Библиографическое описание:

Власенко А. И. Временная перспектива как подструктура самосознания депривированной личности // Молодой ученый. — 2014. — №8. — С. 921-924.

Статья посвящена теоретическому анализу походов к понятию «временная перспектива» в отечественной и зарубежной психологии. Раскрывается связь данного феномена с самосознанием личности. В заключении описаны результаты эмпирического исследования особенностей временной перспективы и смысложизненных ориентаций личности, находящейся в условиях пространственно-временной депривации.

Ключевые слова: личность, самосознание, временная перспектива, смысложизненные ориентации.

Под самосознанием современная материалистическая психология понимает процесс осознания личностью самой себя, всего многообразия своих индивидуальных особенностей, своих роли и места в общественной организации и сущности в целом [1, с. 124]. Самосознание — это и позиция личности, отражающая ее отношение к осознанным сторонам своего внутреннего мира. В процессе становления самосознания формируется «Я» личности, рассматриваемое как целостное, интегративное образование, свидетельствующее о единстве внутреннего и внешнего ее бытия. Благодаря самосознанию личность способна воспринимать себя не только как объект, но и видеть себя со стороны — рефлексируя все знания, полученные от окружающих людей.

Согласно В. С. Мухиной, структура самосознания личности — это совокупность устойчивых связей в сфере ценностных ориентаций и мировоззрения человека, обеспечивающих его уникальную целостность и самотождественность. В её трактовке, «структура самосознания личности, предполагая сохранение основных значений и смыслов при внешних и внутренних изменениях, строится внутри порождающей ее системы — той человеческой общности, к которой принадлежит эта личность» [2, с. 56]. Самосознание можно представить в единстве, выражающемся в пяти звеньях: имя, притязания на признание, половая идентификация, психологическое время и социальное пространство личности. Психологическое время личности — четвертое звено самосознания, рассматривающее человека относительно индивидуального прошлого, настоящего и будущего времени. Психологическое время личности психолог определяет как индивидуальное переживание своего физического и духовного изменения в течение времени, представленным в самосознании личным прошлым, настоящим и будущим.

В науке существует значительное количество научных работ, предметом изучения которых является временная перспектива личности. Они выполнены в рамках философии, социологии, истории, физиологии, педагогики (А. Бергсон, Э. Гуссерль, В. Дильтей, A. C. Макаренко, М. К. Мамардашвили, A. A. Ухтомский, П. Фресс, М. Хайдеггер). Проблематика, связанная с феноменом времени, пришла в психологию из философии. В работах И. Канта, Г. Гегеля, Э. Гуссерля, М. Хайдеггера и др. проблема времени рассматривалась в связи с пониманием человека как существа, обладающего своим специфическим способом бытия [3, с. 5].

Проблема временной перспективы относится к числу маргинальных проблем, поэтому она изучается в различных отраслях психологической науки: в социальной (А. К. Болотова, К. Левин, К. Муздыбаев), клинической (H. H. Брагина, B. C. Хомик, К. Ясперс), возрастной (Л. И. Божович, H. H. Толстых), педагогической (М. Р. Гинзбург, И. В. Дубровина) и других. Представления о преобладании одного из времен или временной ориентации (фиксации на прошлом, будущем или настоящем) в восприятии и переживании жизни человеком нашли свое отражение в типологии стилей жизни (В. Н. Дружинин), в связи с личностными особенностями человека (Ф. Зимбардо, Д. А. Леонтьев, И. А. Спиридонова, A. B. Серый), его биографическими кризисами и жизненными программами (К. А. Абульханова-Славская, P. A. Ахмерова). [4, с. 6]. Временная перспектива на сегодняшний день рассматривается в связи с проблемами психологической безопасности личности (Т. М. Краснянская, В. Г. Тылец, А. С. Ковдра) [5, 6]. На текущий момент временная перспектива изучается в связи с социокультурными и половозрастными факторами, рассматривается как компонент личностной регуляции жизненного пути, как источник самоопределения и нахождения смысла жизни.

Исследования показали, что временная перспектива, будучи изначально неосознаваемой человеком, оказывает влияние на его поведение и жизнь (Г. Д. Элькин, Ф. Зимбардо, Дж. Бойд), определяя мироощущение, принятие прошлого, понимание настоящего, состояние планов на будущее. Понятие «временной перспективы» стало применяться после публикации Л. Франка при описании «жизненного пространства» человека, включающего прошлое, настоящее и будущее. Он определял временную перспективу как широкую совокупность представлений индивида о своем психологическом будущем и психологическом прошлом, существующим в данный момент, как динамическое базовое свойство человеческого существования. Прошлое и будущее составляют два основных аспекта поведения. Будущее определяется настоящим, настоящее контролируется прошлым, прошлое, таким образом, создает ситуацию, когда будущее связывает ценности прошлого и настоящего [7, с. 89]. В дальнейшем этот термин своего ученика стал использовать К. Левин, определивший его как «существующая в настоящий момент целостность видения индивидом своего психологического будущего и своего психологического прошлого». Человек имеет видение не только своего настоящего, но и определенные ожидания, надежды, опасения, желания, отнесенные в будущее. Временная перспектива включает в себя и психологическое прошлое человека. Временная перспектива — это и есть включение будущего и прошлого, реального и идеального плана жизни в план данного момента [8, с.73]. Идеи К. Левина оказали заметное влияние на последующее развитие исследований психологического времени личности.

На текущий момент временная перспектива составляет тему множества исследований: она соотносится с социальным классом, возрастом, интеллектом, мотивом достижения, психопатологией. В итоге, под общим названием «временная перспектива» сгруппировались многочисленные исследования, посвященные различным аспектам психологического времени и выполненные с помощью разнообразного измерительного инструментария, тогда как исследования, направленные на изучение временной перспективы в собственном смысле, были названы работами по временной ориентации.

Существующие направления изучения времени можно условно классифицировать, выделив четыре основных аспекта его рассмотрения. Первый — отражение (психикой, сознанием) объективного времени, большая или меньшая адекватность и механизмы отражения (восприятие времени). Второй — временные, т. е. процессуально-динамические характеристики самой психики, связанные, прежде всего, с лежащими в ее основе ритмами биологических, органических, нейрофизиологических процессов. Третий — способность психики к регуляции времени движений, действия и деятельности. Четвертый — личностная организация времени жизни и деятельности, т. е. той временно-пространственной композиции, в которой строятся ценностные отношения личности с миром на протяжении времени жизненного пути.

Так, Ж. Нюттен выделяет три аспекта временной перспективы. Первый — это собственно временная перспектива, характеризующаяся протяженностью и насыщенностью. Второй — временная установка, т. е. более или менее позитивная настроенность по отношению к прошлому, настоящему или будущему. Третий аспект — временная ориентация — преимущественная, доминирующая направленность поведения субъекта на объекты прошлого, настоящего или будущего. Переживание жизненных событий (прошлого, настоящего и будущего) осуществляется через систему личностных смыслов, на основе которых человек соотносит свои возможности и цели, распределяет события жизни по значимости на данный момент времени [9, с. 321].

В отечественной психологии среди работ по данной проблематике можно выделить работы, посвященные проблеме восприятия времени (В. П. Лисенкова, Д. Г. Элькин, Ю. М. Забродин, П. Фресс, Е. Н. Соколов), проблеме переживания времени (Р. Кнапп), проблеме жизненной перспективы личности (Е. И. Головаха). Так, О. Н. Арестова определяет временную перспективу как важный личностный конструкт, отражающий временной аспект жизни человека и имеющий многомерную структуру, включающую определенное содержание и ряд динамических параметров: протяженность, направленность, эмоциональный фон и др. [10, с. 66]. Согласно В. И. Ковалеву, временная перспектива, наряду с временной ретроспективой, входит в состав индивидуальной временной трансспективы, представляющей собой специфический механизм, с помощью которого личность осуществляет организацию и регуляцию времени собственной жизни. В данном контексте временная перспектива означает сквозное видение из настоящего в будущее [11, с. 7]. К. А. Абульханова и Т. Н. Березина продолжили разработку рубинштейновской концепции личности как субъекта жизни и для анализа его способа организации жизни предложили совокупность трех понятий для обозначения трех пространственно-временных, ценностно-смысловых модальностей: «жизненная позиция», «жизненная линия», «жизненная перспектива». Подход К. А. Абульхановой и Т. Н. Березиной к изучению временных перспектив базируется на типологическом принципе. Согласно взглядам данных ученых не все типы личностей располагают развитой интеллектуальной способностью предвидения, прогнозирования будущего [12, с. 113].

Анализ существующих в науке подходов к содержанию понятия «временная перспектива» позволяет нам сделать вывод о том, что временная перспектива может быть определена как динамический взгляд индивида на его психологическое прошлое, настоящее и будущее, формирующийся в едином процессе развития личности и самосознания. Временная перспектива — это важный личностный конструкт, отражающий временной аспект жизни человека и имеющий многомерную структуру, включающую определенное содержание и ряд динамических параметров: протяженность, направленность, согласованность, эмоциональный фон и другие. Временная перспектива представляет собой в разной мере осознанные надежды, планы, проекты, стремления, опасения, притязания, связанные с более или менее отдаленным будущим. Установлено, что временная перспектива как одно из проявлений для человека фактора времени на смысловом уровне представленная осмысленностью жизни, ее управляемостью и насыщенностью, а также ответственность перед жизнью, связана с переживанием личностью определенного уровня психологической безопасности [13].

Создавая образ будущего, личность оценивает свое настоящее и прошлое, в соответствии с тем, что планировалось. Если это сопоставление вызывает недовольство или разочарование, происходит переоценка прежних ценностей и выработка новых. От того, как человек относится к своим прошлому, настоящему и будущему, будет зависеть его самоотношение, а значит, и ценностные ориентации, жизненные установки, его цели и мировоззрение в целом. Соотнесение себя с миром в прошлом, настоящем и будущем — наиболее перспективная позиция для бытия и развития человека как личности. Именно в этой позиции он находит возможность осознать ценность человеческой жизни во всей перспективе истории, в настоящем и будущем.

Ниже приведены результаты проведенного нами экспериментального исследования самосознания личности, находящейся в условиях пространственно-временной депривации (на примере условно осужденных лиц), в аспекте диагностики временной перспективы и смысложизненных ориентаций.

С данной целью была использована методика СЖО Д. А. Леонтьева.Согласно полученным данным, осмысленность жизни у группы испытуемых находится на среднем уровне. Данный факт указывает на вариативное, неоднозначное отношение респондентов к различным промежуткам своей жизни — прошлому, настоящему и будущему. Результаты исследования по шкале «Цели в жизни» характеризуют наличие или отсутствие в жизни испытуемого целей в будущем, которые придают жизни осмысленность, направленность и временную перспективу. Можно сделать вывод о том, что испытуемые ставят перед собой новые цели, готовы к поворотным событиям, которые произойдут в будущем. Они строят новые планы на жизнь, и при этом ожидают новый, лучший этап своей жизни в будущем. Но в то же время, результат по этой шкале может характеризовать некоторых испытуемых как не только целеустремленных людей, но и как прожектера, планы которого не имеют реальной опоры в настоящем и не подкрепляются личной ответственностью за их реализацию. Процесс жизни или интерес и эмоциональная насыщенность жизни у респондентов находятся на среднем уровне развития. Содержание данной шкалы совпадает с известной теорией о том, что единственный смысл жизни состоит в том, чтобы жить. Не все испытуемые воспринимают сам процесс своей жизни как интересный, эмоционально насыщенный и наполненный смыслом. Наблюдается некоторая неудовлетворенность настоящей жизнью, при этом, однако, ей могут придавать полноценный смысл воспоминания о прошлом или нацеленность на будущее.

Баллы по шкале«Результативность жизни или удовлетворенность самореализацией» отражают оценку пройденного отрезка жизни, ощущение того, насколько продуктивна и осмысленна была прожитая ее часть. У группы испытуемых результат находится на среднем уровне развития. Это свидетельствуют о неудовлетворенности прожитой частью своей жизни, т. е. прошлое не способно придавать смысл настоящему и будущему.

Локус контроля — Я (Я — хозяин жизни) испытуемых также имеет среднюю выраженность. Значит, участники исследования имеют представления о себе как о сильной личности, обладающей достаточной свободой выбора, чтобы построить свою жизнь в соответствии со своими целями и задачами и представлениями о ее смысле. Большинство испытуемых уверены в своей значимости как личности и как человека.

Результаты обследования по шкале «Локус контроля — жизнь или управляемость жизни» указывает на то, что респонденты убеждены в праве человека полностью контролировать свою жизнь, свободно принимать решения и воплощать их в реальность. Большинство уверено, что они контролируют события собственной жизни и не зависят от чужого влияния.

В целом результаты исследования, полученные с помощью методики СЖО Д. А. Леонтьева, свидетельствуют о неудовлетворенности испытуемых своей настоящей и прошлой жизнью. Однако у них имеется надежда на более удачное будущее. Это обнаруживает их неспособность адекватно оценивать свою временную перспективу, ведь у каждого человека могли быть моменты, как черные, так и белые, но в настоящий момент испытуемые однобоко оценивают свою жизнь, лишенную, по их мнению, радостных и результативных моментов в прошлом и настоящем. Локусы контроля испытуемых находятся на достаточно высоком, по сравнению с другими показателями, уровне. Испытуемые уверены, что сами контролируют свою жизнь, свобода выбора не является для них чем-то иллюзорным, и поэтому есть возможность построения планов на будущее.

Временная перспектива условно осужденных построена таким образом, что они склонны оценивать события прошлого и настоящего как негативные, но наряду с этим, события будущего являются положительно ожидаемыми и потому большинство испытуемых имеет стимул для изменения своей судьбы и нацелены на светлое будущее. Их временная перспектива находится в несколько искаженном состоянии. Испытуемые не переосмыслили свой прошлый опыт, не смогли найти в нем положительные моменты, поэтому и настоящее рисуется им в неярких красках. Это еще раз свидетельствует о неспособности испытуемых жить настоящим, то есть переживать настоящий момент своей жизни не во всей его полноте, а просто как фатальное следствие прошлого или подготовку к будущей «настоящей жизни». Респонденты не ощущают неразрывность прошлого, настоящего и будущего, то есть не видят свою жизнь целостной, что означает ориентацию группы лишь на один из отрезков временной шкалы (будущее) и дискретное восприятие своего жизненного пути. Но перспектива удачной жизни в будущем выглядит достаточно обнадеживающей. Именно тогда перед испытуемыми, по их мнению, раскроются успехи их прошлой и настоящей жизни, они осознают причины всех своих проблем, возможно даже полностью произойдет переоценка ценностей и перемена смысложизненных ориентаций, что положительным образом отразится на их образе жизни, целеполагании и, конечно же, временной перспективе личности.

Литература:

1.      Спиркин А. Г. Сознание и самосознание. — М., 2001.

2.      Мухина В. С. Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество: учебник для студ. вузов. — М.: Академия, 1999.

3.      Кублицкене Л. Ю. Личностные особенности организации времени: автореф. дис. … канд. психол. наук. — М., 1989.

4.      Серенкова В. Ф. Типологические особенности планирования личностного времени: автореф. дис. … канд. психол. наук. — М., 1991.

5.      Краснянская Т. М., Тылец В. Г. Время как интерпретационная категория психологического пространства безопасности личности студента // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. — 2012. — № 3. — С. 221–225.

6.      Краснянская Т. М., Ковдра А. С. Психологическая безопасность личности: временная перспектива: Монография. — Пятигорск: ПГЛУ, 2012. — 168с.

7.      Фресс П. Восприятие и оценка времени // Экспериментальная психология / под ред. П. Фресс, Ж. Пиаже. — М.: Прогресс, 1978. Вып. 6. — С. 88–135.

8.      Зейгарник Б. В. Теория личности Курта Левина. — М.: Изд-во московского университета, 1981.

9.      Нюттен Ж. Мотивация, действие и перспектива будущего / под ред. Д. А. Леонтьева. — М.: Смысл, 2008.

10.  Арестова О. Н. Мотивация и перспективное целеполагание в мыслительной деятельности // Вестник МГУ. Психология. — 1999. — № 3. — С. 64–75.

11.  Ковалев В. И. Личностное время как предмет психологического исследования// Психология личности и время: тезисы докладов и сообщений Всесоюзной науч.-теоретич. конференции (22–25 апреля 1991 г.). — Черновцы, 1991. — Т. 1. — C. 4–8.

12.  Абульханова К. А., Березина Т. Н. Время личности и время жизни. — СПб., 2009.

13.  Краснянская Т. М., Тылец В. Г. Понятийные ориентиры развития психологической безопасности личности в предметном поле современных исследований // GESJ: Education Sciences and Psychology. — 2013. — N1 (23). — PP.59–64 (http://gesj.internet-academy.org.ge/download.php?id=2109.pdf)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle