственной символикой, могут быть включены в знак только в качестве неохраняемых элементов, если на это имеется согласие компетентного органа. В материалах заявки отсутствует согласие какого-либо органа, что приводит к несоответствию заявленного обозначения требованиям действующего законодательства [5].

Кроме того, отмечалось, что используемая цветовая гамма совместно со словосочетанием «RUSSLAND OFFEN ZUR WELT» способна породить у среднего российского потребителя представление о принадлежности товаров (услуг), маркируемых заявленным обозначением, лицу, имеющему государственную форму собственности или связанному с государственными структурами, что не соответствует действительности. В связи с вышеизложенным вывод экспертизы о том, что заявленное обозначение способно ввести потребителя в заблуждение относительно производителя товаров и лица, оказывающего услуги, является правомерным.

Довод заявителя о существовании множества товарных знаков, содержащих элементы, аналогичные цветовому исполнению изображения материка, был признан неубедительным в силу независимости делопроизводства по каждой заявке на государственную регистрацию товарного знака. В соответствии с изложенным в регистрации товарного знака было отказано.

Подобная практика основана на действующем законодательстве, которое не разрешает регистрировать в качестве товарных знаков любые обозначения, которые входят в государственную символику или относятся к ней.

Роспатент также отказал в регистрации товарного знака «IN GOD WE TRUST», заявленного российской фирмой в отношении товаров 16 класса (бумага, картон и изделия из них) и услуг 36 класса (страхование; финансовая деятельность; кредитно-денежные операции; операции с недвижимостью). Заявитель не согласился с решением Роспатента и обжаловал его в Арбитражный суд г. Москвы, и суд отменил решение Роспатента. Тогда Роспатент обратился с апелляционной жалобой в суд вышестоящей инстанции, которая отменила решение Арбитражного суда г. Москвы, полностью поддержала позицию Роспатента и в своем Постановлении указала на следующее (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.01.2009 № 09АП-17803/2008-АК).

Словосочетание «IN GOD WE TRUST» является объектом государственной символики — девизом Соединенных Штатов Америки (принят Конгрессом США в 1956 году, официально утвержден в качестве национального лозунга США). Также с 2001 года данный девиз стал официальным девизом штата Флорида и является составной частью нерегистрируемой в качестве товарного знака эмблемы № US 72. Государственный девиз США «IN GOD WE TRUST» помещается на национальной валюте США — бумажных долларах с 1957 года.

Таким образом, предоставление частной российской фирме регистрации «IN GOD WE TRUST» неизбежно создаст препятствия для неограниченного круга хозяйствующих субъектов, использующих данную валюту в своей предпринимательской деятельности (так как данное словосочетание является частью банкнот США).

Указанная позиция была подтверждена письмом от 08.12.2008 № 6187-юр ФГУП «Гознак», в котором сообщалось, что использование словосочетания «IN GOD WE TRUST» является общеизвестным, принадлежит Федеральной резервной системе США и регистрация данного товарного знака в отношении заявленных товаров и услуг повлечет нарушение международных интересов иностранного государства [5].

Кроме того, суд апелляционной инстанции посчитал обоснованным выводы о том, что обозначение «IN GOD WE TRUST» может оскорбить религиозные чувства верующих и противоречит принципам морали. Сама коммерциализация выражения, обладающего столь однозначной религиозной семантикой (значением), явным образом будет затрагивать религиозные чувства верующих и многие религиозные источники, в частности Ветхий Завет, запрещают использовать напрасно имя Божье всуе, что может вызвать критику со стороны верующего населения и усугубляется испрашиванием правовой охраны для финансовой деятельности и кредитно-денежных операций.

Роспатент отказал и в регистрации товарного знака, представляющего собой сокращенное буквенное обозначение, используемое мировым сообществом для идентификации Великобритании как государства.

Заявителем обозначения по заявке № 2006722090/50 с приоритетом от 28.07.2006 являлся гражданин России А. В. Голубев из Санкт-Петербурга.

В качестве товарного знака заявлялось обозначение, представляющее собой сочетание букв «GB» с элементами орнамента вверху и внизу в черном цвете на белом фоне. Нижняя часть буквы «B» выделена белым цветом.

Отказ в регистрации мотивирован тем, что доминирующий элемент заявленного обозначения «GB» представляет собой код Великобритании по стандартам ВОИС и ISO (Международной организации по стандартизации).

В возражении от 16.09.2008 заявитель выразил несогласие с решением и, в частности, указал следующее:

-        данный код не установлен государственной символикой Великобритании;

-        стандарты ISO не устанавливают требований к средствам индивидуализации;

-        заявитель активно использует заявленное обозначение при осуществлении предпринимательской деятельности и не является конкурентом предприятиям Великобритании.

Рассмотрев возражение против отказа экспертизы, ППС Роспатента посчитала доводы возражения неубедительными и отметила следующее.

Коды стран по стандарту ВОИС и ISO широко известны российским производителям и потребителям в силу их проставления на товарах и при публикации сведений об объектах промышленной собственности.

Наличие вышеуказанных общедоступных сведений о кодах стран обусловливает возможность соотнесения заявленного обозначения с конкретным государством — Великобританией и, как следствие, введение российского потребителя в заблуждение относительно изготовителя товара или месте происхождения товара. Таким образом, заявленное обозначение способно ввести потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя, что является законным основанием для отказа в регистрации [5].

Однако необходимо отметить, государственные, международные и публичные обозначения, перечисленные в п. 2 ст. 1483 ГК РФ, если и не могут получать охрану как товарные знаки, все же могут быть включены в товарные знаки в качестве неохраняемых элементов, если на это имеется согласие соответствующего компетентного органа. При этом слова «такие элементы» относятся ко всем обозначениям, указанным в пп. 1–4 п. 2 ст. 1483 ГК РФ.

Литература:

1.      Парижская Конвенция по охране промышленной собственности 1883 г. (вступила в силу 07 июля 1884 г.). Публикация ВОИС. № 201(R). 1990.

2.      Федеральный конституционный закон от 25.12.2000 № 1-ФКЗ «О Государственном флаге Российской Федерации» // Российская газета. — 27.12.2000. — № 244.

3.      Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая): федер. закон от 18.12.2006 № 230-ФЗ // Российская газета. — 22.12.2006. — № 289.

4.      Закон Российской Федерации от 23.09.1992 № 3520–1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» // Ведомости Съезда народных депутатов РФ. 1992. № 42. Ст. 2322.

5.      Джермакян В. Ю. 300 вопросов по товарным знакам: разъяснения правоприменительной практики // Режим доступа: КонсультантПлюс.

6.      Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации / Э. П. Гаврилов В. И. Еременко. М.: Экзамен, 2009. 835 с.

7.      Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части четвертой / Под ред. Л. А. Трахтенгерц. М.: КОНТРАКТ, 2009. 715 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle