Библиографическое описание:

Понамарева Е. Ю. Репрезентация концепта БЕДНЫЙ и его английского аналога POOR средствами фразеологии // Молодой ученый. — 2009. — №7. — С. 145-149.

Являясь носителями культурно-национальной коннотации, фразеологические единицы (ФЕ) сочетают в себе буквальное значение и концепты, стереотипы, символы, мифологемы. Национальная специфика воплощается посредством образного основания, которое включает в себя культурно маркированные реалии, а интерпретация этого основания  зависит от знакового культурно-национального «пространства» народа, его «обиходно-эмпирического, исторического и духовного опыта» [1, с. 214]. Опыт в данном случае включает как восприятие, так и характер его взаимодействия с физическим и социальным окружением [2, с. 14]

Будучи направленными на субъект, ФЕ не столько описывают мир, сколько позволяют его  оценивать, выражать к нему субъективное отношение [3, с. 82].

Основанием для выделения концептуальных метафор служит теория Дж. Лакоффа и М. Джонсона, согласно которой метафора – механизм,  связанный с мыслью или действием, способствующими пониманию абстрактных понятий, суть которого заключается в отображении одной сферы опыта в терминах другой сферы опыта [4, с. 49]. Область-источник метафоризации, как правило, понятна, более известна через непосредственный физический опыт, поэтому проще при передаче от одного человека другому. Т.о., один концепт, который знаком человеку, может служить средством вербального воплощения другого.

Концептуальные метафоры, обозначающие в культуре один и тот же концепт, но уточняющие отдельный концептуальный признак, образуют единую взаимосвязанную систему.

Нами зафиксировано 82 ФЕ, используемых для обозначения признаков  концепта БЕДНЫЙ в русском языке, выявленных в ходе дефиниционного анализа.

Концептуальный признак «неимущий» уточняется такими ФЕ, как: ни алтына/гроша/копейки/полушки/обола за душой, вкушать от пищи святого Антония, перебиваться с гроша на копейку, на медные деньги, класть зубы на полку, идти/пустить по миру/с сумой, на бобах, ветер свистит в карманах, перебиваться с хлеба на квас/с куска на кусок/с гроша на копейку/с корочки на корочку/из кулька в рогожку, пустой/тощий кошелёк, быть на мели, затянуть потуже пояс, гол как сокол, ходить с протянутой рукой, худо-бедно, беден как церковная крыса/ как турецкий святой/ Ир/ Иов/ Лазарь, пить/сосать кровь, карманная чахотка, щелкать зубами, не с чего жить, биться как рыба об лёд, ни кола ни двора, ни ложки ни плошки, хоть шаром покати [5], [6].

Второй концептуальный признак, определяемый как «скудный», уточняется следующими данными фразеологического словаря: кот наплакал, от жилетки рукава, рожки да ножки, едва-едва, всего ничего, не густо, раз-два/ раз-другой (да) и обчелся, по пальцам можно пересчитать, полтора человека, самую малость/толику, с/ на мизинец, с наперсток/ ноготь/ ноготок, на донышке, малая толика, с гулькин/ воробьиный нос, капля в море[5], [6].

Выделенный признак «невыразительный» дополняется такими  ФЕ, как день за день, на одной ноте, в одну ноту, та же песня [5], [6].

Концептуальный признак «несчастный» находит отражение во фразеологических единицах: хоть в петлю лезь, хоть караул кричи, хоть волком вой, хоть плачь, черный день, как двадцать два/тридцать три несчастья, как ходячее/воплощенное несчастье, как в воду опущенный, как пришибленный, как побитый, сам не свой, свет не мил [5], [6].

Особенность рассматриваемого концепта заключается в том, что он обладает как вещественной, так и абстрактной сущностью. Выделенные метафоры систематизированы по категориям «конкретное/абстрактное» согласно идеи о том, что понятийная система человека организована в «терминах категорий» [2, c.16], и способы категоризации связаны с мыслительными операциями.

Данные анализа представлены в таблице:

БЕДНЫЙ

КОНКРЕТНОЕ

АБСТРАКТНОЕ

1. мало/отсутствие денег

1. горе

2. простая/мало/отсутствие пищи

2. плохая/несчастливая жизнь

3. плохое/отсутствие жилища

3. жизнь святых

4. плохая/отсутствие одежды

 

5. части тела

 

 

Концептуальные метафоры, которые были объединены в категорию «конкретное», соотносятся с определенными в процессе дефиниционного анализа концептуцальными признаками неимущий, скудный.

Областями-источниками метафоризации послужили концепты ЕДА, ДЕНЬГИ, ЖИЛИЩЕ, ОДЕЖДА.

В русском языке в состав ряда идиом входят названия продуктов питания. Упоминаемые продукты свидетельствуют об условиях жизни того, кто их потребляет, например, простая пища: квас, хлеб/корка хлеба, бобы, вода, указывают на нужду.

Особое место занимают ФЕ, в состав которых входит наименование частей тела. В эпоху формирования языка сознание человека было антропоцентрическим и носило в основном мифологический характер, отождествляя часть и целое, цель и средство, причину и следствие и т.д. [7, c. 41].

Соматические идиомы, выражающие нужду, эталонизируют такие части тела, как зубы, рука/пальцы, нос, кровь.

Зубы связаны непосредственно с приемом пищи, поэтому невыполнение ими функции «жевания» или их отсутствие свидетельствуют о том, что пищи нет, а питание – необходимое условие выживания. Кровь также символ жизненных сил.

Переносно-образное употребление слова рука восходит к жесту, выражающему просьбу, прошение милостыни.

Для русского человека концепт ДОМ – организующий центр мира, выполняющий функцию защиты [3, c. 26]. Такие ФЕ, как ни кола, ни двора, хоть шаром покати, ни ложки, ни плошки говорят о неимении или нарушении своего безопасного пространства.

Для русского национального этического стереотипа характерно «нежадное» отношение к деньгам, однако, они – главный показатель благосостояния, поэтому во фразеологическом фонде большое количество ФЕ, в которых упоминаются деньги. Характерным является при описании бедности использование монет малого номинала (копейка, алтын, полушка и т.д.).

 Упоминание в идиомах элементов одежды и сопутствующих аксессуаров, например, карман (ветер свистит в карманах, карманная чахотка), кошелек (пустой/тощий кошелек), сума (пойти с сумой) также восходит к образу денег.

Метафоры, относящиеся к категории «абстрактное», актуализируют концептуальные признаки несчастный, неимущий. В процессе метафоризации в данном аспекте произошло пересечение концепта БЕДНЫЙ с концептами ЖИЗНЬ, ГОРЕ.

Многие идиомы, передающие идею несчатья или страдания, основываются на «изменении положения человека в системе координат существующего миропорядка» [3, c. 96] и относятся к ориентационному типу. Спина или спинной хребет, нос, плечи выступают как точки координат, и изменение их положения относительно пространстванной метафоры ВЕРХ – НИЗ свидетельствуют о ненормальном порядке вещей, где НИЗ реализуется в эмотивной оценке осуждения или рациональной оценке «плохо», например, повесить голову/нос, как в воду опущенный, как прибитый, опустить плечи.

Идея отчаяния передается ФЕ, в состав которых входят лекскмы вой, крик, плач. В своей семантике они содержат отзвук древних ритуалов и мифов.

Ряд фразеологических оборотов связан с именами святых угодников. Исходные формы мифонимов, обладающих высокой степенью семантической целостности, устанавливаются по тексту Библии или мифов, их образность создается посредством превращения имени собственного в символ каких-либо качеств, в данном случае бедности.

Фразеологизмы бедный как Лазарь/Ир/Иов восходитят к образам Лазаря Убогого, патриарха Иова, Ира, воплощением образа бедности.

Нами выявлено 53 фразеологические единицы для репрезентации следующих концептуальных признаков концепта POOR в английском языке:

- “lacking possessions”: poor as a church mouse/ as a rat/ as Job/ as Job`s turkey/ as a bandicoot/ as a fowl/ as wood, the new poor, the poor man pays for all, a beggar can never be bankrupt, the beggar may sing before the thief/ footpad/ pickpocket, beggars can`t be choosers, to poor mouth, turn to bag and wallet, not to have a bean/ a penny, be behindhand in one’s circumstances, reduced circumstances, with a cap in hand [8].

- bad: be a poor/ bad hand at/ not much of a hand at, work with the left hand, in poor shape, pale and wan (about health) [8].

- unfavourable”( очень близкий по коннотации предыдущему признаку): to think small beer of sth., to think little of sb, to have/ hold little price of, in bad part [8].

 - “humble”: of no/ small account, not worth a bean, mere/ remote circumstances, a negligible quantity [8].

 -unproductive”: fish in the air, beat the air, make bricks without straw, drop a bucket into an empty well, hold a candle to the sun, castles in Spain, wild-goose chase, flog/ mount on a dead horse, a bad job[8].

- “unlucky”: be on one’s beam-ends, a bed of thorns, out of God’s blessing into the warm sun, burst sb’s boiler, pull a boner, go to the bottom, be in a box, eat the bread of affliction, the breaks were against, get the cheese, flash in the pan, strike a bad patch, the deuce to pay [8].

С целью систематизации областей – источников метафоризации проведем их распределение по категориям «абстрактное/конкретное», как при анализе ФЕ в русском языке.

Представим результаты анализа в таблице:

POOR

КОНКРЕТНОЕ

АБСТРАКТНОЕ

1. мало/отсутствие денег

1. несвобода

2. элементы одежды, аксессуары

2. работа, её качество

3. части тела

3. неблагоприятные обстоятельства

4. простая пища

4. отсутствие пользы

 

Т.о., можно говорить о том, что в процессе концептуализации произошло пересечение с концептами ДЕНЬГИ, ЕДА, ОДЕЖДА, СВОБОДА, РАБОТА, КАЧЕСТВО, ПОЛЬЗА, НЕУДАЧА.

Общим для русскоязычной и англоязычной культур является использование лексем сума/bag, кошелек/wallet, карман/pocket в идиомах для создания образа бедности, здесь метафоризация затрагивает концепты ОДЕЖДА, ДЕНЬГИ.

Ряд ФЕ полностью аналогичны, например беден как церковная мышь/крыса/Иов - poor as a church mouse/rat, Job. Они имеют общий источник метафоризации, основанный на общечеловеческих знаниях.

Значительно реже по сравнению с русским языком для обозначения бедности используются названия продуктов питания. Чаще всего встречается лексема bean/beans, однако, она выступает в значении деньги, например not to have a bean, not worth a bean. Лексема bread в идиоме eat the bread of affliction также употреблена не в своем первоначальном значении.

В английском языке в состав соматических идиом часто входит название такой части тела, как hand/ рука, но если в русском языке мы ассоциировали ее в основном с образом просящего милостыню, подобное наблюдается и в английской идиоме with a cap in hand, все же в большем количестве идиом hand восходит к концепту JOB, акцентируя внимание на качестве выполняемой работы, например be a poor/ bad hand at/ not much of a hand at, work with the left hand.

Упоминавшаяся ранее пространственная метафора ВЕРХ – НИЗ, актуализирующая ценностный аспект, присутствует также в английских ФЕ: go to the bottom, be on one’s beam-ends, down in the mouth.

Метафоризация концептуального признака unproductive основывается на абсурдности прототипных ситуаций, «ситуаций соответствующих буквальному значению фразеологизма» [9, c. 84], например:beat the air, make bricks without straw, drop a bucket into an empty well, hold a candle to the sun, flog/ mount on a dead horse.

Исходя из  вышеизложенного, отметим, что на формирование фразеологизмов, соответствующих понятиям Бедный и Poor, оказали влияние общечеловеческие знания свойств реалий, о чем свидетельствует повторение источников метафоризации в категории «конкретное». Культурно-национальная специфика «первого» и «второго» менталитетов [10, c. 561] нашла отражение в абстрактных категориях.

Библиография:

1. Телия В.Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокульторологический аспекты [Текст] / В.Н. Телия. – М.: «Языки русской культуры», 1996. – 288 с.

2.  Лакофф Дж. Женщины, огонь и опасные вещи. Что категории языка говорят нам о мышлении [Текст] / Дж. Лакофф. – М. «Языки славянской культуры», 2004. – 792 с.

3. Маслова, В.А. Введение в когнитивную лингвистику [Текст] / В.А. Маслова. – М.: «Флинта», «Наука», 2004. – 293с.

4. Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем [Текст]/ Дж. Лакофф, М. Джонсон. М.: УРСС, 2004. – 254с.

5. Бирих, А., Мокиенко, В., Степанова, Л. Словарь фразеологических синонимов русского языка [Текст] / А. Бирих, В. Мокиенко, Л. Степанова. – М.: Академия, 1999. – 230 с.

6. Молотков, А.И. Фразеологический словарь русского языка [Текст] / А.И. Молотков. – М.: «Русский язык», 1978. – 543 с.

7. Мечковская Н.Б. Общее языкознание. Структурная и социальная типология языков [Текст] / Н.Б. Мечковская. – М.: «Флинта», «Наука», 2001. – 312 с.

8. Кунин, А.В. Англо-русский фразеологический словарь. 2 т. [Текст] / А.В. Кунин. – М.: «Советская энциклопедия», 1967. – 1264 с.

9. Маслова, В.А. Лингвокультурология [Текст] /В.А. Маслова. – М.: Академия, 2001. – 203с.

10. Степанов, Ю.С. Константы: словарь русской культуры [Текст] / Ю.С. Степанов. – М.: Академический проект, 2001. – 982с.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle