Библиографическое описание:

Сильченко Г. В., Рахметов О. Э. Фольклорная и литературная традиции в сказке М. Ю. Лермонтова «Ашик-Кериб» (на основе теории волшебной сказки В. Я. Проппа) // Молодой ученый. — 2014. — №9. — С. 561-564.

В статье предлагается вариант анализа литературной сказки М. Ю. Лермонтова «Ашик-Кериб» с опорой на теорию волшебной сказки В. Я. Проппа. Авторы отмечают, что, с одной стороны, элементы данной сказки воспроизводят основные функции действующих лиц, предложенные Проппом, а с другой — видоизменяют их.

Ключевые слова: литературная сказка, М. Ю. Лермонтов, функции действующих лиц, В. Я. Пропп.

На протяжении многих веков сказка являлась одним из самых популярных жанров мирового фольклора. Сказка — это «один из жанров устного народнопоэтического творчества, эпическое, преимущественно прозаическое художественное произведение волшебного, авантюрного или бытового характера с установкой на вымысел» [2, с. 383].

Литературная сказка представляет собой жанр тесно связанный с народной традицией, но, в отличие от неё, принадлежит конкретному автору. Литературная сказка может подражать фольклорной (литературная сказка, написанная в народнопоэтическом стиле), либо являться дидактическим произведение на основе нефольклорных сюжетов. В своем формировании фольклорная сказка исторически предшествует литературной.

Жанр литературной сказки, возникнув в русской культуре в XVIII веке, оказался весьма востребованным в среде литераторов-романтиков, к нему обращались такие авторы первой половины XIX века, как А. С. Пушкин, Н. В. Гоголь, Антоний Погорельский, В. Ф. Одоевский, П. П. Ершов и др. Не остался в стороне от данной тенденции в русской литературе и М. Ю. Лермонтов.

Лермонтов, гениальный русский поэт, был многообразно связан с жизнью литературы, он известен как лирический поэт, автор поэм «Мцыри», «Демон», этапного романа в русской литературе «Герой нашего времени». Но мало кто знает о еще одной грани творчества великого поэта — сказках.

Сказка «Ашик-Кериб» написана Лермонтовым в Закавказье, в 1837 году там располагался Нижегородский драгунский полк, в который Лермонтов был переведен из гвардии за «возмутительные» стихи на смерть А. С. Пушкина. В это время поэт усиленно интересуется местным фольклором и даже начинает изучать татарский язык. Сюжет сказки Лермонтов записал в Тифлисе от известного азербайджанского писателя Мирзы Фатали Ахундова. Сказка представляет собой сокращенную прозаическую запись азербайджанской народной поэмы об Ашык-Гарибе (ашик — народный певец, музыкант; кериб — чужеземец, бедняк, странник). Этот сюжет известен в грузинском, армянском, туркменском, узбекском вариантах. Лермонтов называет свою сказку турецкой, но языковые особенности сказки, как отмечают исследователи, указывают на ее азербайджанское происхождение.

Текст «Ашик-Кериба» является записью не вполне отделанной и, по-видимому, не предназначавшейся для печати. Поэтому в произведении нет единства в передаче местных слов («шинды-герурсез» и «шинди-герузез» и др.), именование этнического музыкального инструмента передается то в мужской, то в женской грамматической форме («она взяла со стены свою сааз»; «на стене висит в пыльном чехле его сладкозвучный сааз») и т. д.

Существует много различных вариантов сюжета сказки о певце: грузинский, армянский, туркменский, узбекский. Но какие корни не имел бы сюжет сказки, Лермонтов не придерживается в полной мере ни одной из версий. В азиатском варианте события происходят в феодальном обществе, в торгово-купеческой среде. На пути к соединению влюбленных основной помехой оказывается их социальное неравенство: не имея возможности уплатить калым, главный герой вынужден отправиться в чужие края, чтобы заработать необходимую сумму для получения руки невесты. Лермонтов, оставляя общую канву, вкладывает в сказку несколько иное содержание. Причиной скитания Кериба становится не сумма выкупа, а твердое решение героя заработать, чтобы любимая не упрекнула его потом в зависимости от денег ее отца.

Образ центрального героя одинаков везде. Это бедный певец — ашыг, скитающийся из края в край, из страны в страну в надежде приобрести состояние. Он искусный музыкант, искусство которого пользуется всеобщим уважением.

Взяв за основу подобный сюжет, Лермонтов вписывает в него характерные для сказки компоненты. Здесь есть положительные и отрицательные герои, герои помощники и дарители, волшебные предметы, фантастический элемент. Лермонтов сохранил в созданном им произведении все сказочные каноны и создал оригинальное авторское произведение.

Известный российский учёный, филолог-фольклорист В. Я. Пропп создал модель, описывающую структуру волшебной сказки. Рассмотрим литературную сказку Лермонтова «Ашик-Кериб» с точки зрения следования данной модели.

Основные положения работы Проппа таковы:

1.      Постоянными, устойчивыми элементами сказок служат функции действующих лиц, независимо от того, кем и как они выполняются. Они образуют основные составные части сказок.

2.      Число функций, известных волшебной сказке, ограничено.

3.      Последовательность функций всегда одинакова [3].

В. Я. Пропп выделил 31 функцию действующих лиц в волшебной сказке, однако он указал, что не все функции могут быть реализованы в конкретной сказке, неизменной остается только ее канва, общая модель. Также в литературной сказке последовательность в функциях может нарушаться, что указывает на авторский момент осмысления фольклорного текста.

Сказка Лермонтова открывается своеобразным зачином, который соотносится с подобным элементом фольклорных сказок: «Давно тому назад, в городе Тифлизе, жил один богатый турок» [1, с. 137]. Однако данный зачин несколько отличается от традиционного фольклорного: в волшебной народной сказке указывается на неопределенность времени и места («В некотором царстве, в некотором государстве»), а в сказке Лермонтова обозначено конкретное место, Тифлиз, а временная характеристика размыта. Конкретика места в данном случае подчеркивает восточный характер сказки, и Тифлиз может рассматриваться не как конкретный локус, а воплощение Востока в целом. Исходная ситуация данной сказки также соотносится с фольклорной традицией, как отмечено у В. Я. Проппа: «Начальная ситуация включает обычно лица двух поколений — старшего и младшего. <…> Лица старшего поколения обычно осуществляют отправку героя из дома, лица младшего — отправляются из дома, и то и другое в различных формах и при различных мотивировках» [3, с. 199]. В сказке «Ашик-Кериб» также показано два поколения героев: Ашик-Кериб и его мать и Магуль-Мегери и ее отец. Зачин и исходная ситуация только подготавливают развитие действия, они еще не являются функциями в понимании Проппа: «Функция сказочного персонажа есть действие, определяемое с точки зрения его значения для развития сюжета» [3, с. 198].

Рассмотрев сказку «Ашик-Кериб», мы выделили следующие функции, совпадающие с классической моделью волшебной сказки В. Я. Проппа:

1. Недостача.

В типичной волшебной сказке завязка всегда направлена на то, чтобы отправить героя из дома, и восполнение недостачи способствует этому. В анализируемой сказке вариантом недостачи можно считать бедность Ашик-Кериба, которая не позволяет ему жениться на Магуль-Мегери, он не желает, чтобы его попрекали тем, что он справит свадьбу на деньги богатого тестя.

2. Отлучка.

Отлучка главного героя связана именно с ситуацией недостачи, Ашик-Кериб намеревается самостоятельно заработать деньги для своей возлюбленной. Покидая родной дом, герой прощается с матерью: «Пришел Ашик-Кериб к своей матери; взял на дорогу ее благословение, поцеловал маленькую сестру, повесил через плечо сумку, оперся на посох странничий и вышел из города Тифлиза» [1, с. 138]. Если в волшебной сказке отправка героя сопряжена с перемещением его в иное царство, то лермонтовский персонаж отправляется из дома в неизвестность, он не знает конечного пункта своего пути, поэтому данная ситуация вполне соответствует модели волшебной сказки.

3. Вредительство.

Данная функция связана с отрицательным персонажем, Куршуд-беком, который является соперником Ашик-Кериба на пути к руке и сердцу девушки. Он идет на подлость: украв одежду соперника, Куршуд-бек говорит матери и девушке Ашик-Кериба, что он утонул: «Куршуд-бек, взяв его одежды, ускакал обратно в Тифлиз, только пыль вилась за ним змеею по гладкому полю. Прискакав в Тифлиз, несет бек платье Ашик-Кериба к его старой матери: «Твой сын утонул в глубокой реке, — говорит он, — вот его одежда» [1, с. 138]. Это становится одним из поводов к тому, что мать Кериба слепнет, но Магуль-Мегери отказывается верить в смерть возлюбленного и хранит ему верность семь лет.

4. Запрет.

Функция запрета связана с обещанием героя вернуться к назначенному сроку, если же он этого не сделает, то Магуль-Мегери выйдет замуж за Куршуд-бека: «Обещаюсь 7 лет странствовать по свету и накопить себе богатство либо погибнуть в дальних пустынях; если ты согласна на это, то по истечении срока ты будешь моею» [1, с. 138]. Подобный запрет предваряет последующие события, поскольку в сказке он обязательно должен быть нарушен, иначе запрет теряет свою функциональную роль.

5. Нарушение запрета.

В своих странствиях герой испытывает множество невзгод, но благодаря своему умению играть на саазе и песням Ашик-Кериб становится богатым и забывает свое обещание, данное Магуль-Мегери: «Посыпалось к нему серебро и золото, заблистали на нем богатые одежды. Счастливо и весело стал жить Ашик-Кериб и сделался очень богат. Последний год должен было скоро кончиться, а он и не готовился к отъезду» [1, с. 139]. Герой полностью не нарушает запрет, ведь седьмой год еще не закончился, но он не вспоминает о своей возлюбленной.

6. Посредничество.

В роли посредника в сказке выступает купец из Тифлиза, который всюду странствует: «Призывает она купца к себе и дает ему золотое блюдо: «Возьми это блюдо, — говорит она, — и в какой бы ты город ни приехал, выставь это блюдо в своей лавке и объяви везде, что тот, кто признается моему блюду хозяином и докажет это, получит его и вдобавок вес его золотом». Отправился купец, везде исполнял поручение Магуль-Мегери, но никто не признался хозяином золотому блюду» [1, с. 139]. Именно увидев данное блюдо, Ашик-Кериб вспоминает свое обещание, а купец ему говорит, что Магуль-Мегери уже готовится к свадьбе с его соперником.

7. Возвращение героя.

Функция возвращения также сопряжено со многими проблемами, он понимает, что ему может не хватить времени на обратный путь: «В отчаянии Ашик-Кериб схватил себя за голову: оставалось только 3 дни до рокового часа. Однако он сел на коня, взял с собою суму с золотыми монетами — и поскакал, не жалея коня» [1, с. 139]. Данная трудность может быть преодолена только с подачи героя-помощника. Таким необычным добрым помощником (и дарителем) становится человек на белом коне, который перенес Ашика в Тифлиз в короткий срок.

8. Первая функция дарителя.

Ашик-Кериб понимает, что не может приехать в назначенный час, и задумывает сброситься с высокого утеса в реку, но «вдруг видит внизу человека на белом коне; и слышит громкий голос: «Оглан, что ты хочешь делать?» «Хочу умереть», — отвечал Ашик. «Слезай же сюда, если так, я тебя убью». Ашик спустился кое-как с утеса. «Ступай за мною», — сказал грозно всадник» [1, с. 140]. Данный всадник оказывается Хадерилиазом (св. Георгием), о чем впоследствии убеждается герой.

9. Реакция героя.

Данная сказка, как и волшебная, использует прием троекратности, так Ашик-Кериб троекратно указывает всаднику, что он не может успеть за его волшебным конем: «Как могу я за тобою следовать, — отвечал Ашик, — конь твой летит, как ветер, а я отягощён сумою. <…> Как же я могу следовать за тобою, твой конь быстрее мысли, а я уж измучен» [1, с. 140]. Также только на третий раз герой сообщает, что ему нужно попасть именно в Тифлиз, а до этого указывает на Арзерум и Карс. Характерно, что моментальное перемещение героя осуществляется на коне, именно чудесный конь является одним из постоянных образов фольклорной волшебной сказки: «Функции коня довольно разнообразны. Первая состоит в том, что он переносит по воздуху героя за тридевять земель в иное царство» [3, с. 214]. В нашем случае герой переправляется не в иной мир, а к себе домой, но это не отменяет чудесность его перемещения.

10. Получение волшебного средства.

Хадерилиаз исполняет и функцию дарителя, он дает Керибу средство, которое в дальнейшем поможет герою избавить от слепоты мать: «Наклонись, — сказал тот, улыбнувшись, — и возьми из-под копыт коня комок земли и положи себе за пазуху: и тогда, если не станут верить истине слов твоих, то вели к себе привести слепую, которая семь лет уж в этом положении, помажь ей глаза — и она увидит» [1, с. 140].

11. Неузнанное прибытие.

В волшебной сказке неузнанное прибытие чаще всего связано с тем, что герой сам до какого-то момента не желает раскрывать своего лица, это достаточно древний и распространенный мотив мировой культуры, достаточно вспомнить прибытие на Итаку Одиссея в произведении Гомера. В сказке Лермонтова Кериб желает, чтобы его узнали, однако его мать ослепла и не может этого сделать, а сестра, когда он ушел из дома, была ребенком, и за сем лет позабыла брата: «Только поздно вечером Ашик-Кериб отыскал свой дом: стучит он в двери дрожащею рукою, говоря: «Ана, ана (мать), отвори: я божий гость: я холоден и голоден; прошу ради странствующего твоего сына, впусти меня». <…> Напрасно он называл себя ее сыном, но она не верила» [1, с. 140–141]. Таким образом, данная функция в этой сказке претерпевает определенную трансформацию.

12. Трудная задача и решение трудной задачи.

Трудная задача, стоящая перед героем, состоит в том, что его возлюбленная должна выйти замуж за другого, а он не может появиться на свадьбе. Тогда Кериб выдает себя за бедного странника с необычным именем Шинды-Герурсез (скоро узнаете), который желает исполнить на свадьбе песню. Именна его песня приближает развязку и обозначает следующую функцию.

13. Узнавание.

Магуль-Мегери не желала выходить за Куршуд-бека, она приготовила яд и держала наготове кинжал, но услышав звуки сааза и голос незнакомца, поняла, что это поет Ашик-Кериб. Так происходит узнавание героя его возлюбленной. После этого Кериб просит, чтобы привели слепую, которая уже семь лет не видит, он разводит комок земли, который ему подарил волшебный всадник, намазывает матери глаза, после этого она прозревает и узнает своего сына.

14. Свадьба.

Традиционным финалом волшебной сказки является свадьба героя и героини: «Куршуд-бек уступил ему [Ашик-Керибу] безмолвно прекрасную Мегуль-Мегери» [1, с. 143]. Если в финале волшебной сказки отрицательный герой (герой-антагонист) наказывается, то в данном произведении герой предлагает Куршуд-беку взять в жены сестру Кериба, тем самым конфликт между ними разрешается.

Таким образом, в процессе исследования мы пришили выводу, что сказка «Ашик-Кериб» соответствует основным структурным элементам волшебной сказки, выделенным В. Я. Проппом, что вполне закономерно, так как она воспроизводит традиционный сюжет восточного фольклора. Вместе с тем в произведении Лермонтова присутствуют и некоторые отклонения от данной системы: отдельные функции могут менять свое положение в структуре, находить другую форму реализации, что свидетельствует об активном авторском начале в данном произведении.

Литература:

1.      Лермонтов, М. Ю. Стихотворения и проза [Текст] / М. Ю. Лермонтов. — М.: Просвещение, 1987. — 175 с.

2.      Литературный энциклопедический словарь [Текст] / под общ. ред. В. М. Кожевникова, П. А. Николаева. — М.: Сов. энциклопедия, 1987. — 752 с.

3.      Пропп, В. Я. Русская сказка [Текст] / В. Я. Пропп. — М.: Лабиринт, 2000. — 416 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle