Библиографическое описание:

Кимолаева А. К. Концептуальные основы анализа общего равновесия в открытой экономике // Молодой ученый. — 2014. — №9. — С. 281-284.

Общее экономическое равновесие представляет собой такое состояние экономики, в котором каждый экономический агент действует в соответствии со своей целью, и все рынки находятся в равновесии. Теория общего равновесия стремится объяснить в целом поведение спроса, предложения и цен в экономике с несколькими взаимодействующими рынками и доказать, что существует набор цен, который приведет к общему равновесию. Общее равновесие, в отличие от частного равновесия, предполагает достижение равновесия на всех рынках одновременно. Теория общего равновесия, которая является влиятельным направлением в современной макроэкономике, ставит своей целью определить, в каких обстоятельствах будут выполняться условия общего равновесия. В модели общего равновесия включаются экономические агенты, поведение которых отражается на динамике всей экономической системы. Обычно это домохозяйства, максимизирующие полезность получаемых ими благ, фирмы, максимизирующие свою прибыль, а также государственные органы. Сами модели общего равновесия представляют собой системы уравнений, решение которых определяет ситуацию, при которой достигается равновесие на каждом рынке. Технология расчетов по модели позволяет моделировать процесс движения к равновесию. Интерес к построению моделей общего равновесия возрос в связи с сильными колебаниями мировых цен на нефть. Они используются для оценки последствий принимаемых правительством решений, например, изменения налоговых ставок, таможенных пошлин на экономическую ситуацию.

Зарождение теории общего равновесия связывается с моделью французского экономиста Леона Вальраса [1]. Весь экономический мир делится на две большие группы: фирмы и домохозяйства. Фирмы выступают на рынке факторов как покупатели и на рынке потребительских товаров как продавцы. Домашние хозяйства являются владельцами факторов производства, они выступают в роли их продавцов и в то же время как покупатели потребительских товаров. Роли продавцов и покупателей постоянно меняются. В процессе обмена расходы производителей товаров превращаются в доходы домохозяйств, а все расходы домохозяйств в доходы производителей (фирм).

В 2000-е годы широкое распространение получили так называемые вычислимые модели общего равновесия. Они рассматривают экономику как набор рынков, на которых происходит взаимодействие различных экономических агентов. В «ВОР» моделях обычно выделяют 4 типа экономических агентов: потребители, производители, правительство и внешний мир. Появление «ВОР» моделей увязывается с моделью «затраты–выпуск» В. Леонтьева, но в вычислимых моделях общего равновесия цены играют более важную роль.

Следующим классом моделей в современном макроэкономическом анализе являются динамические стохастические модели общего равновесия. Они образуют ветвь прикладной теории общего равновесия. Методология ДСОР моделей пытается объяснить совокупность экономических явлений, таких как экономический рост, экономические циклы, и влияние денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики путем использования макроэкономических моделей, основанных на микроэкономических принципах. В отличие от более традиционных макроэкономических моделей прогнозирования, модели, имеющие микроэкономические основания, не должны, в принципе, быть уязвимы для критики Лукаса. Эта критика выражает сомнение в том, что прогноз будет действительным при использовании традиционных макроэкономических моделей, так как эти модели основаны на наблюдаемых прошлом корреляциях между макроэкономическими переменными. Эти корреляции, как можно ожидать, изменятся, когда будут введены в действие меры новой экономической политики, и прогнозы, основанные на прошлых наблюдениях, окажутся недействительными.

Выделились два основных направления в теории динамического стохастического общего равновесия: неоклассическая теория реальных бизнес циклов и неокейнсианская теория ДСОР моделей. Вначале рассмотрим неоклассическую теорию реальных бизнес-циклов. Исследования по деловым циклам ставят своей целью определить причины и характеристики бизнес циклов и ответить на вопросы: создает ли экономика колебания деловой активности сама или они возникают вследствие внешних шоков, через какие механизмы шоки распространяются в экономике? Важное место в этих исследованиях занимает статья Ф. Кидланда и Э. Прескотта [2]. Приверженцы данного направления разработали подходы по использованию моделей динамического стохастического общего равновесия для теоретического и эмпирического макроэкономического анализа. Поскольку реальные бизнес циклы связаны с флуктуациями относительно равновесного уровня выпуска, такие модели предоставляют естественный способ объединения анализа экономического роста и бизнес циклов.

Несмотря на структурные общности с неокейнсианскими моделями, модели реальных бизнес циклов представляют собой другой взгляд на деловые циклы. Особенно, это касается каналов распространения шоков в экономике. В моделях реальных бизнес циклов предполагается, что все агенты однородны, они оптимизируют предложение труда в отсутствии трений в экономике с совершенно конкурентными рынками. Внешние стохастические реальные шоки являются причиной бизнес циклов, монетарные шоки и шоки со стороны спроса не имеют реального воздействия на выпуск и занятость, т. е. денежно-кредитная политика нейтральна по отношению к реальному сектору экономики. Однако модели реальных бизнес циклов подвергаются критике за неспособность дать эмпирическое объяснение экономическим флуктуациям. Технологическими шоками не удается объяснить рецессии, поскольку они ограничены отдельными отраслями и не имеют преобладающего воздействия на экономику в целом.

Одной из ДСОР моделей, дополненной предпосылками новой кейнсианской теории, является модель, изложенная в работе Дж. Гали, Т. Моначелли [3]. Новые кейнсианские модели динамического стохастического общего равновесия сочетают структуру моделей реальных бизнес циклов с предположениями далекими от положений классической теории. Эта теория пытается строить модели, основанные на рациональных ожиданиях оптимизирующих агентов и на микроэкономических элементах. В частности, неокейнсианские экономисты предполагают несовершенную конкуренцию (монополистическую конкуренцию) и номинальную жесткость цен и заработной платы, что подразумевает реальные эффекты монетарной политики.

В отличие от теории реальных бизнес циклов неокейнсианская теория динамического стохастического общего равновесия соответствует стилизованным фактам бизнес циклов: существуют повторяющиеся колебания выпуска, занятость колеблется в тех же направлениях, что и выпуск, инвестиции и приобретение товаров длительного использования процикличны и волатильны, инфляция проциклична и протекает с определенным лагом. Неокейнсианские модели обеспечивают эффективный канал для выполнения экспериментальных расчетов по определению наиболее приемлемых вариантов проведения экономической политики. В базовой неокейнсианской модели динамического стохастического общего равновесия [4] время дискретно, каждый период фирмы производят выпуск, используя труд в качестве единственного ресурса. Производственная функция упрощенная: совокупный объем производства равен совокупным затратам труда. Модель игнорирует правительство и международную торговлю, таким образом, совокупное потребление равно совокупному выпуску. Домохозяйства максимизируют полезность, принимая реальную заработную плату и реальную процентную ставку как данные. Фирмы, которые находятся в собственности домашних хозяйств, максимизируют дисконтированную приведенную величину их прибыли, с учетом ограничений на установление их цен (они варьируются в разных моделях). И, наконец, центральный банк определяет динамику реальной процентной ставки, через которую он проводит денежно–кредитную политику.

Таким образом, динамические модели предоставляют возможность проводить анализ макроэкономических показателей, характеризующих состояние экономики, и прогнозировать их динамику в ответ на те или иные варианты экономической политики. Оценки их параметров вычисляются путем использования статистических методов. На практике чаще всего используются линейные модели. Это связано с тем, что методы оценки параметров наиболее разработаны для линейных моделей. А нелинейные соотношения, которые формируются на основе макроэкономической теории, обычно, допускают линеаризацию.

Теперь перейдем к рассмотрению динамических вычислимых моделей общего равновесия. Данный класс моделей можно разделить на статические и динамические. Если необходимо установить краткосрочные последствия той или иной экономической реформы, то следует использовать статическую модель. Для этого используется метод сравнительной статики. К примеру, чтобы установить, к чему приведет изменение таможенных пошлин, следует найти равновесие в модели при старых и новых пошлинах и сравнить значения требуемых показателей. В этих целях и применяется статическая вычислимая модель общего равновесия. При анализе долгосрочных последствий требуется применять динамическую модель. Следует отметить, что чем более подробно модель описывает структуру экономики, тем сложнее преобразовать ее в динамическую. Результатом решения динамических моделей будут уже не просто равновесные значения переменных, а равновесные траектории.

На основе динамической вычислимой модели общего равновесия, можно не только определить, как изменяются переменные потока (инвестиции, потребление, выпуск и др.), но и как меняются во времени переменные запаса (дефицит госбюджета, уровень капитала и др.) в зависимости от условий функционирования экономики. Это позволяет проследить, как те внешние воздействия, последствия которых изучаются с помощью модели, повлияют на динамику других экономических показателей. Изменение запасов в экономике происходит медленно и с запаздыванием, и часто возникает необходимость не только определить, какое равновесие будет достигнуто, но когда оно будет достигнуто. Также необходимо отметить, что на экономическую динамику влияют инвестиции, а они зависят от выбора домохозяйств между потреблением и сбережением. При этом нельзя не учесть влияния и других факторов: изменение государственного долга, прирост населения, внешние условия и т. д., которые обычно задаются экзогенно.

Среднемасштабные ДСОР модели, такие как «РМНР» модель Европейского Центрального Банка (ЕЦБ), «НМСМ» модель или же модель Кристиано–Мотто–Ростаньо, за последнее десятилетие стали стандартными инструментами центральных банков и других учреждений, занимающихся экономической политикой. Несмотря на всю критику, которая обрушилась на эти модели после финансового кризиса, по мнению генерального директора центра исследований Европейского Центрального Банка Ф. Сметса, на сегодняшний день данные инструменты анализа и прогнозирования денежно–кредитной политики являются наиболее актуальными. После финансового кризиса 2008–2010 гг. многие исследования были направлены на введение финансового посредничества в макроэкономические модели. Другим направлением постоянно проводимых исследований является моделирование того, как формируются ожидания и насколько разнообразны мнения хозяйствующих субъектов на те или иные меры денежно–кредитной политики. Оба этих направления создают определенные трудности, так как они вносят большую неоднородность и нелинейность в ДСОР модели. Из–за этого решение ДСОР модели становится более сложной и трудоемкой задачей. Стандартные новые кейнсианские линеаризованные ДСОР модели с их акцентом на жесткость заработной платы и цен будут продолжать играть важную роль, но они не предназначены для решения новых проблемных вопросов, которые возникли в условиях финансового кризиса. Некоторые из этих вопросов, такие как влияние финансовой нестабильности на трансмиссионный механизм может быть изучен благодаря расширенным динамическим стохастическим моделям общего равновесия.

Литература:

1.      Вальрас Л. Элементы чистой политической экономии или теория общественного богатства. — М.: Изограф, 2000. — 448 с.

2.      Kydland F. E., Prescott E. C. Time to build and aggregate fluctuations // Econometrica. — 1982. — № 50(6). — P. 1345–1370.

3.      Gali J., Monacelli T. Monetary policy and exchange rate volatility in a small open economy // The Review of Economic Studies. — 2005. — Vol. 72, № 3. — P. 707–734.

4.      Romer D. Advanced macroeconomics. — USA, Berkeley: University of California, 2001.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle