Библиографическое описание:

Леонов А. Ю. Восточная Сибирь и Забайкалье, как тыл русской армии накануне и в годы русско-японской войны // Молодой ученый. — 2009. — №7. — С. 181-184.

Русско-японская война 1904-1905гг обозначила проблемы внешней политики России в Азиатско-тихоокеанском регионе, которые не решены и сейчас. Визит премьер-министра России В. В. Путина в мае 2009 года в Японию не внес ясности в решение проблемы «северных территорий» между соседствующими государствами. Россия, стремясь к экономической интеграции со странами азиатско-тихоокеанского региона, должна твердо отстаивать свои геополитические интересы на Дальнем Востоке.

В войне 1904-1905гг особое участие принял регион Восточной Сибири и Забайкалья, который на момент конца XIX- начала XX века единственный мог предоставить действующей русской армии в Маньчжурии свои  людские и материальные ресурсы. Воинские части и гарнизоны русских войск, находящиеся в северной Корее, на Ляодунском полуострове, в  Маньчжурии формировались из жителей Сибири, Забайкалья, Амурской области и Дальнего Востока. В этих  регионах располагались по месту жительства большинство резервистов, годных к военной службе в армии.                                                        

  Российское правительство начало предпринимать деятельные меры по усилению своего присутствия на Дальнем Востоке, в Северной Корее и Маньчжурии еще в конце XIX века, стремясь обеспечить в этом регионе свои экономические и военные интересы.

Предпринимаемые меры выявили вопиющие недостатки в экономической, социальной, демографической политике, военной сфере большей части государства. Протянувшиеся на восток, от Урала до Тихого океана, огромные территории почти не имели населения.

Для охраны границы в Забайкалье было создано Забайкальское казачье войско, императорским указом от 17 марта 1851 года. Проект создания нового казачьего войска был предложен  генерал-губернатором Сибири Н. Н. Муравьевым и отправлен Российскому императору 30 декабря 1849 года из Иркутска в Петербург.[6, с.44 ]

Кроме казаков, вооруженные силы России в Восточной Сибири, Забайкалье в конце XIX - начале XX веков, были представлены армейскими пехотными и артиллерийскими частями, которые чаще всего были расквартированы в крупных городах: Иркутск, Верхнеудинск, Троицкосавск (Кяхта), Чита. Эти и некоторые другие города являлись своеобразными сосредоточиями военной силы империи на ее границах в Сибири. По численности военные части были небольшими и располагались гарнизонами.

Так еще в XVIII веке в городе Селенгинск проходили службу: мушкетерский полк, Тобольский, Селенгинский, Екатерининский пехотные полки, эскадрон драгун.[6, с.23 ]. В г. Троицкосавске, кроме пехотных частей и кавалерии находились артиллерийские подразделения. Крепости Забайкалья активно строились с XVIII по первую половину XIX века. Так были построены Нерчинская, Селенгинская, Петропавловская (о.Саган-Арал на реке Селенга), Троицкосавская. Эти опорные пункты были не просто местом дислокации войск, но и местом расположения администрации по управлению территорией, местом торговли и дипломатического обмена, а также  крепости собирали мобилизованных в случае военной необходимости. Крупные города Забайкалья, при гарнизонах,во второй половине XIX века имели госпитали и лазареты. При Читинском военном госпитале была учреждена военно-фельдшерская школа. В конце XIX века гарнизонные госпитали уже имелись в городах Иркутск, Верхнеудинск. С 18 июня 1896 года начинается постройка казарм Читинского резервного батальона. [7, с.26 ]

Вторая половина XIX века известна как эпоха Великих реформ в России.  В 1865 году территория страны была разделена на 15 военных округов.[8, с.44 ]. Одним из них стал Сибирский военный округ; позже он был разделен на Западносибирский ВО с центром в г. Омск и Восточносибирский ВО с центром в г. Иркутск. Для административного управления вводятся генерал-губернаторства. Во второй половине XIX-начале XX века генерал-губернаторы были не только гражданскими, но и военными администраторами – руководили военными округами, одновременно занимая посты наказных атаманов Сибирского и Забайкальского казачьих войск.

 В 1882 году Западносибирский военный округ был упразднен, Восточносибирский военный округ уменьшается по территории. В1884 году из Восточносибирского военного округа выделяется Приамурское генерал-губернаторство, состоящее из Забайкальской, Амурской, Приморской областей. Сюда же было включено и Владивостокское военное губернаторство. [8, с.36 ]. Забайкальская область управлялась из центра  в г. Хабаровск, с 1884 по 1906 гг. [7, с. 21]. Сама Забайкальская область была образована приказом Правительствующего Сената № 26394 от 11 июля 1851 года, город Чита объявлена областным центром, где располагалась канцелярия Военного губернатора.

С 1851 по 1884 гг. военный губернатор Забайкальской области прямо подчинялся Главному управлению Восточной Сибири, которое находилось в г. Иркутск. Восточная Сибирь с 1887 года именуется Иркутским генерал-губернаторством. В него входят: Енисейская, Иркутская губернии и Якутская область.

С 1 января 1874 года в России начал действовать закон, по которому была введена всеобщая воинская повинность. Призыву подлежали лица мужского пола, достигшие 20-летнего возраста без различия сословия. В случае начала войны объявлялась мобилизация, которой подлежали резервисты  1, 2 и 3 разрядов. Мобилизация должна была проходить в разные сроки для разных родов войск. Так, например, пехотные части отмобилизовались за 40 дней, конница – за 24 дня, артиллерийские части – за 51 день. [2, с.67 ]. Города становятся местом сбора мобилизованных. Списки подлежащих мобилизации составлялись сначала в волостях. Там же формировались первые команды. Затем команды мобилизованных отправлялись в уездные центры (города) гужевым или речным (озерным) транспортом. Более крупными центрами сбора мобилизованных становились губернские (г. Иркутск) или областные города (г. Чита,  г. Верхнеудинск) Восточной Сибири и Забайкалья. Процесс сбора и отправки в войсковые части «ратников» существенно убыстрился после начала строительства Транссибирской магистрали, которая соединила города Дальнего Востока, Сибири и Центральных районов России. Для призыва в действующие части военным ведомством России по округам разрабатывались специальные программы. «Программа сведения о призыве Государственного ополчения Сибирского военного округа в 1904 году» предписывала, что срок и организации призыва отправленный телеграфом или с нарочным не должен превышать 4 1\2 суток. Сбор и следование «ратников» от волостей к указанным уездным городам занимал от 1 до 14 суток грунтовыми дорогами; продовольствие стоило 40 копеек в сутки, мобилизованные расквартировывались по «обывательским квартирам» в городах и других населенных пунктах. [5, л.23]. С 1885 года циркуляром командующему войсками Приамурского  военного округа, от 8 октября за № 19703, предписывалось готовить пищу на сборных пунктах  в соответствии с религиозными постами, скоромную или постную. [14, л.1].

Отмечалось плохое содержание солдат на пунктах сбора мобилизованных; «экономия средств на пользу воинских частей»,  (на территории которых располагались сборные пункты), плохое качество пищи доводили новобранцев и мобилизованных до такого состояния, что «в войска прибывают обессиленные люди», которых приходилось «увольнять на Родину, на поправку».[16, л.2].

В 90х годах условия пребывания новобранцев (мобилизованных) на сборных пунктах удалось улучшить. Назначение «на довольствие» в одну или несколько воинских частей производил лично командир гарнизона, к кому поступили новобранцы или мобилизованные, руководствуясь информацией, переданной от уездного воинского начальника.

В Иркутской губернии в конце XIX -начале XX веков наиболее крупными местами сбора новобранцев и мобилизованных были города: Иркутск, Верхоленск, Кирен, Верхний Илим. Затем партии новобранцев, мобилизованных, собирались в городе Иркутск и далее направлялись в воинские части. Один Киренский уезд отправил в войска призывников; в феврале 1901 года – 212 человек, в феврале 1902 года -133 человека новобранцев.[4, д.18].

Из иркутской губернии было призвано в 1904 году и направлено в войска ратников 1 разряда:  Киренского уезда, годов службы с 1883 по 1886 – 135 человек, 1902 года – 45 человек, 1903 года – 15 человек (всего 195 человек); из Верхоленского уезда призвано с 1883 по 1886 годов службы – 123 человека, 1902 года – 44 человека (всего 167 человек). Получило отсрочку по состоянию здоровья: 20 человек годов службы 1883 – 1886 годов службы, 5 человек – 1902 года службы, 4 человека – 1903 года службы.[15, д.1]

 Призыв 1901 года, по Иркутской губернии, отправил новобранцев во вновь формирующиеся части 1 Восточно-Сибирской артиллерийской бригады, 21 Восточно-Сибирского стрелкового полка, 22 Восточно-Сибирского стрелкового полка и Сибирский Флотский экипаж [17, д.10].  Новобранцев 1902 года распределяли не только в выше перечисленные части, но и во 2 Восточно-Сибирскую стрелковую бригаду, Благовещенскую местную команду, 2 Восточно-Сибирский сапёрный батальон, Киренскую местную бригаду, Сретенский резервный батальон, Заамурский округ в отдельную пограничную стражу. [3, л.7]

В Забайкалье, наиболее крупными местами сбора новобранцев и мобилизованных были города: Верхнеудинск, Селенгинск, где располагались соответствующие «окружные по воинским делам присутствия». Верхнеудинский, Селенгинский уезды подчинялись Забайкальскому областному по воинским делам присутствию. Известно, что Верхнеудинский уезд был разбит на два призывных участка: Верхнеудинский и Петровский. [18, л.12].

Верхнеудинский участок собирал военнообязанных из Куналейской, Брянской, Ключевской, Тарбагатайской, Куйтунской, Кульской и Верхней городовой волостей. Петровскому участку подчинялись: Петровская, Никольская, Мухоршибирская волости.  

По отчету 1887 – 1888 годов Верхнеудинское уездное по воинским делам присутствие осуществляло набор: на Верхнеудинском участке по 13 ноября, на Петровском с15 по 16 октября. Всего по отчету за 1886 год с двух указанных участков набрано - 459 призывников, не явилось 12 человек, получило отсрочку 34 человека. На «действительной службе» новобранцы в основном служили в Верхнеудинской местной команде. Город Баргузин отправлял военнообязанных в город Верхнеудинск,  в 1900 году было отправлено 55 человек. [13, л.17].Во время призыва в населенных пунктах, принадлежащих волостям, зачитывались так называемые «общественные приговоры». «Общественный приговор», по своей сути, был призывным списком, где указывались лица подлежащие призыву на военную службу,  указывалось семейное положение призванных. Обычно призванные на службу в армию молодые люди были холосты, малограмотны. Процент грамотности населения был относительно высок лишь у староверов (семейских). Во время призыва 1902 года в Старо-Брянском селении из призванных грамотных было 6 человек, в Ново-Брянском селении Брянской волости, Верхнеудинского уезда, грамотных было 6 человек, в Усть-Брянском селении из призванных грамотой владел 1 человек. Средний рост новобранцев-сибиряков колебался от 2 аршинов 3 вершков (155,3см) до 2 аршинов 5 вершков (164,2 см).

Призыв 1902 года по «общественному приговору» был зачитан в Ново-Брянском селении 10 марта 1902 года, призвано в армию было 68 человек; в Усть-Брянском селении и Талецком – 16 марта 1902 года призвано 6 человек; в Старо-Брянском селении – 23 апреля 1902 года призвано 24 человека [11, л.26] Из села Чиронское, Чиронской волости Забайкальской области в 1902 году было призвано в армию 13 человек, села Кирочинское – 7 человек, села  Уненкерское – 7 человек.[10, л.28]

В 1904 году из Усть-Брянского селения по мобилизации был призван 1 человек, Нижнее-Талецкого селения – 3 человека. Русско-японская война 1904-1905 годов известна беспримерным мужеством русских солдат и офицеров. Символом несгибаемой стойкости стала оборона Порт-Артурской крепости, во время которой отличились воины-забайкальцы и сибиряки из Иркутской губернии. Известно, что из Нижнее-Талецкого селения, Брянской волости Верхнеудинского уезда, в Порт-Артуре воевало 3 человека; из селения Старая-Брянь – 14 человек (2 человека получили ранения). Из воинов Старо-Брянского селения ушедших на русско-японскую войну три человека пропали без вести («Со службы не явился»), трое убиты во время боевых действий, один умер в госпитале, три человека «уволены по слабости здоровья» [12, л.4]

 Сибирские и Забайкальские города в –XIX – XX веках были административными, торговыми, культурными центрами и играли важную роль в деле обороны страны. Военная образующая роль городов Сибири особо проявила себя во время мобилизации 1900 года, когда русские войска приняли участие в подавлении восстания  «ихетуаней» в Китае, во время Русско-японской войны 1904-1905гг. Эти города принимали в своих госпиталях и лечили раненых соотечественников, снабжали армию необходимыми материально-техническими ресурсами, являясь опорой Российской армии, действующей на границе и в Маньчжурии.

Литература:

2.                 Бескровный Л.Г. «Русское военное искусство в 19 веке». Москва, «Наука», 1968г, с. 300.

3.                 ГАИО, ф. 457, опись 1, дело 17, лист 7.

4.                  ГАИО, ф.457, опись 1, дело18.

5.                  ГАИО, ф.457, опись1, дело №21 «Киренское уездное по воинской повинности                          присутствие». Лист 23.

6.                 Евдокимова C. В. «Очерки истории городов Забайкалья» г.Улан-Удэ, БГПИ, 1991г, с.60.

7.                 Ред. Третьяков В.С. «Мы службу несем в Забайкалье» г.Чита, Фрагмент, 1995г,   с.300.

8.                 Сб. «Сибирь в лицах». Новосибирск, Масс-медиа-Центр, «Инфолио-пресс», 2001г, с.600.

9.                 Смирнов Н.Н.  «Слово о Забайкальских казаках», Волгоград Комитет по печати, 1994г, с.608.   

10.              ЦГА РБ, ф. 35, опись 1\516, дело 7, лист 28, газета «Забайкальские областные ведомости» №60, 1902 год.

11.             ЦГА РБ, ф.35, опись 1\516, дело 7, лист 26.

12.             ЦГА РБ, ф.35, опись 4\600, лист 4.

13.             ЦГА РБ ф.160, опись 1. дело 113, лист 17.

14.             ЦГА РБ ф.250, опись1, «Верхнеудинское окружное по воинской повинности присутствие».

15.             ЦГА РБ, ф.250, опись 1, дело 1.

16.              ЦГА РБ ф.250, опись1, «Верхнеудинское окружное по воинской повинности     присутствие», лист 2.

17.             ЦГА РБ, ф.250, опись193, лист 10.

18.             ЦГА РБ, ф.250. опись 1, дело 277, лист 12.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle