Библиографическое описание:

Матусевич А. М., Кубышко Л. В. Психологические аспекты виктимности // Молодой ученый. — 2014. — №8. — С. 924-927.

Ключевые слова:виктимность, дезадаптация, виктимогенный потенциал, гиперпротекция, гипопротекция, доминантность, виктимеологическая превенция.

Экстремистско-террористические отношения могут быть активированы при наличии виктимной подсистемы. Основным элементом этой системы является виктимная личность. Виктимность понимается как совокупность свойств человека, обусловленных комплексом социальных, психологических и биофизических условий, способствующих дезадаптивному стилю реагирования субъекта, приводящему к ущербу для его физического или эмоционально- психического здоровья. Виктимное поведение, как отклонение от норм безопасного поведения, реализуется в совокупности социальных, психических и моральных проявлений.

Личность типа жертвы принято называть виктимной личностью. Ее поведение тесно связано с объектом, который ее инициирует. Явления, связанные с поведением жертвы, в дальнейшем будут называться виктимностью.

В научной литературе существует понятие «виктимогенного потенциала», включающего в себя состояние индивидуальной и групповой виктимизации в конкретный исторический момент, процесс виктимизации, виктимологическую стимуляцию, функциональный механизм соотношения «жертва- преступник»

Любой индивид потенциально виктимен, поскольку, находясь в определенной жизненной ситуации может стать жертвой преступления, то есть не приобретает виктимность, а просто не может быть не виктимным. При этом возможность реализации данных качеств во многом зависит от наличия конкретной ситуации. Таким образом, качества личности, составляющие виктимный потенциал, относительны, и объективизируются лишь как элементы системы «человек — среда» в контексте адаптационной реакции. Выделяют следующие условия, которые сделали личность уязвимой и поставили ее в позицию жертвы:

-     социально-демографические характеристики, включающие пол, возраст, национальность, место происшествия (особое значение играют пол и возраст);

-     специфика поведения до чрезвычайного происшествия;

-     особенности восприятия ситуации, в которой произошло происшествие;

-     отношения, связывающие объект (субъект) и потерпевшего.

На основании анализа виктимологических исследований было определено, что в личностной структуре потерпевшего как типа личности имеются элементы разноуровневого порядка, которые активизируются под воздействием факторов ситуации риска и являются психологическими предпосылками превращения этой личности в жертву.

Под субъективной предрасположенностью стать жертвой можно понимать:

-      психологические (индивидуально-психологические и социально-психологические) «дефекты» личности, приводящие к ее виктимогенной деформации;

-      биофизиологические свойства человека, главным образом обусловленные возрастом;

-      психопатологические особенности, что говорит о частичной социальной дезадаптации, а в результате — развитии повышенно уязвимой личности.

Как в отношении объекта, инициирующего виктимность, так и в отношении жертвы изучение причинной цепочки ведет далеко за пределы конкретной ситуации. Это предполагает оценку суммы обстоятельств, повлиявших не только на формирование жертвенного (виктимного) поведения, но и в целом на формирование уязвимой личности с деформированным личностным профилем.

Одним из основных факторов, влияющих на формирование поведения жертвы, является особенность социализации личности, в том числе тип воспитания. Разговор может идти либо о жестком, директивном типе семейного воспитания (гиперпротекция, повышенная моральная ответственность, жестокое обращение), либо о противоположном, при котором ребенок предоставлен самому себе (гипопротекция). Подтверждена значимость малоизученного в предыдущих исследованиях фактора влияния отца на виктимизацию подростка.

Таким образом, имея в виду, что важнейшим институтом социализации раннего детства остается семья, можно предположить возможность существования связи между определенным стилем взаимодействия детей и родителей и формированием психологического профиля уязвимой, то есть виктимной личности. Каждый из этих факторов может сделать человека уязвимым, а его поведение — виктимным.

Поведение типа жертвы проявляется в неординарной (эксвизитной) ситуации. В силу этого в зависимости от характера ЧС можно говорить о техногенных, социальных и других факторах виктимности. Вероятно, к виктимности следует отнести также неадекватное отношение к опасности и отношение к риску.

Если говорить о типологии виктимности, то она определяется типом ЧС, в которой виктимность проявляется. Кроме этого можно различать ситуативную виктимность и личностную виктимность, если говорить о ней как о состоянии или как о личностном радикале.

Виктимность можно классифицировать по степени осознанности. И наконец, виктимность может быть активной или пассивной в отношении опасности и риска. Виктимность всегда предполагает субъект-объектные или субъект-субъектные отношения.

Как неспецифический фактор возникновения виктимного поведения выделяется подростковый возраст, психологическое содержание которого обуславливает актуализацию виктимного поведения.

К специфическим факторам возникновения виктимного поведения относятся: индивидуальный опыт переживания или наблюдения факта насилия, ранее сформированный комплекс психологических качеств (эмоциональная неустойчивость, тревожность, неадекватная самооценка), отсутствие ощущения социальной поддержки и определенные стратегии семейного воспитания отца и матери.

Для реализации виктимного поведения необходимо сочетание комплекса факторов, составляющих модель виктимного поведения.

Выявлен комплекс факторов психофизиологического (специфические особенности подросткового возраста, полоролевые различия), индивидуально-психологического (особенности самооценки, эмпатии, уровень субъективного контроля, ощущение социальной поддержки, тревожность, смелость в общении, самоуглубленность, радикализм, уровень фрустрации) и социо-психологического (выявлена устойчивая корреляционная связь между враждебностью, директивностью, непоследовательностью родителей и виктимностью подростка) генеза, способствующих возникновению виктимного поведения подростка.

Выделена факторная модель формирования виктимного и «невиктимного» поведения подростков. Доказано, что системообразующими факторами, независимо от типа виктимизации, являются стратегии семейного воспитания (особенно, со стороны отца) и отсутствие у подростка ощущения социальной поддержки, накладывающиеся на специфику возраста.

Выявлены внутренние корреляции между психологическими особенностями, характером семейного воспитания подростков и спецификой поведения, на основе чего описаны пять типов виктимного поведения подростков.

 Процесс виктимизации возможно и необходимо рассматривать на различных уровнях: на уровне виктимной предрасположенности или виктимного потенциала (с дифференциацией типов потенциально возможного виктимного поведения); на уровне реализованной виктимности в виде виктимного поведения пяти различных типов (агрессивный тип, активный или саморазрушающий тип, инициативный, пассивный, некритичный тип).

 Подростковый возраст является фактором, повышающим степень виктимной уязвимости, но тип виктимного поведения во многом определяется индивидуально-психологическими (склонность к риску, тревожность, неустойчивая самооценка, радикализм, подозрительность), психофизиологическими особенностями (половая дифференциация) и индивидуальным опытом (агрессивное поведение родителей).

Наибольший факторный вес во всех моделях виктимного поведения имеют следующие параметры: стратегии семейного воспитания отца и матери (с различным факторным весом и особенностями во всех выделенных типах); отсутствие ощущения социальной поддержки у подростков.

К реализации виктимного потенциала в виде поведения приводит присутствие ряда факторов, характерных для каждой модели:

-        для модели агрессивного типа — наличие сформированного агрессивного поведения; напряженность; интеллект; общительность; непринятие со стороны матери;

-        для модели активного типа — наличие сформированного активного поведения; доминантность; общительность; доброжелательность; директивный стиль и непоследовательность или позитивный интерес в воспитании со стороны отца при его постоянном контроле; отсутствие ощущения социальной поддержки и включенности в социум;

-        для модели инициативного типа — наличие сформированного агрессивного, пассивного или активного поведения; самостоятельность; самоуглубленность; моральная нормативность; жизнерадостность;

-        для модели пассивного типа — моральная нормативность; интеллект; склонность ко лжи; отсутствие ощущения социальной поддержки и включенности в социум;

-        для модели некритичного типа — наличие сформированного некритичного поведения, которое может реализовываться как агрессивное, пассивное или активное; напряженность; раздражительность; несамостоятельность; беспечность; готовность идти на риск; низкий самоконтроль.

 К факторам, определяющим формирование «невиктимного» поведения подростков, относятся: позитивный интерес и доброжелательность со стороны отца, последовательность и демократичность в воспитании со стороны матери, ощущение социальной поддержки и включенности в социум, дающие подростку ощущение спокойствия, уверенности в себе, независимость, эмоциональную устойчивость, общительность, самосохраняющее поведение, самоконтроль, эмпатийность и дружелюбное отношение к другим, и формирующие личность безопасного типа поведения.

Индивидуальная виктимологическая превенция должна базироваться на понимании психофизиологических предпосылок и дефектов индивидуально-психологического характера (включая нарушения эмоционально-волевой и мотивационной сфер), социально-психологических особенностей личности и ориентироваться на тип определенного виктимного поведения.

Учитывая, что для многих потерпевших то обстоятельство, что они стали жертвой преступления, не является случайным, а подготовлено их поведением, личностными особенностями (в том числе и связанными с возрастом), условиями воспитания и жизненным опытом, то есть, детерминировано наличием определенных виктимных предрасположенностей, становится необходимой превенция виктимного поведения жертвы.

Литература:

1.       Анисимов А. И., Матусевич М. С.,Шатровой О. В. Виктимная психология. Системно-деятельностный подход к обнаружению аверсивного стимула. Монография — СПб.: «Издательство РГПУ им. А. И. Герцена», 2013.

2.       Бардиер Г. Л., Суханова Н. В. Исследование представлений студентов об экстремизме// Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 6, 2004, вып. 1 (№ 6).

3.       Канчурина А. А., Матусевич М. С., Шатровой О. В. Патогенез синдрома заложника//Журнал «Молодой ученый № 11, 2013, с.765–767.

4.       Матусевич М. С., Плахов Н. Н., Сыромятникова Л. И., Шатровой О. В., Канчурина А. А. Психологическая совместимость в контексте системно-деятельностного подхода»/М. С. Матусевич (и др.)// Журнал «Молодой ученый» (№ 2 (61), февраль 2014 г.)

5.       Матусевич М. С. Сборник информационно-методических рекомендаций по организации системы профилактики наркомании среди подростков и молодежи. СПб.: Комитет по образованию, культуре, спорту и молодежи МО «Сертолово», 2005. — 53 с.

6.       Матусевич М. С.,Ткачук В, А. «Организация профилактики наркозависимости в подростковом возрасте»// Журнал «Молодой ученый» (№ 3 (62), март 2014 г.

7.       Матусевич М. С.,Шатровой О. В., Макарова Л. П. «Профилактика развития экстремистско-террористических отношений»//Журнал «Молодой ученый» № 4 (63), апрель 2014 г.

8.       Матусевич М. С., Ткачук В. А. Организация профилактики наркозависимости в подростковом возрасте //Журнал «Молодой ученый, 2014 г. № 3 (62)- с.795–797.

9.       Макарова Л. П., Матусевич М. С., Бахтин Ю. К., Соловьев А. В. Валеологические основы здоровьесберегающей педагогики и превентологии (профилактике социальных отклонений). // Журнал «Молодой ученый» № 3 (62), март 2014 г.- С.944–946.

10.   Макарова Л. П., Матусевич М. С., Бахтин Ю. К., Соловьев А. В.. О необходимости системного подхода к профилактике социальных отклонений у подростков и молодежи// Молодой ученый № 3 (62), март 2014. — С. 941–943.

11.   Макарова Л. П., Соловьев А. В., Сыромятникова Л. И. Актуальные проблемы формирования здоровья школьников// Молодой ученый.2013.№ 12 (59). С. 494–46.

12.   Макарова Л. П., Матусевич М. С., Бахтин Ю. К., Соловьёв А. В.«Валеологические основы здоровьесберегающей педагогики и превентологии (профилактики социальных отклонений)» //Журнал «Молодой ученый» (№ 3 (62), март 2014 г.)

13.   Плахов Н. Н. Безопасность жизнедеятельности: психолого-педагогические основания здоровья. Известия Российского педагогического университета им.А. И. Герцена.2012.№ 145.С.90–96.

14.   Соломин В. П., Бахтин Ю. К., Буйнов Л. Г.,Макарова Л. П. О мотивации к здоровому образу жизни студентов педагогического университета// Молодой ученый. 2013. № 6.С. 730–732.

15.   Сыромятникова Л. И. Компетентностный подход к изучению медико-валеологических дисциплин будущими специалистами безопасности жизнедеятельности. Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. 2009. № 98. С. 201–204.

16.   Томалинцев В. Н. Новые подходы к исследованию экстремизма// Молодежная галактика. № 1–2006.

17.   Шатровой О. В., Матусевич М. С., Анисимов А. И. Превенция развития экстремистско-террористических отношений. Методические рекомендации. -СПб.: «Издательство РГПУ им. А. И. Герцена», 2010.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle