Библиографическое описание:

Бляхер П. Л. Региональная специфика межкультурного взаимодействия учащихся системы среднего профессионального образования Хабаровского края // Молодой ученый. — 2014. — №11.1. — С. 30-32.

В статье анализируется уровень развитости межкультурной коммуникации у студентов системы профессионального образования Хабаровского края в ситуации трансформации культуры межэтнического взаимодействия.

Ключевые слова:межкультурная коммуникация, среднее профессиональное образование, Хабаровский край.

Последние десятилетия мы стали свидетелями лавинообразного роста межэтнической напряженности в российском обществе[1]. Данные процессы охватывают практически все общество – от бытовой ксенофобии (выливающееся периодически в массовые драки, «правые» митинги) до включения националистической риторики в политическом дискурсе [4].

Для Хабаровского края данные процессы имеют свою региональную специфику. В силу ряда специфических географических, экономических и исторических особенностей Хабаровского края в регионе сложилось поликультурное общество, интегрирующее в себя представителей различных этнических, культурных и религиозных групп [2], отличительными чертами которого выступает терпимость и «добрососедские» отношения.

Ситуация меняется с началом нулевых годов. В силу действия ряда  «вызовы» (программа формированного развития региона [6] и включение Дальнего Востока в националистический дискурс) сложившаяся система межкультурных коммуникаций подвергается угрозе трансформации.

В данных условиях наиболее уязвимой оказалась молодежь, так как еще не обладает окончательно сформированными навыками межкультурной коммуникации. Среди всех групп молодежи особое внимание заслуживает категория учащихся профессионального образования. Специфичными факторами риска для данной категории, по нашему мнению, являются недостаток общекультурной и гуманитарной составляющей учебных программы, социальная напряженность, вызванная спадом производства в регионе, низкий социальный статус большинства учащихся.

Для решения этих задач в марте-апреле 2014 года нами было проведено исследование особенностей межнационального общения у студентов среднего профессионального образования Хабаровского края (анкетный опрос, n=281, доверительная вероятность 95 %, доверительный интервал ±5,8 %). В выборку вошли учащиеся учреждений Хабаровска, Комсомольска-на-Амуре и Амурска, обучающихся по программам получения специальности и профессии.

В качестве основного инструмента выбрана методика «Измерение толерантных установок в сфере межнациональных отношений» (Собкин В.С., Адамчук Д.В.)[6], так как данная методика, по нашему мнению, дает наиболее валидные результаты, так же часть вопросов методики возможно рассматривать самостоятельно, для получения новой исследовательской информации. Также в анкету вошел блоком вопросов, фиксирующим компетентностную составляющую межкультурной коммуникации.

Толерантные/интолернатные установки учащихся.

Важным показателем уровня межкультурного общения является степень терпимости по отношению к представителям других этносов и культур. Для оценки уровня толерантности учащихся была выбрана методика «Измерение толерантных установок в сфере межнациональных отношений» (Собкин В.С., Адамчук Д.В.).

Средний индекс для студентов профессиональных учебных учреждений составил -0,8. Такой индекс на шкале находиться ближе к полюсу толерантности (в методики чем ниже нуля индекс – тем ближе он к полюсу толерантности). Для сравнения, эталонными для учащихся 11 классов Московских школ являются показатели индекса 0,05[2], что ближе к полюсу интолерантности.

Если рассматривать территориальную предрасположенности к толерантным/интолерантным установкам мы увидим следующую картину:  в краевой столице средний уровень индекса составляет -0,53, для Комсомольска –на-Амуре -0,94 и для Амурска -1,3.

Таким образом, можно предположить, что уровень межкультурной напряженности у студентов выше в крупных городах региона.

Проявление толерантных/интолерантных установок на идеологическом уровне.

В данном блоке мы рассматривали готовность учащихся системы профессионального образования к вступлению во взаимодействие с представителями национальных меньшинств в рамках базовых институтов общества (армия, образование, культура, СМИ). Кроме этого в этом блоке мы фиксировали отношение к национальным праздникам и восприятие причин негативного отношения к мигрантам.

Как показали данные исследования, учащиеся обладают вполне сформированным представлением о «правильном» взаимодействии с представителями этнических меньшинств в рамках общественных институтов (право на культурную самобытность, необходимость служить в армии и т.д.). Однако теоретические знания имеют относительную связь с реальность – 18% респондентов отрицают право национальных меньшинств на проведение своих праздников. Так же при объяснении причин негативного отношения к мигрантам 21% указали ксенофобию, 69% воспроизвели различные обвинения, характерные для современного дискурса («агрессивность», «плохое отношение к русским» и т.д.).

Поведенческие практики.

Поведенческие практики учащихся мы рассматривали с нескольких позиций: роль национальной принадлежности оппонента в возникновении конфликта, реальное участие в конфликтах, и стратегии взаимодействия с представителем «другой национальности» в рамках малой социальной группы (учебная группа).

Для учащихся характерно в межличностном общении не предавать значительной роли национальности контрагента. Так большая часть респондентов (56%) чаще всего не видит национальной подоплеки в конфликтной ситуации, о своем участии в конфликте указало всего 15% учащихся. При взаимодействии с представителем «другой национальности» в рамках малой группы половина респондентов выбрала стратегию невмешательства, 25% готовы активно помогать адаптироваться и лишь 15% опрошенных выбрали агрессивную линию поведения.

В итоге можно заключить, что студенты обладают достаточной суммой навыков для взаимодействия с представителем другой национальности на уровне «личность-личность».

Компетентностный уровень.

В данном блоке мы рассматривали когнитивную составляющую межкультурной коммуникации: представление об этнополитической структуре России как многонационального государства, а так же уровень осведомленности о культуре этнических меньшинств.

Первая группа вопросов была посвящена фиксации представлений учащихся о России, как многонациональной стране. Для большинства респондентов понятие «россиянин» было тождественно этнической принадлежности «русские» (37%), 29% указывали на ведущую роль язык и знание русской культуры, и 18% на территориальную принадлежность («русские живущие в России»). Лишь 16% учащихся дали ответ, наиболее близкий к официальной трактовки термина («гражданин России, вне зависимости от национальной принадлежности»). Так же 20% участников исследования считают, что Россия родина только для одного народа, что является элементом националистического дискурса («Россия для русских»).

На группу вопросов, фиксирующих объем знаний о культурах других народов, не смогли правильно ответить более половины респондентов.

Таким образом, можно говорить устойчивых националистических установках при этом достаточно низкий уровень знаний элементов других культур.

Таким образом, наглядно видно, что учащиеся системы среднего профессионального образования обладают достаточно развитой как поведенческой компетенцией в области межкультурного общения, так и в меру сформированными толерантными установками поведения. Однако, из ответов на вопросы «компетентностного уровня» учащиеся продемонстрировали использование некоторых практик националистического дисекурса (Россия для русских).

Стоит отметить, что при распределении показателей индекса толерантности по территориальному принципу наиболее низки показатели были установлены у учащихся Хабаровска (-0,52). Студенты Комсомольска-на-Амуре и Амурска напротив, показали достаточно высокий уровень толерантных установок (-0,94 и -1,3, соответственно). Таким образом можно говорить о территориальной предрасположенности установок межкультурной коммуникации. Частично это можно объяснить направлениями основным потоков трудовых мигрантов (стремление в более экономически благополучные города), а так же развитостью коммуникативных каналов (средства массовой коммуникации, административные каналы, миграционная активность населения), через которых становится возможна трансляция элементов националистического дискурса.

На данный момент можно констатировать, что для учащихся Хабаровска проблем межкультурной коммуникации не является на столько острой, как для их сверстников из «западных» регионов России. Однако,  существующие тенденции говорят о потенциальной возможности ухудшения сложившейся ситуации.

                 Литература:

1.                  Бляхер Л.Е., Потребность в национализме или национальном самосознании на Дальнем Востоке России/ Л.Е. Бляхер// Полис. 2004. № 3. С. 44

2.                  Завалишин А. Ю., Костюрина Н. Ю. , Студенческая молодёжь Дальнего Востока: между этнической толерантностью и экстремизмом/А.Ю. Завалишин, Н.Ю. Костюрина// Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. - 2013. - № 4 (40). - С. 83-93

3.                  Леонова А.С,. Неприязнь к мигрантам как форма самозащиты/А.С.Леонова//Отечественные записки.[Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.strana-oz.ru/2004/4/nepriyazn-k-migrantam-kak-forma-samozashchity

4.                  Собкин В.С., Адамчук Д.В. Измерение толерантных установок в сфере межнациональных отношений/ В.С. Собкин, Д.В. Адамчук// Вестник Практической Психологии Образования №2(7), №3(8) – 2006

5.                  Ярулин И.Ф., Лобода О.В. "Новое" освоение Дальнего Востока: к постановке проблемы этнического сдвига / И. Ф. Ярулин, О. В. Лобода // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. - 2013. - № 4 (40). - С. 128-135



[1] Например: Вандышева О. В России растут ксенофобские настроения/ «Expert Online». Электронный ресурс. URL: http://expert.ru/2013/11/5/v-rossii-rastut-ksenofobskie-nastroeniya/

[2] Данные по учащимся г. Москвы взяты из статьи Собкина В.С. и  Адамчука Д.В.,

.  

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle