Библиографическое описание:

Байрамов Э. Ю. Право на выход из политической партии // Молодой ученый. — 2014. — №8. — С. 660-662.

В настоящее время вследствие политических спекуляций вокруг членства в политических партиях обнаружился ряд пробелов в реализации гражданами своих прав на беспрепятственный выход из политической партии, неопределенность судебной практики в этом отношении. Конституционный Суд Российской Федерации устранился от решения рассматриваемой проблемы.

Судебная практика и практика избирательных комиссий последних лет (2011–2013 гг.) показывает, что право гражданина беспрепятственно выходить из политических партий стало предметом различных политических спекуляций, дискредитирующих институт членства в политической партии и право на объединение в политические партии. Эти «спекуляции» строятся на отсутствии понимания данного права, а равно порядка и сроков его реализации. Особую остроту данный вопрос приобретает в процессе избирательной кампании, поскольку одним из оснований отказа в регистрации (отмены регистрации) кандидата — члена партии является его выдвижение политической партией, членом которой он не является.

Вступление в политическую партию требует наличия одновременно волеизъявления двух субъектов — гражданина, который намеревается (согласен) вступить в партию, и самой политической партии, которая принимает решение о приеме гражданина в партию. Получив заявление о приеме в партию, ее орган, уполномоченный решать вопросы приема в партию, может отказать гражданину в наделении его статусом члена партии на основании критериев, указанных в уставе партии.

Выход из партии — односторонний отказ от членства — предполагает наличие исключительно волеизъявления гражданина, что подтверждается и в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 19 марта 2007 г. N 78-Г07–17: "...прекращение членства в партии на основании личного заявления носит уведомительный характер в силу устава партии и не требует выполнения каких-либо распорядительных действий со стороны каких-либо руководящих лиц партии». Безусловно, волеизъявление гражданина должно найти материальное выражение, которое можно в случае наличия спора по поводу его отношения к партии представить в уполномоченный орган — Министерство юстиции России или суд. Таким материальным выражением является личное письменное заявление гражданина о выходе из политической партии, написанное в произвольной форме: «Я, имярек, прекращаю свое членство в политической партии». Не случайно в Уставе политической партии «Справедливая Россия» прописано, что публичное заявление члена партии о прекращении его членства в партии должно быть документально подтверждено (п. 1 ч. 1 ст. 2) [1].

Поскольку гражданин выходит прежде всего из партии, то и направить свое заявление он может как по месту нахождения регионального отделения или иного структурного подразделения партии, в котором он состоит по месту своего постоянного или преимущественного проживания, так и непосредственно в политическую партию.

Факт наличия волеизъявления члена партии о выходе из нее отличает выход от иной формы прекращения членства, признаваемой партийными уставами, — вступление в другую политическую партию в отсутствие заявления о выходе. Наличие в уставах этой формы обусловлено тем, что в силу п. 6 ст. 23 Федерального закона «О политических партиях» гражданин может быть членом только одной политической партии, но его право вступить в любую политическую партию не может быть ограничено. В случае сохранения такого гражданина в учетных документах партии после его приема в члены другой партии на основании датировки заявлений о вступлении в судебном порядке должна быть определена принадлежность гражданина к одной из партий. То же самое должно происходить и в случае выдвижения гражданина в составе списка кандидатов на выборах другой политической партией. Например, на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания шестого созыва в отношении кандидата И. В. Азовского, выдвинутого в составе федерального списка кандидатов политической партии «Правое дело», в ЦИК России направлялись письма о том, что указанный кандидат является членом партии ЛДПР [2]. Однако никаких правовых последствий данные письма не имели, поскольку ЦИК России не уполномочен устанавливать принадлежность гражданина к политической партии; ЛДПР следовало обратиться в суд.

Для гражданина важно, чтобы его личное заявление поступило в политическую партию, ее структурное подразделение. При этом, в силу того что на момент подачи заявления он является членом партии, гражданин обязан соблюдать порядок выхода из партии, предусмотренный в ее уставе. Указанный порядок в силу п. 3 ст. 21 Федерального закона «О политических партиях» должен соответствовать нормам ст. 2 и п. 1 ст. 23 того же Закона. Это подтвердил и Конституционный Суд Российской Федерации в своем Определении от 17 июля 2012 г. N 1289-О, согласно которому "подпункт «в« пункта 2 статьи 21 Федерального закона «О политических партиях», закрепляя в качестве обязательного требования к уставу политической партии наличие в нем положений, определяющих условия и порядок приобретения и утраты членства в политической партии, не предполагает реализацию этого требования политической партией вопреки иным положениям данного Федерального закона, в том числе его статье 2, предусматривающей право граждан на беспрепятственный выход из политической партии».

Беспрепятственный выход из партии означает, во-первых, отсутствие каких бы то ни было условий для выхода из политической партии и в первую очередь отсутствие необходимости принятия соответствующего решения каким-либо органом партии. Именно на обратном основывалась целая серия решений Верховного Суда Российской Федерации, принятых в 2011 г., где «суд... обоснованно сделал вывод о том, что прекращение членства в данной партии, независимо от оснований такого прекращения, оформляется решением руководящего органа партии с последующим снятием с партийного учета» [3]. Во-вторых, отсутствие сроков, ограничивающих реализацию данного права во времени, в том числе и установление сроков подачи заявления о выходе. Например, гражданин не может выйти из партии в течение месяца после вступления в нее. В-третьих, установление требований к форме заявления о выходе из партии, кроме тех, которые вытекают из необходимости подтверждения факта выхода гражданина из партии (т. е. личное письменное заявление в произвольной форме). В-четвертых, возможность гражданина направить заявление либо в адрес самой политической партии (ее центральных органов), поскольку речь идет о выходе из партии в целом, либо в адрес регионального отделения или иного структурного подразделения партии, которое осуществляет учет членов партии по месту их постоянного или преимущественного проживания. Последнее удобно политической партии, поскольку позволяет сразу скорректировать данные партийного учета членов.

Основания выхода гражданина из партии не имеют никакого значения для прекращения членства, поэтому органы партии (ее структурных подразделений) и ее должностные лица не вправе требовать от члена их указания (мотивации выхода из партии).

Нарушение права на беспрепятственный выход из партии может проявляться в двух аспектах:

-          как препятствие волеизъявлению гражданина, крайним выражением которого выступает запрет на выход, в том числе под угрозой его жизни и здоровью, что практиковалось и практикуется в закрытых, преимущественно нелегальных партиях и группах;

-          как установление особой трудновыполнимой (или фактически невыполнимой) процедуры выхода из партии, что чаще всего используется современными политическими партиями.

На выборах главы Сибирцевского городского поселения (Приморский край) была отменена регистрация кандидата И. А. Волкова, выдвинутого ЛДПР, в связи с наличием у него членства в партии «Единая Россия». Обстоятельства дела таковы, что кандидат И. А. Волков действительно вступил в партию «Единая Россия», но впоследствии написал и отправил заявление о добровольном выходе из партии «Единая Россия». Однако факт подачи этого заявления не нашел подтверждения в суде (сотрудница, выдавшая расписку о получении заявления И. А. Волкова, по мнению представителей партии «Единая Россия», не имела права принимать документы и давать какие-либо расписки, поскольку не являлась штатным сотрудником районного отделения «ЕР»).

В данном деле суд, основываясь на неверной интерпретации Закона, предъявил чрезмерные требования к порядку выхода гражданина из политической партии. Согласно решению Черниговского районного суда Приморского края от 29 марта 2013 г. N 2–277/2013 член партии при представлении заявления о выходе из партии в ее местное отделение должен был учитывать положения устава о порядке учета членов партии, штатное расписание аппарата Регионального исполнительного комитета Приморского регионального отделения и порядок делопроизводства в местном отделении. Последнее вытекает из того, что суд основывался в том числе и на содержании «Журнала регистрации входящей документации ВПП «Единая Россия» по Черниговскому району за 2013 год», где запись о приеме заявления И. А. Волкова отсутствует. Примечательно, что суд в своем решении указал, что «отсутствует запись о подаче И. А. Волковым заявления о выходе», хотя по правилам делопроизводства такие журналы фиксируют факт приема документов, а не их подачи. Правила делопроизводства — это уже внутренний документ политической партии, обязательный для ее органов и должностных лиц, а также работников (сотрудников) ее аппарата, а не для всех членов партии. Если политическая партия, ее структурное подразделение не может обеспечить прием заявлений (обращений) надлежащим образом, в том числе чтобы в ее помещениях этим не могли заниматься неуполномоченные члены партии, то член партии, представляющий заявление о выходе, не может нести за это никакой ответственности. Любое заявление члена партии, принятое в таких обстоятельствах другим неуполномоченным членом партии, надлежит считать поступившим в партию или ее структурное подразделение.

Не может служить доказательством выхода гражданина из партии «регистрация заявления члена партии, поданного в соответствии с положениями устава партии», поскольку регистрация входящего документа представляет собой «запись учетных данных о документе по установленной форме, фиксирующую факт его создания, отправления или получения» (подп. 65 ГОСТ Р 51141–98. Государственный стандарт Российской Федерации. Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения [4]). Регистрация входящего документа подтверждает наряду с иными реквизитами факт его получения, а не реализацию его содержания.

Распространение на граждан требований соблюдения дополнительных условий по выходу из политической партии, в том числе требований соблюдения порядка делопроизводства, является как раз нарушением их права на беспрепятственный выход из политической партии.

В случае возникновения конфликтной ситуации в структурном подразделении партии наиболее удобной формой представления заявления о выходе из партии является его направление по почте. Однако здесь отсутствует устоявшаяся практика определения даты выхода гражданина из политической партии. Для того чтобы избежать злоупотреблений в определении даты со стороны как гражданина, так и политической партии, целесообразно датой выхода из партии считать дату отправки заявления о выходе по почте. В этом случае дата документально подтверждается незаинтересованной стороной.

Таким образом, выход гражданина из политической партии представляет собой прекращение политико-правовой связи гражданина с политической партией в одностороннем порядке; основания для выхода из партии правового значения не имеют.

Моментом прекращения членства в партии в этом случае будет день фактического поступления личного заявления гражданина (в произвольной форме) в политическую партию (ее структурное подразделение) либо дата его почтового отправления. При этом порядок работы органов партии (ее структурного подразделения) и правила делопроизводства не влияют на факт поступления указанного заявления гражданина.

Литература:

1.         Устав политической партии «Справедливая Россия». М., 2011. С. 7.

2.         Письма Высшего совета ЛДПР от 13 октября 2011 г. N 506/5в/с, от 24 ноября 2011 г.; письмо Председателя ЛДПР от 24 ноября 2011 г. N 132. Указанные письма находятся в Архиве ЦИК России.

3.         Определения Верховного Суда Российской Федерации от 28 ноября 2011 г. N 33-Г11–33, от 25 ноября 2011 г. N 33-Г11–31, от 1 марта 2011 г. N 19-Г11–3. Не опубликованы.

4.         ГОСТ Р 51141–98. Государственный стандарт Российской Федерации. Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения. М.: ИПК «Издательство стандартов», 1998.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle