Библиографическое описание:

Альмяшова Л. В. Взаимодействие культур: актуальность лингвистики и преподавания иностранных языков // Молодой ученый. — 2014. — №9. — С. 530-532.

Сущность современного интегрированного подхода ко всем дисциплинам гуманитарного цикла в техническом вузе заключается во всестороннем содействии формированию ценностного отношения, как к общечеловеческой, так и национальной культуре, стремлению к диалогическому общению с другими народами и культурами. Иностранный язык как неотъемлемая часть содержания профессиональной подготовки приобретает в этой связи характер своеобразного культурологического компонента [1]. В связи с этим одной из целей преподавателя иностранного языка в вузе становится необходимость специальной работы по выявлению, обогащению и использованию культурной идентификации будущих специалистов. По словам М. В. Смирновой, «идентифицируя процесс становления личности в вузе с осознанием принадлежности к российской и зарубежной культуре, интериоризации ее ценностей, выбору и осуществлению культуросообразного образа жизни, мы развиваем духовную, нравственную личность, способную к воспитанию нового поколения людей культуры» [2, c. 316].

В последнее время в педагогике, лингвистике, методике обучения иностранным языкам особое внимание уделяется процессу коммуникации в рамках различных подходов: лингвострановедческого, лингвокультурологического, социокультурного, культурологического, и др. Теоретическая основа этих подходов заключается во взаимодействии культур, базируется на национально-культурном компоненте.

Существует концепция, согласно которой именно культура определяет сущность человека. На сегодняшний день в культурологии понятие культуры, являясь фундаментальным, остается многозначным. По подсчетам американских культурологов с 1871 по 1919 гг. различными науками было дано семь определений культуры, с 1920 по 1950 гг. их число возросло до 150. В настоящее время различных определений культуры насчитывается более 500. Одна из причин увеличения числа заключается в том, что культура изучается целым рядом наук: семиотикой, социологией, историей, антропологией, лингвистикой и др. И каждая наука привносит свои элементы в общее определение. Так, лингвистика последних лет провозгласила переход на лингвокультурологическую парадигму, декларируя важность учета культурного фактора в языке.

При обучении иностранному языку привлекаются средства не только лингвистического, но и экстралингвистического характера. Если для лингвистики важна, прежде всего, языковая компетенция, отражающая уровень владения языком, то экстралингвистическими средствами являются сведения о языке как национально-культурном феномене, который отражает духовно-нравственный опыт народа, формирует основные нравственные ценности, представления о связях языка с национальными традициями народа, а также осознание красоты, выразительности и эстетических возможностей родной речи. Так, В. Г. Гак отмечал, что следует увязывать факты языка с фактами экстралингвистической действительности всякий раз, когда это оказывается возможным. Это также широкое овладение культурой других стран для адекватного восприятия многовариантной картины мира. Изучение языка не является чисто техническим процессом. Овладение иноязычной речью идет за счет приобщения к культурному наследию через изучаемый язык и культуру [Цит. по 3].

В области лингвокультурологии наиболее известны работы таких исследователей, как А. Вежбицкая, В. И. Карасик, В. И. Хайрулин, Р. М. Фрумкина, С. Г. Тер-Минасова, и др.

В книге С. Г. Тер-Минасовой дается главный ответ на вопрос о решении актуальной задачи обучения иностранным языкам как средству коммуникации между представителями разных народов и культур: «Языки должны изучаться в неразрывном единстве с миром и культурой народов, говорящих на данных языках. Каждый урок иностранного языка — это перекресток культур, это практика межкультурной коммуникации, потому что каждое иностранное слово отражает иностранный мир и иностранную культуру: за каждым словом стоит обусловленное национальным сознанием (опять же иностранным, если слово иностранное) представление о мире. Тесная взаимосвязь и взаимозависимость преподавания иностранных языков и межкультурной коммуникации настолько очевидны, что не нуждаются в пространных разъяснениях. Реальное употребление слов в речи, реальное речепроизводство в значительной степени определяется знанием социальной и культурной жизни говорящего на данном языке речевого коллектива». [4, с.21].

Культурологический подход к языку предполагает особое внимание к культурно обусловленным единицам, определяемым в переводческих терминах, как непереводимое. Например, англ. pudding или Halloween следует оставлять без перевода, поскольку перевод непереводимого, при всей своей парадоксальности, оказывается носителем информации, благодаря которой мы и познаем другую культуру.

Интерес представляет рассмотрение применения к лексическому материалу лингвокультурологического подхода на примере фразеологии. Паремия является основным средоточием культурного компонента, и в каждой, практически, культуре можно найти, так называемые выборочные эквиваленты. Коммуникант индивидуально выбирает именно тот эквивалент из ряда возможных, который наиболее всего подходит по контексту. Так, фразеологизму английского языка birds of feather можно подобрать целый ряд русских эквивалентов: люди одного склада, теплая компания, птицы одного полета, два сапога пара, из одного теста сделаны, одним лыком шиты, одного поля ягода. Фразеологизмы, по сути, отражают культуру и традиции страны, и перевод фразеологизмов является трансформацией не с языка на язык, а из одной культуры в другую. В качестве иллюстрации приведем пример многоязычной параллели различных культурных ареалов выражению ина солнце есть пятна: Осетия — Ина хорошем огороде гнилые тыквы находят; Мордовия — Ина хорошем дереве бывают плохие сучья; Сенегал — Даже в пруду с лотосами водятся лягушки; Вьетнам — И на хорошем нефрите есть пятна; Греция — Ина слоновой кости есть трещина; в тамильской культуре — Ина коралле, и на жемчужине можно найти изъян.

Акцентировать внимание на лингвокультурных особенностях следует при работе, как с языковыми единицами, которые обозначают какой-либо объект, например: нем. Kohlkopf (букв. голова капусты)- рус. кочан/вилок капусты, нем. Vogelscheuche (букв. пугало птиц)- рус. огородное пугало, нем. Muttersprache (букв. язык матери)- рус. родной язык; так и с языковыми единицами, имеющими устойчивое значение. В русском языке выражению крепкий чай соответствуют англ. strog tea, фр. un the fort, нем. starker Tee (букв. сильный чай); русское выражение потребление на душу населения соотносится с немецким pro Kopf Verbrauch (букв. потребление одной головой).

Лингвокультурологического комментария требуют и случаи обращения к так называемым фоновым знаниям. Под фоновыми знаниями подразумевается совокупность представлений о том, что составляет реальный фон, на котором развертывается картина жизни другой страны, другого народа [5, c.165]. В этом плане могут возникнуть неудачи в процессе межкультурной коммуникации, связанные, прежде всего, с терминологией: недостаточное владение фоновыми знаниями слов-реалий, приемами перевода терминов в зависимости от способов номинации, наличие параллельных терминов, соотносящихся с различными формами собственности, территориальная дифференциация терминов. Так, Federal Reserve System США и Центральный банк России сходны только по своему ближайшему значению, поскольку структуры и ряд функций этих учреждений не совпадают. Необходим разъяснительный перевод терминов-метафор. Например, financial menu — «финансовое меню» — способ ликвидации задолженности развивающихся стран, в процессе которого кредиторы и задолжники используют набор вариантов финансового урегулирования. В английской экономической терминологии существуют и параллельные термины — относящиеся к частной и государственной собственности: employment agency — «частное бюро по трудоустройству» и employment office — «государственное бюро по трудоустройству». Следует обращать внимание и на территориальные различия экономических терминов: «акция» — share (GB), stock (US) [6, с. 204].

 Лингвокультурологический аспект следует учитывать и в процессе коммуникации, в речевом этикете. Так, например, в русскоязычной коммуникативной ситуации достаточно добавить слово «пожалуйста» к любому глаголу в повелительном наклонении, чтобы оно приобрело вежливое звучание. Для немецкоязычного же партнера это будет звучать как приказ и может обидеть его, в деловых кругах такая форма обращения неприемлема даже по отношению к секретарям или помощникам. В немецком языке принята форма вопроса для выражения просьбы.

Для англоязычного общения также необходимо вырабатывать умение адекватно реагировать на различные вопросы и правильно их задавать. Например, в магазине на вопрос продавца «May I help you?» можно дать ответ «Yes, I would like to know how much this computer costs» или «Thank you, I’m fine» в смысле «Спасибо, я справлюсь сам»; обращаясь с просьбой — «Would you mind if I make a local call?» или «I wonder if you could help me» или «I’d like to leave a message», «Could you please take a message?» Очень важно понимать, что в английском языке категоричные высказывания смягчаются модальностью или интонационно, а выражение «Thank you very much indeed» — практически обязательное приложение к разговору. В ситуации, когда нам кажется обязательным кивнуть (официант приносит очередное блюдо), необходимо немедленно ответить «Thank you», а любая просьба должна обязательно включать слово «please» — «can you please», «will you please». В ответ на благодарность или выражение одобрения недостаточно мило улыбнуться — следует реагировать с помощью уместных в каждом случае ответов: «I like your new dress / What a sweet son you have- Oh, thank you / how kind of you».

Таким образом, учет лингвокультурологического аспекта в обучении иностранным языкам может обеспечить глубокий дополнительный смысловой уровень, обусловленный таким фактором, как любопытство. Это индивидуальное психологическое свойство личности способно поддерживать интерес студента к предмету и позволяет ему постепенно овладевать иноязычной культурой.

Литература:

1.                  Жданова Г. А. Иностранный язык: прагматический аспект современных лингвистических исследований// Известия ТулГУ. Гуманитарные науки, Тула: Изд-во ТулГУ, 2013. № 3–1. С.310–313.

2.                  Смирнова М. В. О взаимодействии языка и культуры при обучении будущих экономистов иноязычному деловому общению //Сб. статей международной научно-практической конференции «Проблемы прикладной лингвистики».- Пенза: Приволжский Дом знаний, 2004. С.315–317.

3.                  Альмяшова Л. В. Развитие творческого потенциала студентов — «нелингвистов»: художественный текст и экстралингвистический опыт. Научная жизнь, 2011. № 4. С.132–137.

4.                  Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация: (Учеб. пособие) — М.: Слово/Slovo, 2000. 624 с.

5.                  Виноградов В. С. Лексические вопросы перевода художественной прозы — М.: Изд-во МГУ, 1978. 172с.

6.                  Солдатова Н. В. Лингвокультурный подход к обучению иностранным языкам// Сборник научных трудов Всероссийской научной конференции «Наука о языке и Человек в науке» — Таганрог: ТГПИ., Т.2. 2010. С. 202–206.

6.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle