Библиографическое описание:

Молчанова О. В. Координаты счастья героев А. Камю (по повести «Посторонний») // Молодой ученый. — 2014. — №9. — С. 547-549.

Что есть счастье? «Чувство и состояние полного, высшего удовлетворения», как диктуется в толковом словаре. Чаще всего оно заметно по сверкающим глазам и искренней улыбке. Но возможно ли счастье, которое осуждают и не принимают другие? В данной статье мы рассмотрим своеобразное понимание эмоционального концепта «счастья» героями повести А.Камю «Посторонний» и постараемся ответить на вопрос: счастлив ли Мерсо?

Ключевые слова: «естественность», психологический портрет взаимоотношений, мотив молчания, эмоциональный концепт, категория телесности.                                       

В современной литературе фигура А. Камю занимает особое место. Его по праву можно признать одним из самых «естественных» писателей французской литературы, чье мировоззрение и идеи становятся актуальными и востребованными в обществе 21 века. Душа и тело героев Камю, их мысли и поступки, желания и томления подчинены одной теме — «естественности», обнаженной правды.

Повесть «Посторонний» вызвала в литературной среде «бунт гуманности»: главного героя Мерсо обвиняли в «бесстрастности» и «беспомощности», в излишнем цинизме и эгоизме. Почему же А. Камю в центр своей повести выводит персонажа-преступника, на первый взгляд не стремящегося найти цель в жизни? Этот вопрос требует пояснения.

Стоит отметить, что А. Камю неинтересны герои, получившие в жизни радость и пресыщение богатством, поскольку чувство истинного счастья им не ведомо: «Поразительно у бедняков: Господь поместил рядом с отчаянием самолюбование, словно лекарство рядом с болезнью» [1; c.613]. В понимании Камю счастье — чувство сострадания к собственному несчастью. Именно в этом смысле герои Камю испытывают порой счастливые мгновения, когда в безысходной печали чувство их одиночества и заброшенности переполняет и возвышает их. Богатые же особы способны купить «счастье» или поменять существующее «счастье» на новое.

«Годы, прожитые в нищете, определяют строй чувств» [1; c.611], и с этой точки зрения становится понятно, почему Мерсо становится главным героем повести. Конфликт зарождается в самом начале: молодой человек не может содержать свою мать из-за отсутствия денег. И путем преодоления как финансовых, так и психологических проблем Мерсо должен обрести свое истинное счастье.

А. Камю создал в своем произведении тонкий психологический портрет взаимоотношений матери и сына, который ранее в литературе не встречался. За скрытой индифферентностью главного героя тщательно скрыты подлинные и настоящие эмоции и чувства, к пониманию которых он приходит только в самом конце повести.

В разговоре с директором богадельни Мерсо вспоминает, что совместное проживание с матерью не приносило последней радости: «Когда мама жила со мной, она все время молчала и только неотступно провожала меня глазами» [1; c.8]. На протяжении повести тема «молчаливой любви» встречается несколько раз и особенно яркий эпизод происходит в тюрьме, в камере приема посетителей. Мерсо со стороны наблюдает за заключенным и его матерью: оба не произносят ни слова, только неотрывно смотрят друг на друга. Эмоциональное напряжение достигает своей кульминации в момент расставания с сыном: «Старушка напротив придвинулась поближе к решетке, и в эту самую минуту надзиратель сделал знак ее сыну. Тот сказал: «До свиданья, мама». А она просунула руку между прутьями и махнула ему долгим, медленным движением» [1; c.50–51].

Данный эпизод помогает читателю увидеть совершенно другого Мерсо: ему нечего сказать вслух в присутствии других об эмоциях к матери, но он чувствует и слышит ее внутри себя на протяжении всей жизни. В своих размышлениях он часто вспоминает простые истины, сказанные когда-то ей («человек никогда не бывает совершенно несчастлив»), а в финальном эпизоде раскрывается истинная красота души главного героя.

Человека, по мнению А. Камю, нельзя лишить счастья: потому и мать Мерсо как будто вновь начала жить, наслаждаться простыми вечерними прогулками и искать тепло и понимание у людей. Мерсо в силу своего возраста, характера и желания все это ей дать не смог, за что и был беспрекословно осужден обществом. Но лишил ли он мать последнего упоения счастьем? Отнюдь, нет. Напротив, ожившие чувства и эмоции принесли ей тот самый желанный покой и удовольствие: «Перед самой смертью мама, должно быть, почувствовала себя освобожденной, готовой все пережить заново. Никто, никто не имел права ее оплакивать» [1; c.80].

Так что такое «счастье» для Мерсо? Удовольствие или забава? Интересно, что чувство трепетной радости у Мерсо вызывают совершенно простые вещи, такие как смех Мари, запахи лета, любимые улицы, звук рожка на тележке мороженщика. Но именно такие мимолетные воспоминания становятся для героя нестерпимым принуждением: ему легче переносить бесконечные разговоры судей о его бесчеловечной натуре, чем заставлять себя забывать прохладный запах ночи и платье любимой девушки.

Складывается первоначальное впечатление, что счастье Мерсо заключается в любви и красоте. Любовь по Камю трагична: перенасыщаясь ею, человек пускается в поиск новому испытанию чувств. И с этой точки зрения измена трактуется лишь как «решение внутреннего героизма, а не сверхобильной любви, которая всегда дает, ничего не прося взамен» [1; c. 756].

Сам Камю в «Записных книжках» осуждает себя за «неспособность любить» и аргументирует свое поведение следующим: «Может быть, это и правда, однако я был способен избрать несколько существ и верно охранять их с помощью лучшего, что было во мне, несмотря ни на какие их поступки» [1; c.756].

Герои Камю следуют этой же логике. Своеобразное лекарство от болезни Мерсо находит в облике Мари: она ему нужна только как женщина, которую он будет оберегать и наслаждаться ее красотой, но он не может принудить себя ее любить. «Вечером пришла Мари и спросила, хочу ли я, что бы мы поженились. Я сказал, мне все равно, можно и пожениться, если ей хочется. Тогда она захотела знать, люблю ли я ее. Я ответил, как и в прошлый раз, что это не имеет значения, но, конечно, я ее не люблю» [1; c.31].

Но любовь не есть смысл жизни и счастье: «Я называю жизнью и любовью то, что меня опустошает. Отъезд, принуждение, разрыв, мое беспросветное сердце, разорванное в клочья, соленый вкус слез и любви!» [1; c.709]. Смысл жизни обретает только мысль о том, чтобы можно было за что-то умереть, а жить без идеи — бессмысленно и глупо. Однако размышления Камю о смысле жизни часто отрицают друг друга. В «Записных книгах» августа — июля 1958 года читаем: «Быть созданным, чтобы творить, любить и побеждать, — значит быть созданным, чтобы жить в мире» [1; c.642]. Не о смысле жизни ли размышляет писатель? Возможно, о смысле, но не о счастье.

Понимание счастья героями повести «Посторонний» А. Камю специфично и часто видится другими как абсурд, бессмыслица. После смерти жены старик Саламано завел собаку и избивал ее каждый день, но в минуту ее пропажи часть души человеческой вновь опустела: «Жизнь его переменилась, и он еще не понимает, как быть дальше» [1; c.33]. Мерсо в своей заключительной речи восклицает, что псу Саламано «цена не больше и не меньше, чем его жене». С женой, действительно, старик не был счастлив, скорее всего, их семейная жизнь стала привычкой. Свой островок «тихого спокойствия» Саламано и нашел в облике старого пса.

Другой герой повести Раймон «поколачивал» часто свою подругу, но «любя». Ее измена породила в душе мужчины ярость, сексуальную ревность и недоумение одновременно: ведь Раймон ее осчастливил, но счастлив сам он не стал. Герои А. Камю одиноки и беспомощны перед равнодушием мира, и потеря родного человека (или животного) становится для них потерей счастья. Саламано и Раймон находят замену счастью — дружбу с Мерсо. Однако для самого Мерсо и дружбы не существует, как и не существует любви. Главное, к чему он стремился всю жизнь, -познание некой истины.

Смерть матери и открыла для Мерсо новую истину: равнодушие мира не имеет права лишать человека счастья. И именно поэтому «он так на меня похож, он мне как брат, и от этого я чувствую — я был счастлив, я счастлив и сейчас» [1; c.80]. Неизбежно только одно: смерть, всего остального можно избежать. Но А. Камю спорит и со смертью: «Смерть достойна не большего почтения, чем император Нерон или полицейский комиссар моего округа» [1; c.699].

Счастье для Мерсо — принятие равнодушия мира и полное упоение в нем, проще говоря, свобода. Свобода от повседневного разрыва между желаемым и действительным, свобода в отношениях, свобода души.

Главный враг счастья — принуждение. Человек априори принуждает себя плакать на похоронах, чтить традиции, вступать в брачные отношения только по любви и интересоваться тем, что не вызывает у него удовольствия, но обязывается обстоятельствами. Мерсо выдвинул мысль о свободе, не отягощенной принуждением и обязательствами, а если такая свобода не принимается людьми, то и доказывать ее состоятельность бесполезно, поскольку, в сущности, в их сознании ничего не изменится. Каждый человек выбрал свой жизненный путь, и обвинять его или предлагать измениться — полный абсурд. Рано или поздно он сам придет к пониманию своего счастья. Все, что принуждает или сковывает телесное — духовное, не приносит, по мнению Мерсо, положительного воздействия.

Абсурдность мира и борьба с ней — одна из важнейших тем в творчестве А. Камю. По Камю бунт личности является прямой дорогой к обретению истинной свободы. Однако бунт не должен приводить к физической расправе над человеком: чаще всего герой совершает переворот внутри самого себя, как некий своеобразный внутренний побег от абсурдности бытия. Поэтому Мерсо выбирает свой бунтарский путь к счастью, который осуждается другими и кажется противоправным.

Философия и эстетика Камю, его литературное творчество представляет собою поиск смысла жизни, поиск того, что содержит в себе основные ценности и идеалы: красоту, добро, истину, справедливость, свободу. Эти ценности и идеалы всегда составляли духовную основу, опору и цель жизнедеятельности человека и человеческого общества. В связи с этим философия, эстетика и художественное творчество Камю никогда не утратят своей актуальности.

Как отмечал Сартр: «Камю никогда не переставал быть главной силой нашего культурного поля, никогда не переставал представлять по-своему историю Франции и историю нашего века» [2; c.47] А.Камю писал, что «нужно время, чтобы быть счастливым. Ведь счастье — это тоже терпение». Свой путь к счастью и истинной свободе и выбирает Мерсо.

Литература:

1. Камю А. Посторонний. Из «Записных книжек» (1935–1959). М.: АСТ: Астрель: Полиграфиздат,2011.

2. Спыну Л. М. Феноменология абсурдного в творчестве А. Камю: диссертация... кандидата философских наук: 09.00.03.- Москва, 2001.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle