Библиографическое описание:

Матвеева А. С. Функционально-семантические направления в современной лингвистике // Молодой ученый. — 2014. — №11. — С. 342-344.

Изучение грамматического аспекта речевой деятельности предполагает необходимость учитывать структурно-системные и функционально- семантические характеристики изучаемых единиц языка. Организация языкового материала опирается на существующие в лингвистике два направления функциональной грамматики: 1) семасиологическое (от языковой формы к содержанию), согласно которому организация языковых единиц приобретает линейную структуру, т. е. анализ значений концентрируется в пределах отдельных грамматических единиц, их категорий и форм; 2) ономасиологическое (от содержания к языковой форме), оно исключает линейное построение материала. Языковой материал передается по логико-семантическим группам [8, с. 183].

На наличие двух ведущих направлений в истории лингвистики указывали многие языковеды — В. Матезиус, Ф. Брюно, О. Есперсен, Г. Аренс и др. Эти направления назывались по-разному — формальным и функциональным (В. Матезиус), традиционным и логическим (Ф. Брюно), морфологическим и синтаксическим (О. Есперсен), эмпирическим и рациональным (Г. Аренс) и т. д.

Опираясь на традицию, связанную с расширительным истолкованием терминов «семасиология» и «ономасиология», которая идет от Й. Филипца и М. Докулила, многие ученые стали называть эти направления ономасиологическим и семасиологическим. Традиционно исследования языкового материала проводилось по этим направлениям. В первом случае речь идет о грамматиках, исходящих из потребностей слушающего, а во втором — из потребностей говорящего. Уместно напомнить, что Л. В. Щерба называл семасиологическую грамматику пассивной, а ономасиологическую — активной [9, c. 37].

Изначально речь шла главным образом об ономасиологическом направлении в истории западноевропейской грамматики, но подобное направление существовало и в истории русской грамматической науки. Его судьба складывалась на фоне семасиологического направления, идущего от «Российской грамматики» Ломоносова. В рамках последнего обнаруживаются труды А. А. Барсова, А. Х. Востокова, Ф. Ф. Фортунатова, А. М. Пешковского, А. А. Шахматова, И. А. Бодуэна де Куртенэ, Н. В. Крушевского, В. А. Богородицкого, В. В. Виноградова, авторов академических грамматик русского языка под редакцией Н. Ю. Шведовой [1, c 92].

Часто представлен интегрированный подход: вначале через значения языковых форм устанавливается функционально-семантическое (понятийное) поле, затем семасиологически исследуются выражаемые языковыми средствами значения, относящиеся к определенному полю. Особое значение в рамках двух функционально-семантических направлений приобретает понятие «функция» как отдельная структура языка и теория функционально-семантического поля, которые являются основными понятиями для функциональной грамматики.

Понятие языковой функции является одним из важнейших положений лингвистики, особо детально оно прослеживается в концепции Пражского лингвистического кружка, а понятие функции языка у пражских лингвистов основывается на представлении о языковых функциях немецкого языковеда К. Бюлера, изложенном в работе «Теория языка. Структурная модель языка» [5, с. 121]. По мнению К. Бюлера, психические способности человека мыслить, чувствовать и выражать волю породили три функции языка — коммуникативную (функцию сообщения), функцию выражения и функцию обращения. Этим функциям соответствуют три типа высказываний — повествовательный, восклицательный и побудительный. Коммуникативная функция связывается с интеллектуальным мышлением и способом общения. Ей противопоставлена функция выражения (аффективная, эмотивная, эмоциональная функция), которая истолковывается психологически как контакт «заражения» слушателя с помощью интонационно-фонетических средств. Пражские лингвисты развили представление о языке как функциональной системе, определяя язык как систему средств выражения» служащих определенной цели. Термин «функция» пражские ученые понимают не в математическом смысле как выражение строгой зависимости, а как целевую установку речевого высказывания. Введение понятия функции привело к установлению так называемой телеологической (т. е. целевой) точки зрения, согласно которой любое языковое явление следует оценивать с точки зрения, к которой оно направлено [2, с. 58]. С понятием функция тесно связан термин функционально- семантическое поле, который был разработан в советском языкознании с 60–70-х гг. 20 в. А. В. Бондарко [3, с. 67].

Функционально –семантическое поле (ФСП) — система разноуровневых средств данного языка (морфологических, синтаксических, словообразовательных, лексических, а также комбинированных — лексико-синтаксических, взаимодействующих на основе общности их функций, базирующихся на определённой семантической категории. ФСП аспектуальности, темпоральности, залоговости, локативности и т. п. представляют собой разновидности языковых категорий. Термин ФСП связан с представлением о группировке (упорядоченном множестве) взаимодействующих языковых средств и их системно-структурной организации. Понятие ФСП включается в систему понятий и терминов грамматики, исследующей языковые единицы не только в направлении от формы к значению, но и от значения к форме [2, с. 94].

В основе каждого функционально- семантического поля лежит определённая семантическая категория — тот семантический инвариант, который объединяет разнородные языковые средства и обусловливает их взаимодействие. Так, семантический инвариант аспектуальности, заключающийся в передаче характера протекания и распределения действий (и других разновидностей предикатов) во времени, раскрывается в системе содержательных вариантов, включающих такие признаки, как отношение действия к пределу, фазовость (обозначение начала, продолжения и завершения действия), перфектность, т. е. обозначение актуальности последствий действия (пересечение полей аспектуальности и темпоральности). Каждый семантический вариант в рамках данного ФСП связан с определёнными средствами формального выражения. ФСП представляет собой двустороннее (содержательно-формальное) единство, охватывающее конкретные средства данного языка со всеми особенностями их формы и содержания [4, с. 56].

Существует два основных вида ФСП:

1)            ФСП, обладающие морфологическим ядром, которые идентичны функционально — семантическим категориям, таким как темпоральность, модальность, залог и др.

2)            ФСП с функционально — семантическим инвариантом, выраженным средствами только одного уровня. Это грамматические и лексические поля. Грамматические поля рассматривают одну сторону языка, относятся к одному языковому уровню, а ФСП охватывают более широкую языковую сферу (грамматические категории и связанные с ними элементы, относящиеся к разным языковым уровням).

ФСП — один из способов структурирования смыслового пространства языка, который позволяет исследовать систему центральных и периферийных языковых средств выражения того или иного смысла.

ФСП, базирующиеся на одной и той же семантической категории, но на разноязычном материале, могут существенно различаться по своей структуре. Так, если в славянских языках центром поля аспектуальности является грамматическая категория вида, то в немецком языке, где нет вида как грамматической категории, центральную роль играют различные лексико-грамматические средства выражения предельности​/​непредельности действия, а в английском большую роль играет категория залога. Если в «артиклевых» языках, например в немецком, английском, французском, болгарском, сильно центрированное поле определённости​/​неопределённости опирается прежде всего на систему форм артикля, то в языках, не имеющих этих форм, у данного поля отсутствует единый грамматический центр. Выделяются зоны пересечения полей (области взаимодействия семантических элементов разных полей, например, семантические комплексы с аспектуально-темпоральными, аспектуально-модальными элементами, с возможным участием элементов качественности и т. п.). Группировки ФСП в любом языке образуют систему. Описание системы ФСП того или иного языка может рассматриваться как одна из задач функциональной грамматики [4, с. 62]. ФСП играют большую роль в формировании разных функциональных направлений.

Функционализм, будучи одним из ведущих подходов к изучению языка, определяет новые задачи в исследовании единиц и категорий разных языковых уровней. Функциональное направление рассматривает в единой системе средства, которые принадлежат разным языковым уровням, но объединяются на основе общности их семантических функций. В понятии функции как назначения той или иной единицы языка следует различать два аспекта потенциальный и результативный. Функция в потенциальном аспекте — это присущая той или иной единице в языковой системе способность к выполнению определенного назначения и к соответствующему функционированию. Функция в результативном аспекте — результат функционирования данной единицы во взаимодействии с ее средой, т. е. назначение как достигнутая в речи цель. Указанные аспекты понятия функции находят отражение в лингвистическом анализе [6, с. 33].

В современной лингвистике наблюдается большой интерес и развитие направлений, связанных не только с понятием функция, но и базирующихся непосредственно на тесном взаимодействии языка и человека. Одним из таких направлений является когнитивный подход в лингвистике- дисциплина, позволяющая осознать языковые особенности человека и понять? как его речь и высказывания влияют не только на поведенческие и коммуникативные стороны его жизни, но и на внутренние психологические процессы и состояния [7, с. 14].

Когнитивную лингвистику некоторые исследователи определяют как «сверхглубинную семантику» и рассматривают ее как естественное развитие семантических идей. Они видят за категориями языковой семантики более общие понятийные категории, которые можно представить как результат освоения мира в процессе познания его человеком. Внимание когнитивной лингвистики к семантической проблематике и методологическая близость ее к лингвистической семантике объясняет стремление ряда авторов, особенно в России, говорить именно о когнитивной семантике, а не о когнитивной лингвистике или грамматике.

Термин «когнитивное направление в лингвистике» впервые появился в 1975 г. в статье Дж. Лакоффа и Г. Томпсона «Представляем когнитивную грамматику» [10, с. 11].

Таким образом, в современной лингвистике прослеживается четкая тенденция к развитию направлений, связанных не только с понятиями «функция», «поле», но и отраслей, которые имеют в своей основе антропоцентрический подход, когнитивные факторы, определяющие структуру развития языка и человека, взаимодействие этих понятий на разных уровнях развития цивилизации.

Литература:

1.                 Апресян Ю. Д. Идеи и методы современной структурной лингвистики, М., 1966

2.                 Лингвистический энциклопедический словарь, М., 1990

3.                 Бондарко А. В. Функциональная грамматика, Л., 1974

4.                 Бондарко А. В. Теория функциональной грамматики и вопросы аспектологии, Л., 1983

5.                 Бюлер К. Теория языка, М., 1993

6.                 Адмони В. Г. Основы теоретической грамматики, М., 1964

7.                 Гжанянц Э. М., Мерзлякова Л. В., 1988

8.                 Есперсен О. Философия грамматики, М., 1958

9.                 Кубрякова Е. С. Номинативный аспект речевой деятельности. М.: Наука, 1986. 183 с.

10.             Martinet A., A Functional View of Language, Oxord,1968

11.             Cлюсарева Н. А. Проблемы функционального синтаксиса современного английского языка, М., 1981

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle