Библиографическое описание:

Фетисенкова Т. С. Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации, сопряженное с незаконным обналичиванием денежных средств: особенности состава преступления // Молодой ученый. — 2014. — №8. — С. 682-687.

В статье на основе проведенного анализа правоприменительной практики за последние три года рассмотрены особенности состава преступления, предусмотренного статьей 199 Уголовного Кодекса Российской Федерации «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации», сопряженного с незаконным обналичиванием денежных средств, в частности, объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны преступления; сформулированы предложения по усовершенствованию действующего уголовного законодательства в части противодействия уклонению от уплаты налогов с организации, сопряженному с незаконным обналичиванием денежных средств.

Ключевые слова:уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации; незаконное обналичивание денежных средств; проблемы квалификации; состав преступления; фирмы-однодневки; уголовная ответственность; фиктивные документы.

This article, based on our assessment practices over the past three years, the peculiarities of an offense under Article 199 of the Criminal Code of the Russian Federation " Tax evasion and (or) the fees of the organization», coupled with the illegal cashing funds, in particular, object, the objective side, the subject and the subjective side of the offense; formulate proposals to improve the current criminal legislation to counteract tax evasion with the organization, paired with illegal cashing cash.

Keywords:tax evasion and (or) the fees of the organization; illegal cashing of funds; problems of qualification; the offense; one-day firms; criminal liability; false documents.

По своей сути «обналичивание» денежных средств представляет собой снятие с банковских счетов и получение заинтересованными лицами в неконтролируемое компетентными органами использование сумм наличных денежных средств. Обналиченные денежные средства, как указывают многие авторы [8], впоследствии могут быть использованы на различные не совсем законные цели, прежде всего на операции, не подлежащие отражению в бухгалтерском учете организаций и индивидуальных предпринимателей, т. е. для которых не могут быть использованы безналичные расчеты: выплату «серой» заработной платы сотрудников и совершение различных хозяйственных операций (приобретение оборудования, товаров, оплата работ, услуг), сопровождающихся уклонением от уплаты установленных действующим законодательством Российской Федерации (далее — РФ) налогов (в частности налога на добавленную стоимость, налога на прибыль, страховых взносов); для дачи взяток (ст. 291 Уголовного кодекса РФ) (далее — УК РФ) и коммерческих подкупов (ст. 204 УК РФ) [1], что, в свою очередь, способствует развитию и процветанию коррупции в стране.

Замечу, что, несмотря на давно начавшуюся борьбу с незаконным обналичиванием денежных средств, до сих пор законодательно не закреплено понятие «обналичивание», что зачастую приводит к некорректному применению в отношении всех таких операций понятия «отмывание» денежных средств. Под «отмыванием» понимается превращение «преступных» доходов в легальные, в то время как «обналичивание», напротив, приводит к превращению доходов от законной (легальной) деятельности, в нелегальные доходы отдельных лиц.

Как неоднократно отмечалось рядом авторов [5, 6, 7], одной из главных проблем противодействия незаконному обналичиванию денежных средств в Российской Федерации ввиду отсутствия конкретной нормы в УК РФ, остается вопрос квалификации таких деяний. Как показывает анализ правоприменительной практики за период 2011–2013 гг., квалификация деяний, направленных на незаконное обналичивание денежных средств, зачастую осуществляется судами в том числе и по ст. 199 УК РФ «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации» (См., приговор Краснооктябрьского районного суда г. Волгограда от 10.12.2012 по делу № 1–433/2012; приговор Красноармейского районного суда г. Волгограда от 16.04.2013 по делу 1–108/2013; приговор Железнодорожного районного суда г. Ульяновска от 10.05.2012 по делу № 1–69/12; приговор Ленинского районного суда г. Иваново от 21.03.2012 по делу № 1–16/2012; приговор Железнодорожного районного суда г. Ульяновска от 28.04.2011 по делу № 1–82/2011; приговор Дзержинского городского суда Нижегородской области от 22.07.2010 по делу № 1–500/10 [12]). В рамках указанной статьи привлекаются к ответственности так называемые «заказчики обналички», т. е. лица, заинтересованные в получении на руки наличных денежных средств, что, как правило, сопряжено с уклонением от уплаты налогов с организации, со счетов которой фиктивно выводятся и впоследствии обналичиваются денежные средства.

Следует отметить, что указанный способ уклонения от уплаты налогов применяется как предприятиями малого и среднего бизнеса, так и крупными компаниями (например, строительными) со значительными финансовыми оборотами.

Видовым объектом такого рода преступлений являются общественные отношения, связанные с законодательством о налогах и сборах, а непосредственным — финансовые интересы государства [9].

Объективная сторона для преступлений, предусмотренных ст. 199 УК РФ, сопряженных с незаконным обналичиванием денежных средств, заключается, как правило, вактивных действиях по включению в налоговую декларацию или иные документы, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере (т. е. состоит в уклонении от уплаты налогов с организации, совершенное в крупном размере). Как правило, предметом данных преступлений выступают следующие федеральные налоги: налог на прибыль, налог на добавленную стоимость, а также страховые взносы. Так, например, в приговоре Железнодорожного районного суда г. Ульяновска от 10.05.2012 по делу № 1–69/12 указано: «уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере… а именно уменьшить сумму НДС, подлежащую уплате в бюджет, путем незаконного использования права на налоговые вычеты…» [12]; в приговоре Железнодорожного районного суда г. Ульяновска от 28.04.2011 по делу № 1–82/2011: «…действуя умышленно…уклонился от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в крупном размере» [12]; в приговоре Дзержинского городского суда Нижегородской области от 22.07.2010 по делу № 1–500/10: «…имея умысел, направленный на уклонение от уплаты налога на добавленную стоимость и налога на прибыль организаций, разработал преступную схему уклонения от уплаты налогов …» [12].

Заведомо ложные сведения, включаемые в налоговую декларацию, как правило, касаются расходов организации: виновные лица искусственно увеличивают ее путем заключения фиктивных, реально неисполняемых договоров с фирмами-однодневками, тем самым уменьшая налоговую базу по налогу на прибыль, а также получая незаконные налоговые вычеты на налогу на добавленную стоимость. Например, в приговоре Дзержинского городского суда Нижегородской области от 22.07.2010 по делу № 1–500/10 указано: «… желая незаконно получить налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость и увеличить затраты предприятия изготовил и подписал фиктивные договора субподряда с предприятиями, имеющими признаки фиктивности…» [12]; вприговоре Железнодорожного районного суда г. Ульяновска от 10.05.2012 по делу № 1–69/12 указано: «…путем незаконного использования права на налоговые вычеты, для чего решил принять к учету счета-фактуры с выделением НДС от организаций-плательщиков НДС, которым ООО … якобы перепоручило на основании договоров оказание вышеуказанных услуг по грузоперевозке…» [12]; вприговореЖелезнодорожного районного суда г. Ульяновска от 28.04.2011 по делу № 1–82/2011: «…в целях занижения налогооблагаемой базы по налогу на добавленную стоимость ООО «<данные изъяты>» за счет осуществления фиктивной финансово-хозяйственной деятельности…»; вприговоре Железнодорожного районного суда г. Ульяновска от 28.04.2011 по делу № 1–82/2011 «…заключение фиктивных договоров субподряда на выполнение строительно-монтажных работ с обществами, не осуществляющими какую-либо реальную финансово-хозяйственную деятельность в целях занижения налогооблагаемой базы по налогу на добавленную стоимость, с последующим обналичиванием денежных средств…» [12].

Таким образом,основной способ совершения таких преступлений — это включение в налоговую декларацию или иные документы, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере, сопряженное с заключением заведомо фиктивных «затратных» договоров (подряда; субподряда, возмездного оказания услуг, купли-продажи и т. п.) с контрагентами, не ведущими реальной финансово-хозяйственной деятельности, как правило, находящимися на общей системе налогообложения, позволяющих увеличить расходную часть организации, уклоняющейся от уплаты в бюджет налогов, а также незаконно провести зачет по налогу на добавленную стоимость (См., например, приговор Железнодорожного районного суда г. Ульяновска от 10.05.2012 по делу № 1–69/12: «…поскольку использование подложных документов и являлось способом уклонения от уплаты налогов…» [12]или приговор Дзержинского городского суда Нижегородской области от 22.07.2010 по делу № 1–500/10: «…достоверно зная, что вышеуказанные фиктивные субподрядные организации строительно-монтажные работы не выполняли, умышленно изготовил и подписал фиктивные документы — сметы, акты выполненных работ, счета-фактуры, где были выставлены суммы НДС, фиктивно уплаченные субподрядчикам…» [12]) илиприговор Красноармейского районного суда г. Волгограда от 16.04.2013 по делу № 1–108/2013: «… путем выполнения подрядных строительных и ремонтных работ на объектах …, приобретения товарно-материальных ценностей и оформления документов первичного бухгалтерского учёта, свидетельствующих о якобы привлеченных субподрядных фирм для выполнения этих же работ и приобретения ТМЦ, являющихся лжепредприятиями, не осуществляющими реальной финансово-хозяйственной деятельности.» [12], или приговор Краснооктябрьского районного суда г. Волгограда от 10.12.2012 по делу № 1–433/2012: «…необоснованное применение налоговых вычетов по НДС посредством заключения фиктивных субподрядных договоров на выполнение строительно-монтажных работ с фирмами-однодневками, не ведущими реальной хозяйственной деятельности, расчетные счета которых использовались исключительно для транзита и обналичивания денежных средств…» [12]. Заключение фиктивных договоров сопровождается и изготовлением всех необходимых для подтверждения совершенных фиктивных операций первичных документов бухгалтерского учета (акты сдачи-приемки выполненных работ (оказанных услуг), счета-фактуры, платежные поручения, акты сверки взаимных расчетов и т. д.). Так, например, в приговоре Красноармейского районного суда г. Волгограда от 16.04.2013 по делу № 1–108/2013 указано: «…путем выполнения подрядных строительных и ремонтных работ на объектах <адрес> и <адрес>, приобретения товарно-материальных ценностей (далее ТМЦ) и оформления документов первичного бухгалтерского учёта, свидетельствующих о якобы привлеченных субподрядных фирм для выполнения этих же работ и приобретения ТМЦ, являющихся лжепредприятиями, не осуществляющими реальной финансово-хозяйственной деятельности, а, следовательно, не производящих уплату установленных законодательством налогов». [12].

Зачастую совершение такого рода преступлений сопряжено с созданием фиктивных фирм, учредителями и руководителями которых являются неосведомленные о преступных намерениях лица — «номиналы», на счета которых и перечисляются деньги за якобы оказанные «на бумаге» услуги или выполненные работы и со счетов которых происходит последующее обналичивание денежных средств (См., например, приговор Ленинского районного суда г. Иваново от 21.03.2012 по делу № 1–16/2012). В роли же «номинальных» учредителей и руководителей выступают, как правило, лица без определенного места жительства, лица, страдающие алкогольной или наркотической зависимостью, различными психическими заболеваниями либо находящиеся в поиске заработка студенты, пенсионеры, не всегда осознающие последствия своих действий и не осведомленные о преступных намерениях лиц, привлекающих их.

Следует отметить, что при расследовании подобных экономических преступлений перечисление денежных средств на расчетный счет фиктивной организации и даже сам факт фиктивности этой фирмы еще не доказательство виновности лица, осуществляющего этот перевод. Следователи обязаны доказывать фиктивность договора, в соответствии с которым эти деньги были переведены.

Состав таких преступлений — формальный, т. е. моментом окончания преступления следует считать фактическую неуплату налогов в срок, установленный действующим налоговым законодательством РФ.

Субъективная сторона характеризуется исключительно прямым умыслом, т. е. лицо, умышленно представляет в налоговые органы налоговую декларацию с включенными туда заведомо ложными сведениями, осознавая, что делает это в целях неуплаты налогов и что в результате таких действий налоги не будут уплачены. Как следует из приговора Красноармейского районного суда г. Волгограда от 16.04.2013 по делу № 1–108/2013: «…реализуя свой преступный умысел, осознавая фактический характер и общественную опасность своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде неуплаты в бюджет Российской Федерации налогов и сборов в крупном размере и желая их наступления, …» [12]; из приговора Краснооктябрьского районного суда г. Волгограда от 10.12.2012 по делу № 1–433/2012: «…с корыстной целью, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя неизбежность наступления вредоносных последствий, желая этого, уклонился от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений в особо крупном размере…» [12]; из приговора Железнодорожного районного суда г. Ульяновска от 10.05.2012 по делу № 1–69/12: «…умышленно создавал видимость финансово-хозяйственной деятельности с вышеназванными организациями посредниками в созданной им цепочке и намерено увеличивал налоговый вычет по НДС…» [12]; из приговора Железнодорожного районного суда г. Ульяновска от 28.04.2011 по делу № 1–82/2011: «…реализуя свой преступный умысел, направленный на уклонение от уплаты налогов, в целях занижения налогооблагаемой базы по налогу на добавленную стоимость ООО «<данные изъяты>» за счет осуществления фиктивной финансово-хозяйственной деятельности…» [12]; из приговора Дзержинского городского суда Нижегородской области от 22.07.2010 по делу № 1–500/10: «…действуя в своих личных интересах и вопреки государственной налоговой политики Купайсинов Р., имея умысел направленный на уклонение от уплаты налога на добавленную стоимость и налога на прибыль организаций, в период 2006–08г., разработал преступную схему уклонения от уплаты налогов…» [12]. Как правило, преступники при совершении такого рода преступления преследуют цель незаконного обогащения.

Особый интерес в данном случае представляет субъект такого рода преступлений. Можно говорить о том, что он специальный, так как ответственность в рамках настоящей статьи УК РФ возлагается на лиц, в обязанности которых входит составление и подписание отчетной документации, предоставляемой в налоговые органы, обеспечение своевременной уплаты налогов и взносов, т. е. руководитель и главный бухгалтер юридического лица либо лица, фактически исполнявшие указанные обязанности. Зачастую ответственность в рамках данной статьи может наступать и по совокупности с соответствующей частью ст. 33 УК РФ, т. е. за соучастие в совершении преступления в качестве организатора, подстрекателя или пособника (См., например, приговор Советского районного суда г. Астрахани от 30.12.2011 по делу № 1–502/2011). Таким образом, возраст субъектов таких преступлений, как правило, значительно больше 18 лет.

Практика показывает, что часто соучастниками (непосредственными исполнителями) преступлений, предусмотренных указанной статьей, становятся бухгалтера и юристы обществ, от имени которых изготавливаются фиктивные документы и сдаются налоговые декларации с включенными туда заведомо ложными сведениями. Однако иногда бухгалтер, технически осуществляющий действия по составлению первичных документов бухгалтерской отчетности, составлению и сдаче налоговых деклараций, бывает и не в курсе преступных намерений руководителя, дающего такого рода указания. [13] (приговор Железнодорожного районного суда г. Ульяновска от 28.04.2011 по делу № 1–82/2011: «…в указанных счет-фактурах отдельно указывалась сумма НДС, которая в дальнейшем ставилась главным бухгалтером ООО «<данные изъяты>» П***, не подозревавшей о преступных намерениях Верховцева Д. А., в связи с чем в возбуждении уголовного дела в отношении которой отказано…» [12]; приговор Дзержинского городского суда Нижегородской области от 22.07.2010 по делу № 1–500/10: «…предоставил фиктивные документы по взаимоотношениям ООО «Восток-К» с ООО... ООО... ООО... ООО... бухгалтеру своего предприятия, не ставя ее в известность относительно своих преступных планов…» [12]). Как правило, лица, несущие ответственность за преступления, сопряженные с незаконным обналичиванием денежных средств, по статье 199 УК РФ, являются т. н. «заказчиками обналички» или «клиентами» лиц, привлекаемых к ответственности по ст. 171 или 172 УК РФ, т. е. «исполнителей обналички».

Правоприменительная практика показывает, что виновность подсудимых и факт фиктивности сделок, совершаемых в целях уклонения от уплаты налогов, подтверждается показаниями свидетелей, экспертов в ходе проведения судебной бухгалтерской экспертизы и письменными доказательствами (договоры, акты выполненных работ (оказанных услуг), платежные поручения, справки о стоимости работ и затрат, счета-фактуры, данные бухгалтерской и налоговой отчетности, в том числе в электронном виде, чековые книжки и т. п.), изымаемыми в ходе проведения оперативных мероприятий. Есть нелепые случаи, когда в бухгалтерском учете фиктивные операции напрямую названы «обналом»: «в ходе экспертизы было установлено, что в бухгалтерском учете … операции с …. отражаются с формулировками «обнал» и указанием величины процентов за эту услугу, что указывает на отсутствие реальных хозяйственных отношений…», а используемые контрагенты не имеют даже номинальных технических ресурсов для выполнения (оказания) указанных в фиктивных документах видов работ (услуг) — работников, транспортных средств и т. п. [13].

В Государственную Думу РФ уже внесен законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс РФ в части отнесения некоторых способов налоговой оптимизации (налоговых схем) к злоупотреблениям правом, что значительно может упростить возбуждение уголовных дел по факту выявления таких злоупотреблений. Речь идет в том числе об используемом занижении налоговой базы за счет незаконного применения налоговых вычетов с использованием фирм-однодневок (фиктивные сделки). Также изменения могут коснуться и срока давности по налоговым преступлениям — он может быть увеличен с трех до десяти лет. В том числе могут быть внесены изменения в части предоставления правоохранительным органам права возбуждать уголовные дела по факту выявления уклонения от уплаты налогов с организации даже при отсутствии соответствующего решения налогового органа в отношении такой организации. Указанные изменения повлекут за собой и необходимость внесения соответствующих изменений в УК РФ [11].

Ответственность по ст. 199 УК РФ за деяния, сопряженные с незаконным обналичиванием денежных средств, может наступать и по совокупности со ст. 159 УК РФ «Мошенничество» и ст. 199.2 УК РФ «Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов» (См., приговор Советского районного суда города Астрахани от 30.12.2011 по делу № 1–502/2011 — «…уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере; мошенничество, т. е. хищение чужого имущества путем обмана в особо крупном размере лицом с использованием служебного положения; сокрытие денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, совершенное руководителем организации, в крупном размере, а именно: создание незаконной финансовой схемы, в соответствии с которой общество формально получало право на применение налоговых вычетов по НДС с осуществляемой им деятельности, а также уменьшало налогооблагаемую базу по налогу на прибыль (составление фиктивных договоров с последующим обналичиванием денежных средств)…» [12].

Что немаловажно, состав преступления, предусмотренный ст. 199 УК РФ, при определенных условиях предполагает освобождение от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших подобные преступления. Таким образом, налицо противоречие: с одной стороны, необходимость ужесточения наказания за деяния, направленные на незаконное обналичивание денежных средств, а с другой стороны — тенденция на либерализацию уголовного законодательства в части смягчения наказания за экономические преступления. Правоприменительная практика показывает, что наказание за такого рода преступления в подавляющем большинстве случаев, к сожалению, назначается условно.

Принимая во внимание вышеизложенные особенности состава преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, сопряженного с незаконным обналичиванием денежных средств, представляется целесообразным дополнение части 2 ст. 199 УК РФ квалифицированными составами следующего содержания:

«в) с использованием подложных первичных учетных документов, в том числе электронных;

г) с использованием одного или нескольких юридических лиц, а равно индивидуальных предпринимателей, созданных для совершения одного или нескольких преступлений, связанных с проведением финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом».

Разумным и обоснованным в направлении противодействия уклонению от уплаты налогов с организации, сопряженному с незаконным обналичиванием денежных средств представляется введение в УК РФ новой статьи 193.2 «Совершение финансовых операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации на счета резидентов с использованием подложных документов»следующего содержания:

1. Совершение финансовых операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации на банковские счета одного или нескольких резидентов с представлением кредитной организации, осуществляющей указанные операции, документов, включая электронные, связанных с проведением таких операций и содержащих заведомо недостоверные сведения об основаниях, о целях и назначении перевода, -

наказывается штрафом в размере от … до … рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от … года до … лет, либо принудительными работами на срок до … лет, либо лишением свободы на срок до … лет.

2. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, совершенное:

а) в крупном размере;

б) группой лиц по предварительному сговору;

в) с использованием юридического лица, созданного для совершения одного или нескольких преступлений, связанных с проведением финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, -

наказывается лишением свободы на срок до … лет со штрафом в размере до … или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до … лет либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные:

а) в особо крупном размере;

б) организованной группой, -

наказываются лишением свободы на срок от … до … лет со штрафом в размере до … или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до … лет либо без такового.

Примечание. Деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если сумма незаконно переведенных денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации по однократно либо по неоднократно в течение одного года проведенным финансовым операциям превышает … миллионов рублей, а в особо крупном размере — … миллионов рублей».

Выводы: С учетом того, что схемы уклонения от уплаты налогов с организации, в том числе сопряженного с незаконным обналичиванием денежных средств, с каждым днем становятся все более изощренными, а лица, участвующие в такой деятельности, находятся в постоянном поиске новых «лазеек» в действующем законодательстве, которые бы позволили безнаказанно совершать противоправные деяния, посягающие на общественные отношения в сфере экономики, важное значение приобретает не только разработка и формулировка научно обоснованных и практически применимых законодательных предложений в области предупреждения совершения деяний, сопряженных с незаконным обналичиванием денежных средств, но и своевременное повышение квалификации кадров правоохранительных, налоговых органов и углубление их теоретических знаний относительно новых «схем» уклонения от уплаты налогов, в том числе сопряженного с незаконным обналичиванием денежных средств. Целесообразным и оправданным представляется и закрепление на законодательном уровне понятия «обналичивание» денежных средств. А с учетом того, что в целях незаконного обналичивания денежных средств зачастую используются компании — нерезиденты (оффшоры), а также зарубежные банки (См., напримет, приговор Савеловского районного суда города Москвы от 25.07.2011 по делу № 1–307/11) [12] проблема борьбы с указанным явлением приобретает международный характер и требует непосредственного содействия в ее разрешении международных правоохранительных и иных органов.

Литература:

1           Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ // URL: http://base.consultant.ru.

2           Федеральный закон от 07.03.2011 N 26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // URL: http://base.consultant.ru.

3           Федеральный закон от 07.12.2011 № 419-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // URL: http://base.consultant.ru.

4           Федеральный закон от 29.11.2012 № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // URL: http://base.consultant.ru.

5           Кикоть А. В. Противодействие незаконному обналичиванию и выводу денежных средств за рубеж // Законность. — 2010 / URL: http://www.juristlib.ru/book_10055.html.

6           Мамаев М. И. О квалификации незаконного «обналичивания» денежных средств // Журнал российского права. — 2006. — № 1.

7           Новоженов А. Пойманы с обналиченным: ответственность участников серых схем // Экономические преступления. — 2009. — № 3.

8           Тимин Е. Теневой рынок обналички: схемы и способы их выявления // Практическое налоговое планирование. — ноябрь 2006. — № 5 // URL: http://www.nalogplan.ru/article/606.

9           Уголовное право. Общая и Особенная части: учебник / под редакцией В. Ю. Малаховой. — М.: Эксмо, 2011.

10       Шклярук М. С. Незаконное «обналичивание» денежных средств. Сравнительно-правовой анализ уголовной ответственности за данное деяние в России и Германии» // URL: http://www.juristlib.ru/.

11       URL:http://ria.ru/economy/20140421/1004760597.html

12       URL:http://docs.pravo.ru

13       См., приговор Железнодорожного районного суда г. Ульяновска от 10.05.2012 по делу № 1-69/12, URL:http://docs.pravo.ru

Основные термины: районного суда г, денежных средств, уплаты налогов, обналичиванием денежных средств, УК РФ, уплаты налогов с организации, с незаконным обналичиванием денежных, Железнодорожного районного суда, Дзержинского городского суда, городского суда Нижегородской, добавленную стоимость, суда Нижегородской области, приговор Железнодорожного районного, Российской Федерации, обналичивание денежных средств, Красноармейского районного суда, Краснооктябрьского районного суда, незаконное обналичивание денежных, в крупном размере, денежных средств в иностранной

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle