Библиографическое описание:

Мельникова Е. Н. Средства выражения эмоционально-оценочных высказываний в немецкой диалогической речи // Молодой ученый. — 2014. — №9. — С. 542-546.

Изучение особенностей немецкой диалогической речи находится в русле актуальных направлений современных лингвистических исследований. В последнее время лингвисты перешли от изучения языка как формальной системы к рассмотрению «языка в действии», то есть в речи. В диалогической речи важное место занимает эмоциональная функция. Содержанием этой функции является совокупность языковых средств, передающих эмоциональное и оценочное отношение говорящего к высказыванию. Целью данной статьи является выявление и анализ языковых средств, создающих эмоциональную оценочность. Источником языкового материала исследования явилась речь персонажей из художественных произведений XX века. Она рассматривается многими лингвистами как источник изучения разговорной речи. Материалом для исследования послужили эмоционально-оценочные высказывания, собранные методом сплошной выборки из 5 произведений 5 авторов (см. список используемых произведений).

Понятие «эмоция» очень емкое. Рубинштейн дает следующее определение эмоций. «Эмоции — переживание человеком его отношения к окружающему миру и к самому себе — одна из форм отражения объективной действительности» [7. С. 7]. Эмоции являют собой особую форму отношения к предметам действительности, обусловленной их соответствием или несоответствием потребностям человека.

В основе эмоций лежат оценки. Каждое высказывание есть, прежде всего, оценивающая ориентация, где каждый элемент не только значит, но и оценивает. Оценивая тот или иной факт окружающей действительности, человек переживает его и выражает свое личное отношение к нему. В лингвистике дается несколько определений оценки, но суть их одна и та же. М. Н. Николаева рассматривает оценку как общественно-закрепленное отношение носителей языка (хорошо — плохо) к объектам и фактам действительности. Объективный мир рассматривается носителями языка с точки зрения его ценностного характера, то есть добра и зла, пользы и вреда. Такой подход социально обусловлен и определенным образом отражен в языковых структурах [4. С. 96]. С. Г. Беляевская определяет оценку как суждение о ценностях, и ценность как положительную или отрицательную значимость объектов окружающего мира для человека, класса, группы, общества в целом, определяемую не их свойствами самими по себе, а их вовлеченностью в сферу социальной деятельности, интересов и потребностей, социальных отношений [1. С. 22]. Оценки не существуют без оценивающего субъекта — человека. На реальный мир накладывается сетка ценностей отдельного человека, формируя его индивидуальную оценочную «картину мира».

Эмоциональной оценкой является непосредственная реакция на объекты (предмет, события), выраженная междометиями, аффиктивными словами, словами-оскорблениями и т. д. Она всегда экспрессивна. Словосочетание «эмоциональная оценка» называет разноуровневые явления. На экстралингвистическом уровне эмоциональная оценка представляет собой мнение субъекта (индивидуального или коллективного) о ценности некоторого объекта, которое проявляется не как логическое суждение, а как ощущение, чувство, эмоция говорящего. На языковом уровне эмоциональная оценка предстает как отраженное и закрепленное в семантике языкового знака в качестве его микрозначения, или семы, мнение субъекта о ценности некоторого объекта. Оценочность и эмоциональность едины, не составляют двух разных компонентов значения, как едины оценка и эмоция на внеязыковом уровне. Положительная оценка может быть передана только через положительную эмоцию — одобрение, похвалу, ласку, восторг, восхищение и т. д., отрицательная — через отрицательную эмоцию — неодобрение, неприятие, осуждение, досаду, раздражение, пренебрежение, презрение и т. д. Оценка как бы «выстраивает» в себе соответствующую эмоцию, а параметры эмоции и оценки совпадают: «приятное» — «хорошо», «неприятное» — «плохо». Поэтому термин «эмоционально-оценочное» очень точно отражает суть обозначаемого явления.

Все средства выражения оценки делятся на эксплицитные и имплицитные. Как положительная, так и отрицательная оценочность выражается чаще всего лексико-стилистическими средствами эксплицитно.

Исследование показало, что из 1030 эмоционально-оценочных высказываний, 700 несут отрицательную оценочность (что составляет 68 % от общего количества), соответственно 330 высказываний имеют положительную оценочность (32 % от общего количества). Преобладание отрицательных высказываний над положительными подтверждает общепринятое утверждение ученых, что обозначение плохого более дифференцировано, чем обозначение хорошего, то есть в языке существуют более разнообразные средства для детальной негативной оценочности, чем для положительной.

Нами выявлены следующие средства выражения эмоциональной оценки: слова с эмоционально-оценочным компонентом значения, словообразовательные средства, переносное значение, фразеологизированные конструкции, междометия и их эквиваленты, фразеологизмы, модальные слова, конструкции с аксиологическими предикатами, отрицание, контекст.

Самую большую группу эмоционально-оценочных высказываний составляют высказывания, где средством выражения оценки являются слова с эмоционально-оценочным компонентом значения (29,1 % от общего количества). Эти слова специализируются как носители оценочности, например: herrlich, schrecklich, Blödsinn, Unsinn, Narr, reizend, scheusslich… Прилагательное herrlichвыражает одобрение, удовольствие, чувства радости от приятных ощущений.

HerrlichesWord,- prost, was?

DasWortderWorte. (Remarque, S. 158).          

Прилагательное wahnsinnig выражает гнев, возмущение, презрение, а значит, отрицательную оценку.

Ich habe gefunden, dass der Mensch wahnsinnig ist. Ja! Und zwar in doppeltem Sinne wahnsinnig.

In doppeltem Sinne wahnsinnig?

In doppeltem Sinne wahnsinng. (Kellermann, S. 173).

Эмоциональные значения передаются также при помощи существительных. Доминирующее положение занимают те, у которых эмоциональная оценка составляет основу их номинации: Lump, Strolch, Narr, Lügner, Idiotидр.

Mein Herr, ihr Benehmen ist unqualifizierbar.

— Wenn schon.

— Knote!

— Schote! (Mann, S. 34).

В создании эмоциональности велика роль словообразования (15.9 % от общего количества). Для немецких словообразовательных коллоквиализмов продуктивными являются аффиксация и словосложение. Среди суффиксов, активно участвующих в формировании разговорных слов, являются суффиксы — chen; -ei; -ling. Суффикс -chen может использоваться как для выражения положительной, так и отрицательной оценочности.

Haben Sie auch geflennt, Frau Marnet?

— Ein Tränchen hab ich wohl auch verdrückt. (Segers, S. 139).

Na, was macht die Kleine?

Sie sind wohl scharf ins Zeug gegangen, Freundchen. (Mann, S.24).

Суффикс -ei придает действиям значение оценочной характеристики с отрицательным оттенком, например:

Ich habe Verbindung, Herr Haller! Mit der “City of London”…

Nun das ist gut. Es ist eine höllische Schweinerei, meine Herren, eine verdammt höllische Schweinerei. (Kellerman, S. 287).

Суффикс -ling чаще служит для обозначения мужского пола с отрицательными чертами характера, неприятной внешностью.

Der arme Wurm, der hat noch keine Ahnung, was ihm bevorsteht.

Rohling. (Remarque, S.77).

Полусуффикс -fritze употребляется в разговорной речи для обозначения лиц по роду занятий, лиц, обладающих отрицательными качествами.

Was ist los?

— Nur — der Fordfritze ist drin. (Remarque, S.104).

Полусуффикс -kopf служит для обозначения лиц по внешним признакам и по чертам характера и придает отрицательную оценочность.

Sie Kindskopf, o Gott, was sind Sie noch für ein Kindskopf!

— Na ja, immerhin. Sie finden mich wohl etwas idiotisch, was? (Remarque, S.144).

Полусуффикс -bruder часто служит для обозначения лиц, обладающих отрицательными качествами и склонностями.

— Du kennst ihn nicht.

— Hab schon genug.

Das verstehst du nicht. Ein richtiger Mann ist das.

Nicht so ein Tränenbruder. (Mann, S.346).

Самым продуктивным префиксом в области словопроизводства оказался префикс un-, который образует вторичные коллоквиализмы от слов, уже имеющих разговорную окраску: unsympatisch; uninteressant; Unglück; unsinnig; unmöglich и т. д.

Doch es ist wahr!

— Es ist unmöglich, es ist gänzlich unmöglich. (Kellermann, S. 146).

Большую активность показали полупрефиксы как средство выражения эмоциональной оценки: Bier-; Gold-; Hunde(n)-

Полупрефикс Gold- придает слову положительное значение с разговорной окраской.

Du willst mit uns essen, Goldjunge? Welche Auszeichnung!

Wenn die Dame nichts dagegen hat? (Remarque, S. 225).

Полупрефикс Bier- придает существительным оценочно-уничижительное значение.

Wohl noch keine Menschen gesehen, was?

Menschen wohl, aber noch keine Bierfässer, die spazierengehen. (Remarque, S. 57).

Полупрефикс Hunde(n)- придает экспрессивно-оценочное усилительное значение с негативным оттенком.

Hier hast du deine Hundemarke wieder.

Du hast tadellos verkauft, Robby! (Remarque, S. 106).

Для немецких словообразовательных коллоквиализмов продуктивным является словосложение, часто во взаимодействии с метафоризацией и другими семантическими процессами, например, der Hurenbock(der Bock — козел); der Schweinehund(der Hund — собака); der Mondkalb(der Kalb –теленок). Подвергнувшись словосложению, оба компонента переосмыслялись и слова получили новое значение: der Hurenbock — потаскуха, der Schweinehund — подлец, der Mondkalb — олух. Подобные образования экспрессивны и браны.

Переносное значение (15 % от общего количества) служит имплицитным средством выражения оценочного значения.

В нашем фактическом материале большинство высказываний имеют отрицательную оценку. Наиболее характерным для немецкого языка является называние людей, особенностей их внешности, характера, а также производимых ими действий словами, относящимся к животному миру. Метафорические оценки, как правило, не имеют формальных признаков, но их экспрессивный потенциал всегда интуитивно осознается носителем языка. О человеке, пренебрегающем алкоголем, говорят Ferkel; табаком — Tabakeule.

Hauch mich mal an Rum, Kirsch und Absinth. Absinth, du Ferkel.

— Wenn du meinst, ich wäre besoffen, irrst du dich. (Remarque, S. 161).

Wer trinkt, kann sogar noch mehr essen!

— Quatsch!

— Quatsch? Das sagst du zu mir, du Tabakeule? (Remaque, S. 363).

Называние человека в подобной форме показывает негативную оценку. Не менее выразительно применение названий неодушевленных предметов по отношению к человеку.

Besinnen Sie sich mal genau, ob Sie sich nicht doch erinnern.

— Nee.

Dann häng dich auf, du Satansbesen (Remarque, S. 75).

Негативная оценочность существительного Satansbesen усиливается благодаря первому компоненту слова Satan — дьявол. Прозрачность подобных метафор очевидна.

Средством выражения оценки могут служить фразеологизированные синтаксические конструкции (13,2 % от общего количества). Эти конструкции представляют собой изолированные структуры — следы когда-то свободных и легко расчленяемых построений. Эмоциональные по своей природе, они отличаются постоянным местоположением компонентов высказывания. Это придает характер постоянно воспроизводимых построений. Оценочность в таких конструкциях выражается имплицитно, за счет синтактико — семантической наполняемости. Постоянными признаками данных эмоциональных конструкций являются восклицательная интонация, присутствие слов-усилителей и оценочных слов. Например:

Ich bin total müde.

Was für ein Tag! (Noll, S. 77).

— Du willst mit uns essen, Goldjunge? Welche Auszeichnung!

— Wenn die Dame nichts dagegen hat? (Remarque, S. 225).

— Sie werden Ihr Haar verbrennen, Eva!

— Nein, nein, welch ein Unsinn! (Kellermann, S. 154).

— Er liebt Whisky.

— Oh, wie schrecklich! (Kellermann, S. 52).

Средством выражения эмоциональной оценки в данных примерах является сама оценочная конструкция в сопровождении интонации. В зависимости от лексического наполнения эмоциональная оценка может усиливаться. Так, в последних двух примерах сами слова уже являются носителями отрицательной эмоциональной оценочности.

Часто в таких конструкциях позитивность или негативность оценки может истолковываться по-разному, например:

Hast du die gesehen?

Was für eine Frau! (Noll, S. 43).

Смысл данной конструкции может быть понят по-разному. Перевод может быть следующим: «Ну и девушка!» (то есть лучше не придумать, или наоборот, хуже некуда). Здесь интонация и более широкий            контекст определяют оценку.

К фразеологизированным конструкциям относятся также конструкции, которые строятся по схеме dieser(e; es) / So+Sub.

Setz dich dort hin!

— Diese Schande! (Noll, S. 81).

Кроме того, зафиксированы эмоциональные конструкции с типизирующими словами undob; undwie.

— Rüstiger Knabe!

— Und wie! (Kellermann, S. 410).

— Kennen Sie ihn denn.

— Und ob! (Remarque, S. 22).

Данные конструкции имеют структуру придаточного предложения, но не являются ими, последовательность компонентов этих эмоциональных конструкций строго определена. Они представляют собой реакцию на предыдущую реплику, отсюда и повторение лексического состава предыдущей реплики.

Средствами выражения эмоциональной оценки могут быть междометия и их эквиваленты (12,6 % от общего количества), например, Oh, Ach, Ah, O. Данные междометия являются многозначными. Конкретное значение междометия в каждом случае реализуется в соответствующем коммуникативном контексте. Определение оценки соответственно тоже зависит от контекста.

Für wen ist diese Nelke bestimmt?

— Sie ist für Violet bestimmt.

— Oh, oh! Wie nett von dir, Warren! Ich war schon eifersüchtig. (Kellermann, S. 89).

В данном диалогическом единстве междометие является сигналом эмоции, выражаемой в последующем высказывании, является усилителем этого высказывания, которое выражает одобрение, а значит и положительную оценку. Междометие oh может выражать и отрицательную оценку.

ErliebtWhisky.

Oh, wie schrechlich! (Kellermann, S. 52).

Междометие ohфункционирует в данном примере как возглас, выражающий неодобрение, презрение, так как данное междометие сопровождает эмоциональную конструкцию, несущую отрицательную оценочность.

Междометия могут быть сопроводителями эмоциональных конструкций, усиливая эмоцию, сигнализируя об экспрессии высказывания.

Sie haben s gut. Sie sind allein.

— Ach Unsinn. Immer so allein rumsitzen, das ist auch nichts. (Remarque, S. 68).

Междометия ätsch, pfui являются однозначными, то есть они входят в коммуникативный контекст, приспособленный для актуализации именно отрицательной эмоции, создавая и определяя в целом эмоциональный план контекста.

Ätsch, da hab ich Sie angeschmiert, ätsch, da hab ich Sie schön geutzt. Weil Sie ‘s so eilig gehabt haben. Gelt, das haben Sie nicht gewusst?

Auf Wiedersehen. (Segers, S. 104).

— Wer raucht hier?

Es ist Violet, die raucht.

Pfui! (Kellermann, S. 210).

Все апелляции к богу, к черту и их эвфемистические и дисфемистические заменители можно причислить к эквивалентам междометий. Они обычно строятся по отстоявшимся в языке структурно-семантическим моделям с бесконечно-варьирующимся, но обозримым лексическим наполнением.

Der Arzt kommt sofort. Eis — auf die Brust, und wenn sie kann, in den Mund.

— Tief oder hoch legen, so redden Sie doch himmelverflucht, rasch. (Remarque, S. 226).

Слово himmelverflucht, которое переводится, как «черт возьми» выражает пренебрежение, неодобрение, так как любое обращение к черту выражает отрицательные эмоции.

Все апелляции к богу потеряли свое первоначальное значение и употребляются теперь как простые восклицания, например:

Nächsten Monat, da muss ich doch einrücken.

— Ach Gott, warum? (Segers, S. 130).

В данном примере восклицание AchGottфункционирует как возглас неодобрения и выражает негативную оценочность. Оценка в данном примере определяется контекстом, но есть эквиваленты, которые выполняют эмоциональную функцию в одиночку.

Приведем пример, выражающий положительную оценочность:

Gottseidank, ich glaube, du längst im Bett.

Dass du da bist. Dass du gekommen bist! (Remarque, S. 398).

Эмоциональные высказывания, состоящие из фразеологизмов такжеслужат средством создания положительных или отрицательных эмоций у читателя.

Brauchst du den Wagen vielleicht zu deiner neuen Krawatte?

Halt den Schnabel! (Remarque, S. 80).

Данный фразеологизм дает оценку такому свойству человека, как болтливость, которое, конечно получает негативную оценочность со стороны субъекта оценки.

Eins fünfzig sind das.

— Quatsch keinen Käse oder bist du noch grün? (Remarque, S. 262).

Оценочность данного высказывания, содержащего фразеологизм, создается имплицитно, то есть выводится из общего ситуативного смысла, а не из значения отдельных лексем.

Du kannst was in die Schnauze kriegen.

Quatsch keine Opern. (Remarque, S. 262).

Данное высказывание получает оценочное значение также за счет семантики самого фразеологизма. Оценка создается имплицитно, решающую роль в формировании оценочного значения играет совокупный ситуативный смысл всего фразеологизма.

Высказывания с положительной оценкой:

Er macht das falsch. Der Bäcker ist ein Turm von Misstrauen; man muss ihn durch Schweigen überreden.

Hals- und Beinbruch, Robby. (Remarque, S. 198).

Средствами выражения эмоциональной оценки являются также и другие средства (модальные слова, конструкции с аксиологическими предикатами, отрицание, контекст) (4.5 % от общего количества). Оценочные высказывания с модальными словами суммируют содержание предыдущей реплики и выражают отрицательную оценку, например:

Waren Sie im Krieg?

Nein.

— Schad, da hätten Sie meinen Buben erzählen können. (Segers, S. 146).

Sind Sie Schauspieler?

Nein, nein, leidernicht!

В данных примерах оценочность создается эксплицитно. А это значит, что модальные слова в высказывании могут быть средством выражения оценки.

Оценочность может создаваться за счет использования в языке средств отрицания — nicht, kein. Существуя автономно, средства отрицания не могут выражать оценку, но в сочетании со словами, которые специализируются как носители оценочности, либо имеют в своем значении оценочный компонент, они могут придавать высказыванию положительную или отрицательную оценочность.

Ich glaube, ich bin nicht sehr zärtlich. Ich weiss nicht warum, aber ich kann es einfach nicht sein. Dabei wäre ich es sehr gern.

Du brauchst es nicht, Liebling, ich verstehe dich auch so. (Remarque, S. 308).

В данном примере негативная оценка создается за счет отрицания такого качества как «нежный». Категоричность несколько снижается за счет употребления наречия sehr.

Положительная оценочность может выражаться при сочетании отрицания с другими словами, несущими негативную оценку.

Da hast du was zum Lieben und hast deine Ruhe dabei.

— Nicht schlecht! Nicht dumm! (Remarque, S. 114).

В данном диалогическом единстве получается эффект двойного отрицания, посредством чего достигается положительная оценка.

Аксиологические предикаты — это класс предикатов, входящих в структуру оценки, объединяя ее субъект и объект. Специализированными для оценочных высказываний являются предикаты групп: считать, полагать (предикаты мнения), казаться, чувствовать. Они служат основным средством экспликации оценочной рамки (Ichfindedas). Выделенные нами примеры строятся по схеме Ich (любое подлежащее) findees + оценочное слово. Так как аксиологические предикаты сочетаются с качественными прилагательными и наречиями, то средством выражения оценочности в таком высказывании будет либо прилагательное, либо наречие. Оценочность в данных структурах репрезентируется имплицитно — посредством аксиологического предиката, и эксплицитно — за счет слова в высказывании.

Приведем пример:

Sie hatte sich him besten Sessel breitgemacht.

— Das finde ich nett! (Noll, S. 31).

Данное высказывание выражает удовольствие, одобрение, восторг. Оценка дается ситуации. Приведем пример, где средством выражения оценки является контекст.

Ich wollte, ich wäre auch Kaufmann!

Ja, du willst jeden Tag etwas anders! (Mann, S. 48).

Объект получает негативную характеристику, так как меняет свои желания каждый день, а непостоянство всегда со знаком «минус» расценивается на основе стереотипа.

Таким образом, на языковом уровне эмоции выражаются языковыми средствами (лексическими, синтаксическими, стилистическими, словообразовательными). Все средства выражения оценки делятся на эксплицитные и имплицитные. Как положительная, так и отрицательная оценочность выражается чаще всего лексико-стилистическими средствами эксплицитно. Самую большую группу эмоционально-оценочных высказываний составляют высказывания, где средством выражения оценки являются слова с эмоционально-оценочным компонентом значения. Эти слова специализируются как носители оценочности. Разнообразие оценочной семантики обнаруживают экспрессивные прилагательные, существительные, наречия. Анализ словообразовательных средств показал, что для немецких словообразовательных коллоквиализмов продуктивными являются аффиксация и словосложение. Переносное значение служит имплицитным средством выражения оценочного значения. Фразеологизированные конструкции, обладая оценочным значением, представляют собой выразительное средство языка и рассматриваются нами как имплицитное средство выражения оценочного значения. В ходе исследования рассмотрены также другие, менее продуктивные средства, которые находят применение для выражения положительной и отрицательной оценочности. Это — междометия и их эквиваленты, фразеологизмы, средства отрицания, модальные слова, конструкции с аксиологическими предикатами, контекст.

Литература:

1.      Беляевская Е. Г. Оценочная вариативность семантики слов и фразеологизмов в контексте. // Сборник научных трудов. Выпуск 336. М., 1989.

2.      Вольф Е. М. Оценочное значение и соотношение признаков «хорошо-плохо». // Вопросы языкознания.- 1986.- № 5.

3.      Лукьянова И. А. Экспрессивная лексика разговорного употребления.- Новосибирск, 1986.

4.      Николаева И. Н. Средства отрицания и формирования оценки. // Сборник научных трудов. Выпуск 399. — М., 1992.

5.      Нушикян Э. А. Типология интонации эмоциональной речи.- Киев-Одесса, 1986.

6.      Рахманов И. В. и др. Немецко-русский синонимический словарь: ок. 2680 рядов / И. В. Рахманов, Н. М. Минина, Д. Г. Мальцева, Л. И. Рахманова.- М.: Русский язык, 1983.- 704с.

7.      Сакиева Р. С. Эмоциональная разговорная речь.- М., 1991.

8.      Современный толковый словарь русского языка. Гл. ред. С. А. Кузнецов. — СПб.: «Норинт», 2001. — 960с.

9.      Хаэр Р. И. Дескрипция и оценка. // Новое в зарубежной лингвистике.- М., 1985.

10.  Kellermann — Bernhard Kellermann. Das blaue Band. Moskau, 2001.

11.  Mann — Friedrich Mann. Der Untertan. Moskau, 1950.

12.  Noll — Dieter. Noll. Kippenberg. Berlin und Weimar, 1979.

13.  Remarque — Erich Maria Remarque. Drei Kameraden. Berlin und Weimar, 1965.

14.  Segers — Anna Segers. Das siebte Kreuz. Berlin und Weimar, 1964.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle