Библиографическое описание:

Ярмолицкая Н. В. Английское свободомыслие и его влияние на развитие духовной культуры XVII-XVIII в. // Молодой ученый. — 2014. — №10. — С. 565-568.

Тема свободомыслия во все времена привлекала к себе внимание. Сегодня эту тему исследуют ученые разных научных направлений. И это неудивительно, ведь такая заинтересованность к исследованию этого феномена вызвана теми положительными моментами, которые происходят сейчас в обществе — это, прежде всего, постепенная легитимация религии и её позитивное влияние на общественное сознание. Впрочем такой этап духовного возрождения является весьма непростым и длительным, в нем человечество сталкивается с новыми проблемами, касающимися смысла человеческой жизни и её ценностей. Дать ответы на эти и другие вопросы сможет свободомыслие, которое прошло долгий путь развития, внося каждым своим последующим этапом что-то новое в материалистическое понимание мира.

Формируясь в течение веков, свободомыслие разрабатывалось различными философскими школами, что стало причиной возникновения различных типов и форм свободомыслия, которые менялись вместе с изменением социально-экономических отношений в обществе и с развитием научного знания. Свободомыслие, несомненно, является весомым культурным достоянием, которое определяется как идейное течение, провозгласившее право разума на свободное критическое рассмотрение положений религии. Также, независимо от религии, оно исследует мир, защищает право личности на свободный выбор жизненных позиций. С помощью полученных знаний и проникая в духовный мир человека, постепенно совершенствуются и формы свободомыслия. Ведь чем большим уровнем знаний овладевает общество, тем совершеннее и основательнее становится свободомыслие.

В данной статье мы попытались по-новому рассмотреть взгляды представителей английского свободомыслия конца ХVII — начала XVIII в. — Дж. Локка, Дж. Толанда и А. Коллинза. Вед в постсоветский период эти философы рассматривались, как отрицающие бога и религию, а их учения преподносились как антицерковные и антирелигиозные. Наша цель показать истинное предназначение свободомыслия и по-новому проанализировать взгляды данных мыслителей.

Как самостоятельное течение свободомыслие выделяется в ХVII –XVIII вв. Впервые термин «свободомыслие» был применен Дж. Локком, впрочем еще у Б. Спинозы можно найти провозглашенное им право разума на свободное мышление, ведь «каждый человек рождается свободным, а потому и должен свободно мыслить» [1, с. 798].

Чтобы лучше понять наиболее характерные черты и специфические особенности развития английского свободомыслия необходимо рассмотреть предпосылки его возникновения и формирования. Среди факторов, которые имели существенное влияние на развитие свободомыслия в Англии следует выделить деизм, основателем которого был английский религиозный философ Эдуард Герберт (1583–1648). Он отмечал, что в «сфере религиозного сознания а priori существуют некоторые «общие понятия», в которых отражено и закреплено истинное учение о боге, освобожденное от всевозможных наслоений и искажений» [2, с. 6]. Помимо этого значительное влияние на формирование и развитие английского свободомыслия имел философский материализм, который основывался, прежде всего, на достижениях в естествознании и других науках начала XVII в. Родоначальником английского материализма и крупнейшим представителем эмпирического естествознания своего времени был Фрэнсис Бэкон (1561–1626), именно он бросил вызов схоластическим догмам и авторитетам, провозгласив силу и мощь научного знания.

Характерной чертой английского свободомыслия было то, что его представители отличались непоследовательностью в своей борьбе с религиозной идеологией, они не доходили до полного разрыва с религией, а потому их нельзя отнести к лагерю атеистов.

Заслуживает внимания одна из главных фигур в английском свободомыслии — Джон Локк (1632–1704), который вошел в историю как выдающийся представитель эмпиризма и либерализма. Его работы были обращены к вопросам теории познания и проблемам веротерпимости. Дж. Локк критиковал и осуждал преследования и гонения за религиозные мотивы. Обосновывая принцип свободы совести Дж. Локк отмечал: «Абсолютная свобода, справедливая и истинная свобода, равная и беспристрасная свобода — вот в чем мы нуждаемся» [2, с. 26]. Хотя Дж. Локк и отрицал свободу в известном смысле этого слова, все же он отстаивал такую ​​свободу, которая означала бы «способность человека поступать так, как он хочет или желает» [3, с. 7].

Много внимания Дж. Локк уделяет проблемам веротерпимости. Этому вопросу он посвящает три работы под названием «Письма о веротерпимости», в которых призывает к веротерпимости и осуждению религиозного фанатизма. Веротерпимость, по мнению Дж. Локка, должна быть главной отличительной чертой истинной церкви. Ведь истинное предназначение церкви это упорядочение человеческой жизни согласно правил добродетелей и благочестия. «Всякий, кто хочет числиться под знаменем Христа, — пишет Дж. Локк, — должен в первую очередь и прежде всего бороться против своих собственных вожделений и пороков. Тщетно присваивать себе имя христианина без святости жизни, чистоты обычаев, великодушия и кротости» [2, с. 28].

Достаточно подробно анализируя терпимость Дж. Локк акцентирует внимание на терпимость между людьми, независимо от того каких религиозных взглядов они придерживаются, терпимыми также должны быть и духовные лица. Ведь недостаточно только воздерживаться от насилия, грабежа и гонений, необходимо еще и наставлять своих прихожан в духе мира и доброй воли. Духовное лицо должно призывать всех людей быть милосердными, терпимыми, пытаться присмирять и смягчать неразумное отвращение к инакомыслящим.

Следует отметить, что Дж. Локк признавал церковь как добровольное сообщество людей, в котором все объединены по собственному желанию с целью публичного отправления богослужения, которое соответствует их мыслям, богу и способствует спасению их душ. Целью такого религиозного сообщества, по Дж. Локку, должно быть общее поклонение богу и достижение, с помощью этого, вечной жизни. Поэтому все правила должны быть направлены на осуществление этой цели и этому должны быть подчинены все церковные законы.

Никакой путь, отмечал Дж. Локк, по которому пойдет человек вопреки своего сознания, не приведет его к обители блаженных. Можно обогатиться способом, который не будет в радость, можно вылечиться с помощью лекарств в которые не веришь, но нельзя быть спасенным религией и богослужениями, которые вызывают отвращение и в которые не веришь. «Неверующему напрасно принимать вид исповедующего чужую веру. Только вера и внутренняя искренность дают единение с богом» [2, с. 49]. Следовательно, обратить человека к вере силой, если он не считает религию истинной и полезной, невозможно.

Следует отметить, что Дж. Локк признавал бессмертие души. Он отмечал, что имея бессмертную душу, каждый человек заслуживает вечного счастья. Это счастье зависит от веры и добрых деяний, которые помогут обрести милость божью, поэтому соблюдение их является высшей обязанностью человечества. Только с помощью заботы, исполнительности и милосердия можно приблизиться к поиску веры и добрых деяний, ведь в мире нет ничего, что могло бы сравниться с вечностью.

Критически относился Дж. Локк и к тем, кто отрицал бога. Неприемлемыми для него были лица, которые считали себя атеистами. Быть атеистом для него означало находиться в заблуждении. Отвлечь человека от такого ложного пути можно только с помощью милосердия, доброжелательностью, которые, как считал Дж. Локк, являются высшим предназначением христианства. Нельзя быть терпимыми к тем, кто отрицает бытие бога, потому что отречение от бога, даже мысленно, ведет к упадничеству. А значит и человек, который является атеистом, подрывает и разрушает всякую религию и не может претендовать на привилегию веротерпимости. Отсюда следует, отмечает Дж. Локк, что отказ от терпимости порождает все те распри и войны, которые происходят в христианском мире.

Еще одним ярким представителем английского свободомыслия по праву считают Джона Толанда (1670–1722), философию которого называют вершиной развития английского и французского материализма XVIII в. На протяжении всей жизни Дж. Толанд отстаивал передовые научные и философские идеи. Будучи сторонником просвещения, непримиримым противником клерикалов и мракобесов, Дж. Толанда по праву называют свободным мыслителем.

Дж. Толанд трепетно ​​относился к религии, а само слово «религия» он считал священным, которое для него означало «святость», «мир» и «честность». То что этим словом часто злоупотребляют, прикрывая собственное честолюбие, нечестность и раздоры, вдохновило Дж. Толанда к написанию труда «Христианство без тайн», в котором мыслитель пытался исправить узкие фанатичные догмы противников религии. Именно в этой работе он с помощью разума пытается разъяснить божественное откровение. Как утверждал Дж. Толанд — есть только один Господь Иисус Христос, «который является творцом, первым и последним, моей веры…», а самое славное, что может быть для человека — быть христианином [2, с. 90–91].

Следует отметить, что Дж. Толанд так же как и Дж. Локк свою критику направлял на борьбу с бесчестными клириками, которые, по его мнению, превращают религию в простое ремесло и несправедливо создают себе ложный авторитет. Поэтому неудивительно, что оставаясь ярым сторонником чистой и истинной религии, Дж. Толанд с уважением относился к настоящим и искренним проповедникам веры. Он утверждал, что «разум является единственным основанием всей несомненности; и всё, что дано в божественном откровении, будь то способ совершения, образ действия или само существование чего-либо, так же не исключается из его изысканий, как и обычные явления природы» [2, с. 95]. Будучи несколько скептически и враждебно настроенным по отношению к духовенству, Дж. Толанд отмечал, что желая быть законоучителями они не понимают сами того о чем говорят и под видом опытных мужей навязывают всем человеческие заповеди.

Итак, из вышесказанного становится ясно, что как и Дж. Локк, Дж. Толанд не отрицает бога, он признает авторитет бога и божественного откровения, считает их проявлением истины и самой истиной. Все что существует в природе, отмечает Дж. Толанд, становится нам известным с помощью опыта чувств, опыта человеческого разума или божественного откровения. Провозглашать и говорить об имени бога следует с благоговением, потому что он наделил нас способностью воспринимать явления и иметь обо всём собственное суждение, а также воздерживаться от нежелательных высказываний и соглашаться только с тем, что человек может ясно воспринять. Именно бог дал человеку возможность ошибаться, наделив способностью защищать себя от предвзятости и неосмотрительности, предоставив свободу выбора различать и постигать истину.

Еще один интересный момент в рассуждениях Дж. Толанда касается понятия «разума». Как писал мыслитель — поверить в прямое противоречие разума возможно только тогда, когда об этом будет написано в Священном Писании. Те кто придерживаются такого мнения этим оправдывают все нелепости и противопоставляют один свет другому. Поэтому, отмечал Дж. Толанд, «само предположение о том, что разум может разрешить одно, а дух божий — другое, неизбежно толкает нас к скептицизму, ибо мы будем вечно пребывать в состоянии неуверенности относительно того, чему же подчиняться; более того, мы вообще не можем быть уверенными в том, чтó же есть чтó. Доказательство божественности Писания зависит от разума, и если ясный свет одного может быть каким-либо образом опровергнуть, то как же мы можем быть убежденными в безошибочности другого?» [2, с. 110]. Впрочем, утверждал Дж. Толанд, не следует принимать за разум душу и рассматривать ее абстрактно. Также не следует принимать разум за установленный порядок, связь и отношения, которые естественно существуют между всеми явлениями. Обладая определенными свойствами, способностью образовывать различные идеи, выражать собственные доводы или отрицания, любить и ненавидеть, все эти способности Дж. Толанд называет здравым смыслом, или разумом. Разум является основанием логического рассуждения, умение человека судить о своих идеях в зависимости от их согласия или несогласия и тем самым любить то, что является добром и ненавидеть то, что есть злом. Таким разумом наделен каждый. Человека никто не заставляет грешить, он сам создает условия для пагубных привычек, которые легко приобрести, но от которых трудно избавиться. В этом случае, отмечает Дж. Толанд, вся вина лежит на самом человеке, ведь ошибочно будет утверждение будто «Бог искушает». Такое мнение является не верным, ведь «бог, — утверждает Дж. Толанд, — не искушает злом и сам не искушает никого. Но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственной похотью» [2, с. 125].

В своих произведениях Дж. Толанд много внимания уделяет вопросам веры. Под этим словом он понимает верования или убеждения во всём о чём нам говорит бог или человек. Следует отметить, что Дж. Толанд разделял веру в человека и веру в бога. Вера в бога, отмечал мыслитель, возникает тогда, когда бог сам непосредственно обращается к людям, или когда человек соглашается со словами или писанием тех к кому он обращается. Верить в то чего не понимаешь — это не истинная вера, а ложная неосмотрительность и предрассудок. Разница между человеческим и божественным откровением, уверял Дж. Толанд, заключается не в степени понятности, а в несомненности. Что же касается бога, то Дж. Толанд убежден в том, что человек не знает его сущности. Ведь любовь к нему подкрепляется добротой, а «наша благодарность — его милостью; наше повиновение определяется его справедливостью, а наши надежды подтверждаются его мудростью и силой» [2, с. 140].

За свободомыслие Дж. Толанда обвиняли в ереси, но он уверял, что с ним бог, а догматы Нового завета являются вполне понятными, полностью достойны бога и направлены только на благо человека. Поэтому на все упреки в свой адрес относительно еретических взглядов он говорил: «Я не признаю иной ортодоксии, кроме истины; и я уверен, что там, где истина, всегда должна быть так же церковь, я имею в виду церковь, посвященную богу, а не какой-либо группе людей или направлению в политике» [2, с. 184–185]. Дж. Толанд объяснял, что существуют люди, которые искажают учение, разум и Святое Писание, но не следует щадить тех кто ошибается, им нужно об этом говорить, разоблачать и показывать их истинное лицо.

К сказанному следует добавить, что Дж. Толанд действительно является ярким представителем свободомыслия. Отстаивая бога, христианство и религию он был убежден в том, что именно христианство является самой совершенной религией, в которой нет тайн, а в Евангелие нет ничего противоречивого или непостижимого.

В данном аспекте невозможно обойти вниманием еще одного выдающегося представителя английского свободомыслия — Антони Коллинза (1676–1729). А. Коллинзу некоторые исследователи приписывали открытие термина «свободно мыслящие» или «свободные мыслители». Также бытовало мнение, что именно он является основоположником этого направления, хотя на самом деле основателем свободомыслия принято считать Дж. Толанда. Впрочем, не следует недооценивать роль самого А. Коллинза в этом движении. Своей работой «Размышление о свободомыслии, вызванное возникновением и развитием секты, называемой СВОБОДОМЫСЛЯЩИЕ» А. Коллинз настроил против себя представителей духовенства и богословов тем, что очень резко высказывался против священников, обличал их действия, которые, в основном, были направлены на собственную пользу. Осуждая поведение священников А. Коллинз пытался разоблачить их выступления против разума и препятствии в исследованиях истины религии. Бороться с этим, утверждал А. Коллинз, можно только с помощью собственной уверенности в правильности понимания бога, полагаясь только на самих себя и свободное мышление. Как утверждал А. Коллинз — человек должен иметь право свободно мыслить, только тогда он может добиться совершенства в науках. А мыслить правильно можно только тогда, когда мыслишь свободно.

Широкий спектр проблем, который затрагивает свободомыслие непременно влечет за собой выяснения содержания этого термина. В данном аспекте исследования мы цитируем определение свободомыслия, которое дано А. Коллинзом. Так под свободомыслием он понимал «применение ума, [состоящее] встремлении узнать значение какого бы то ни было положения, в рассмотрении характера доказательств (evidence) за или против него и в суждении о нем в соответствии с кажущейся силой или слабостью этих доказательств» [3, с. 74]. Именно свободомыслие А. Коллинз считал единственным лекарством от суеверия, которое есть злом, и которое подавляет все человечество. Ведь «только благодаря свободомыслию люди способны узнать, что бесконечно доброе, справедливое, мудрое и могущественное существо создало мир и управляет им... что у честного и разумного человека нет никакого справедливого основания бояться чего-либо, исходящего от бога; напротив, этот человек должен испытывать большой восторг и удовлетворение от веры в его существование.».. [3, с. 96–97].

Впрочем, А. Коллинз отстаивал не только собственное понимание свободомыслия, он еще и защищал тех кто принадлежит к лагерю свободомыслящих, доказывая что человек имеет право на свободное мышление, а свободомыслие и есть свободное мышление. Как утверждал А. Коллинз человек имеет право на законных основаниях узнавать про истину все, при условии, что знание одних истин требуется от него богом, иные же знания есть полезными обществу, и те и другие не запрещаются богом и являются безвредными. Следовательно, если «мы имеем право знать какую бы то ни было истину, значит, мы имеем право мыслить свободно или… применять свой ​​ум, стремясь узнать значение любого положения, рассматривая характер доказательств за или против него и судя о нем в соответствии с кажущейся силой или слабостью этих доказательств, ибо нет другого пути обнаружить истину» [3, с. 75]. Из чего следует, что самым приемлемым путем в поиске истины, для А.Коллинза, было свободомыслие. Тот кто мыслит свободно применяет все усилия для того, чтобы быть правым, а это значит, что все свободно мыслящие должны быть самыми добродетельными. Достичь совершенства в любом ремесле — будь то искусство или науки можно только с помощью свободомыслия.

Таким образом обобщить взгляды А. Коллинза можно его же словами: «Невежество является основой атеизма, а свободомыслие — лекарством от него» [3, с. 144].

Подводя итог вышесказанному необходимо отметить, что представители английского свободомыслия своими свободными взглядами внесли существенный вклад в развитие духовной культуры, а их убеждения остаются актуальными и по сей день. Ведь проблемы развития духовной культуры во все времена волновали разные поколения. Не исключением является и современное общество, которое ныне переживает непростой и долгий процесс духовного возрождения, требующий пробуждения истинно человеческого, творческого отношения к жизни, инициативности и осознанного участия в обновлении общества, в котором приобретенные знания помогут создать благоприятные условия для духовного развития человека.

Литература:

1.        Академічне релігієзнавство: підручник / [А. М. Колодний, П. Л. Яроцький, Б. О. Лобовик та ін.; за ред. А. Колодного]. — К.: Світ Знань, 2000. — 862 с.

2.        Английское свободомыслие: Д. Локк, Д. Толанд, А. Коллинз / [Отв. ред., авт. вступ. ст. Б. В. Мееровский; пер. с англ. Е. С. Лагутина, А. С. Богомолова, И. Б. Румера]. — М.: Мысль, 1981. — 302 с.

3.        Английские материалисты XVIII в. Собрание произведений в трех томах / [под общ. ред. и с прим. Б. В. Мееровского; пер. с англ.]. — Т. 2. — М.: Мысль, 1967. — 405 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle