Библиографическое описание:

Коростелева Т. А. Проблематика изучения образа партнера в добрачных отношениях юношей и девушек // Молодой ученый. — 2014. — №7. — С. 266-270.

Ключевые слова: образ межличностного восприятия, добрачные отношения, юношеский возраст, самопринятие.

Большую роль в стабилизации и дестабилизации молодых семей играют не только факторы, складывающиеся в ходе процесса семейной жизни, но и возникающие в период взаимодействия невесты и жениха перед браком [14, c. 148]. Тем не менее, конкретно этот период жизни молодых людей является менее изученным как с теоретической, так и с эмпирической точки зрения.

На первые четыре года брака в России приходится 40 % всех разводов, так как в данный период происходит сокращение дистанции в общении между партнерами, интенсифицируются процессы познания супругами друг друга. Для того чтобы избежать разочарования в партнере в первые годы супружеской жизни, необходимо сформировать реалистичный образ партнера еще на этапе добрачных отношений.

Узнавание партнерами друг друга или формирование образа партнера выделяется С. В. Ковалевым как одна из функций данного периода. Познание человека человеком, как процесс, заканчивается складыванием образа-представления. Причем, другой человек воспринимается не только в своих исходных физических (объектных) качествах (пол, рост, вес, элементы внешности, фигура и т. д.), но и как личность (с точки зрения персональных качеств) [9, c. 76]. Поэтому в содержание социально-психологического образа-представления другого человека входят определения способностей и потребностей, темперамента, характера, а также интересов, т. е. тех особых характеристик, которые не даны в непосредственном восприятии [8, c. 256]. Представления о личности суммируется в виде взаимных суждений, в которых преобладает оценка способностей, характера, знаний, другого человека [9, c. 74].

С. Л. Рубинштейн отметил, что люди, воспринимая как бы «читают» другого человека, расшифровывают значение его внешних данных. Воспринимая внешний облик и поведение партнера по общению, наблюдатель определенным образом соотносит их с собственными личностными характеристиками и делает некоторые умозаключения (часто бессознательно) о его внутренних психологических свойствах.

Особую значимость проблемы познания человека приобрела благодаря работам А. А. Бодалева, установившего, что понятие и образы субъекта о личности других людей, являясь итогом межличностного познания, превращаются в командную информацию, которая регулирует выработку у него конкретных паттернов поведения по отношению к этим людям [4, c. 226].

Выбор брачного партнера и уточнение принятого решения часто приходится на период студенчества, возрастные рамки которого совпадают с периодом юношеского возраста по Г. С. Абрамовой (от 18 до 22 лет). «Юношеский возраст характеризуется новым типом общения, предметом которого является сам молодой человек как субъект отношений. Самые большие открытия в таких отношениях делаются о себе самом». [2, c. 465].

Становление устойчивого самосознания и стабильного «Образа Я» — центральное психологическое новообразование юношеского возраста [6, c. 119]. В юности практически окончательно создается и дополняется система представлений человека о самом себе, которое, независимо от того истинно оно или нет, представляет собой психологическую реальность, влияющую на поведение индивида и порождающую те или иные переживания. [13, c. 171] Юность стремится создать внутреннюю позицию по отношению к себе, по отношению к другим людям, а также к моральным ценностям. [2, c. 418] «Юношеская потребность в самораскрытии часто перебарывает интерес к другому, каким он собственно является, побуждая не столько выбирать любимого, сколько придумывать его» [15, c. 154].

Искажение образа партнера при межличностном восприятии может быть вызвано рядом конкретных эффектов. Достаточно изучены и исследованы три таких эффекта: «ореола» («гала-эффект»), «новизны» или «первичности», эффект «проекции» [1, c. 35]. Основной смысл критерия «ореола» в известном смысле обусловливается посредством создания особой установки на воспринимаемого человека, а также через направленное присваивание ему на основе этой установки определенных качеств: информация, получаемая о каком-то индивиде, «категоризируется» конкретным образом, точнее суммируется с тем образом, который уже был создан заранее [1, c. 37]. Получается, что образ, существовавший до сих пор, выступает в роли шаблона — «ореола», не позволяющего видеть действительно реальные характеристики и проявления объекта познания [3, c. 79].

Если сложившееся впечатление о человеке оказалось благоприятным, то имеющиеся у него положительные качества переоцениваются индивидом, а отрицательные переходят в статус либо не замеченных, либо оправданных [1, c. 39]. И, наоборот, в случае, когда общее впечатление о другом человеке оказалось отрицательным, то даже его достойное поведение или не замечается, или понимается как неискреннее или случайное [5, c. 26]. Проведенные многочисленные исследования показали, что эффект «ореола» наиболее точно возникает, когда воспринимающий обладает минимальным набором информации об объекте восприятия [9, c. 76].

Тесную связь с эффектом «ореола» обнаруживает эффект «первичности или новизны», поскольку оба они связаны с влиянием порядка, в котором предъявляется информация о человеке с целью формирования представления о нем [11, c. 163]. На восприятие незнакомых людей наибольшее влияние имеет первичная информация. Но, в ситуациях восприятия знакомых людей также действует эффект «новизны», заключающийся в наибольшей значимости последней и более новой информации.

Эффект «проекции» выражается в неосознаваемой тенденции переноса собственных представлений, состояний и особенностей на партнера по общению [11, c. 164]. В современной западной психологии утверждается тезис о том, что на первом этапе отношений партнеры выбирают друг друга на основе сходства. Это явление называется гомогамностью. В случае, когда оба партнера обладают схожими характеристиками, то их отношения называются гомогамными именно по этим признакам [24, с. 367]. Л. Я. Гозман в своей книге «Психология эмоциональных отношений» поясняет, что предпочтение похожего на себя партнера может быть связано с желанием «гарантировать» к себе хорошее отношение. «Большинство респондентов предполагают при этом, что чем больше сходство между ними и партнером, тем больше оснований ожидать с его стороны принятия и тем меньше соответственно оснований бояться его… У субъектов, ощущающих себя психологически комфортно (уверенных в положительном отношении к себе со стороны других людей, способных верно прогнозировать поведение окружающих и т. д.), принцип сходства нарушается, они способны испытывать аттракцию к людям, отличающихся от них по социально-демографическим характеристикам и придерживающимся иных по сравнению с их собственными взглядов». [7, с. 63–64]

В наиболее широком аспекте указанные эффекты восприятия можно представлять как проявления особого процесса, который сопровождает восприятие человека человеком, то есть явления стереотипизации [12, c. 302]. Стереотип — это относительно постоянный и упрощенный образ социального объекта, формирующийся в рамках дефицита информации в качестве результата обобщения личного опыта индивида и иногда предвзятых представлений, которые неизбежно существуют в обществе. Другими словами, стереотип — это «сжатый» образ какого-либо явления, которым пользуется индивид для облегчения своего взаимодействия с ним. Искусственно созданные источники преподносят любовь и связанные с нею переживания в качестве исключительнойценности, источника огромной радости и счастья. Зачастую акцентируются более привлекательные стороны любви и затемняются или вовсе не упоминаются существующие возможные негативные ситуации [21, c. 62]. В результате этого в сознании молодого человека формируются только положительные любовные стереотипы. Действие аналогичных стереотипов заметно проявляется в таком обязательном и специфическом для добрачных отношений искажении восприятия, как идеализация партнера [22, c. 294].

Процесс идеализации партнера в добрачный период схематически предложен психологом У. Уоллером [23, c. 30]. По мнению автора, «если А и В вступают в добрачные отношения, то А видит В идеально, и на место В реальной ставит свой образ В. В результате такой идеализации А стремится демонстрировать В только те свои качества, которые должны нравиться В такой, как он ее видит. Это, в некоторой степени, облегчает для В идеализацию А, и она также организует свое поведение, подтверждая идеализированное впечатление о себе у А» [23, c. 31]. Другими словами, идеализация партнера — результат совместных действий членов пары в добрачный период. Один стремится идеализировать, а другой ведет себя так, чтобы подтвердить свой идеализированный образ. Партнеру предъявляется предвосхищаемый им приукрашенный автопортрет, и в ответ от него ожидаются аналогичные действия. [19, c. 84].

Так, идеальный образ может относиться как к субъекту, так и объекту восприятия. Идеал является неким ориентиром в жизни человека и его поведения. Идеал — это цель, к которой стремится личность и которая руководит ее деятельностью.

На особенности формирования образа партнера по добрачным отношениям может оказывать влияние ряд латентных переменных. Учитывая вышеперечисленные особенности юношеского возраста, мы выдвинули предположение о том, что самопринятие субъекта восприятия здесь имеет ключевое значение.

Самопринятие является ядерным образованием структуры личности и проявляется в положительном эмоционально-ценностном отношении к себе. Гуманистическая психология, в сравнении с другими направлениями психологии, уделяла наибольшее внимание изучению проблемы самопринятия личности. В подходе К. Роджерса самопринятие личности отражает степень соответствия Я-реального и Я-идеального. Ряд исследований, основанных на теоретических разработках Роджерса, касаются предположения о том, что чем больше степень принятия себя у человека, тем выше вероятность того, что он принимает других [18, c. 113]. К. Роджерс выделил четыре качества, необходимые для успешного и развивающего общения людей друг с другом: конгруэнтность, самопринятие, принятие других и эмпатичное понимание [10, c. 268]. Схожими с ними являются представления о достижении самопринятия в экзистенциализме, эго-психологии Эриксона и концепции Орлова. Во всех перечисленных подходах говорится о необходимости отказа от стремления человека соответствовать ожиданиям других людей, необходимо стремиться быть самим собой, познать и принять свою истинную сущность. Это может достигаться путем доверия к самому себе, открытости собственным переживаниям, путем способности принимать не соответствующие идеальному «образу Я» проявления своей личности, а также пониманием ценности собственной неповторимости и индивидуальности [16, c. 6]. Открытое предъявление собственной личности будет способствовать более открытому проявлению партнером собственных черт в добрачном общении.

Таким образом, самопринятие выражается в адекватном уровне самооценки, в самопонимании, рефлексии своих поступков и своего внутреннего мира, в принятии других людей, в осознании собственной ценности, ценности своего внутреннего мира [17, c. 118].

Проверка образа межличностного восприятия на достоверность порождает ряд трудностей. В случаях восприятия физических объектов точность восприятия можно проверить путем сопоставления его результатов с объективной фиксацией, измерением свойств и некоторых качеств объектов [22, c. 296]. Когда впечатление, полученное в процессе познания другого человека, не с чем сопоставить, точность восприятия не фиксируется, потому что методов прямой регистрации многочисленных и разнообразных качеств человека не существует [20, c. 81]. В таком случае определенную помощь могут оказать разнообразные личностные тесты и экспертные оценки, однако, у них также есть определенные ограничения. Тем не менее, и экспертные оценки и тесты в конкретных случаях оправданно применяются в роли внешнего критерия восприятия человека [20, c. 82]. Однако, стоит оговориться, что их применение не избавляет исследователя от главной трудности — отсутствие возможности проверки точности восприятия другого человека посредством прямого сравнения с данными объективных методик [18, c. 316].

Так при анализе образа партнера, считаем, более целесообразным его сопоставление с образом-Я субъекта восприятия, с помощью чего можно отследить механизм проекции. При сравнении Я- реального и Я- идеального можно выявить конкретные характеристики, по которым личность предъявляет к себе высокие требования и сопоставить их с требованиями, предъявляемыми к партнеру. Предполагается, что в оценке образа партнера по добрачным отношениям юноши и девушки с низким уровнем самопринятия в большей степени опираются на черты собственной личности.

Литература:

1.         Абалакина, М. А. Межличностное взаимодействие и динамика предбрачных отношений / М. А. Абалкина // Психологический журнал, 2011. — № 2. — С. 34–45.

2.         Абрамова, Г. С. Возрастная психология: Учебное пособие для студентов вузов. 6-е изд. / Г. С. Абрамова. — М.: Академический проект: Альма Матер, 2010. — 672с.

3.         Баксанский, О.Е., Кучер, Е. Н. Когнитивный образ мира: научная монография / О. Е. Баксанский, Е. Н. Кучер. — М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2010. — 224 с.

4.         Бодалев, А. А. Познание человека человеком: возрастной, гендерный, этнический и профессиональные аспекты / А. А. Бодалев, Н. В. Васина. — СПб.: Речь, 2005. — 323с.

5.         Вишневский, Ю.Р., Шапко, В. Т. Парадоксальный молодой человек / Ю. Р. Вишневский, В. Т. Шапко // Социологические исследования, 2010. — № 6. — С. 26–31.

6.         Гамезо, М.В., Петрова, Е.А., Орлова, Л. М. Возрастная и педагогическая психология: Учеб. пособие для студентов всех специальностей педагогических вузов. / М. В. Гамезо, Е. А. Петрова, Л. М. Орлова. — М.: Педагогическое общество России, 2012. — С. 118–124.

7.         Гозман, Л. Я. Психология эмоциональных отношений / Л. Я. Гозман. — М.: Изд-во МГУ, 1987. — 63–64.

8.         Головаха, Е. И. Жизненная перспектива и ценностные ориентации личности / Е. И. Головаха // Психология личности в трудах отечественных психологов. — СПб.: Питер, 2010. — С. 256–259.

9.         Горячев, В. В. Психология образа А. Н. Леонтьева / В. В. Горячев // «Педагогика и психология: прошлое настоящее, будущее»: материалы международной заочной научно-практической конференции (25 июня 2012 г.). — Рязань: МПСУ, 2012. — С. 74–79.

10.     Гуревич, П. С. Мужчина и женщина в современном изменяющемся мире / П. С. Гуревич // Мир психологии, 2010. — № 2. — C.268–270.

11.     Зобнина, Л. Я. Психология преобразований / Л. Я. Зобнина. — СПб.: Питер, 2008. — С. 162–164.

12.     Ильин, Е. П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины / Е. П. Ильин. — СПб.: Питер, 2011. — 544с.

13.     Каменская, Е. Н. Психология развития и возрастная психология: конспект лекций / Е. Н. Каменская. Изд. 2-е, перераб. и доп. — Ростов на Дону: Феникс, 2009. — 328с.

14.     Левкович, В. П. Добрачный период взаимодействия супругов — потенциальный источник стабилизации и дестабилизации молодой семьи / В. П. Левкович // Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова. Серия: педагогика, психология, социальная работа, ювенология, социокинетика, 2010. — С. 145–149.

15.     Обозов, Н. Н. Возрастная психология: юность и зрелость. / Н. Н. Обозов. — СПб.: Питер, 2009. — 412с.

16.     Орлов, А. Б. Личность и сущность: внутреннее и внешнее Я человека / А. Б. Орлов // Вопросы психологии, 1995. — № 2. — С. 5–12.

17.     Пантилеев, С. Р. Самоотношение / С. Р. Пантилеев // Психология самосознания: хрестоматия. — Самара: БАХРАХ-М, 2007. — С. 118–121.

18.     Петровский, А.В., Ярошевский, М. Г. Основы теоретической психологии. / А. В. Петровский, М. Г. Ярошевский. — М.: ИНФРА-М, 2008. — 468с.

19.     Психология добрачных отношений / сост. О. А. Минич, О. А. Хаткевич. — Минск: Красико-Принт, 2007. — С. 84.

20.     Страхов, А. И. Эволюция образов пола и любви в отечественной культуре XIX-XX столетий / А. И. Страхов // Научные ведомости БГУ, 2012. — № 9. — С. 81–84.

21.     Соколова, Э. А. Идеальный образ студента в понимании студентов старших курсов университета / Э. А. Соколова // Вестник ТПГУ, 2014. — № 1 (142). — С. 60–62

22.     Чадаева, К. Д. Образ будущего в разных возрастах / К. Д. Чадаева // Известия ТГУ, 2013. — № 2. — С. 294–297.

23.     Швец, А. М. Мотивация вступления в брак и её влияние на кризис будущей семьи. / А. М. Швец // Вопросы психологии, 2011. — № 2. — С.30–34.

24.     Little A. C., Jones B. C., DeBruine L. M., Caldwell C. C. Social learning and human mate preferences: a potential mechanism for generating and maintaining between-population diversity in attraction // Philosophical Transactions of the Royal Society B. 2011. Vol. 366. P. 366–367.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle