Библиографическое описание:

Бекшенев Р. М. Актуальные проблемы правового регулирования оспаривания сделок должника и привлечения к ответственности арбитражного управляющего за ненадлежащее исполнение обязанностей в деле о банкротстве // Молодой ученый. — 2014. — №7. — С. 444-446.

Статья посвящена проблеме отсутствия у кредиторов несостоятельного должника права оспаривать его сделки, а также вопросу о несовершенстве механизма привлечения к ответственности арбитражного управляющего как единственного лица, участвующего в деле о банкротстве, наделенного данным правом, в случае, если он его не реализует надлежащим образом.

В условиях рыночной экономики трудно преувеличить роль совершенствования законодательства, регулирующего правоотношения в сфере несостоятельности (банкротства), и практики его применения. Правовое регулирование данной сферы общественных отношений призвано, с одной стороны, создавать условия для восстановления платежеспособности должника в тех случаях, когда это возможно, и, с другой стороны, защищать интересы кредиторов, стремящихся к удовлетворению своих требований в максимально возможном объеме. Исключительная важность института банкротства для развития экономики обусловила как пристальное внимание к нему законодателя, так и значительный интерес исследователей — правоведов.

Из числа проблем правового регулирования несостоятельности (банкротства) хотелось бы выделить две, относящиеся, на взгляд автора, к наиболее злободневным — проблему отсутствия у кредиторов несостоятельного должника права оспаривания его сделок, и производную от нее проблему привлечения арбитражного управляющего как единственного лица, участвующего в деле о банкротстве, наделенного данным правом, к ответственности за ненадлежащее исполнение обязанностей в случаях, если он указанное право не реализует надлежащим образом.

Статьей 69 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» [1] предусмотрено, что заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд внешним управляющим или конкурсным управляющим от имени должника по своей инициативе или по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов, а также временной администрацией финансовой организации в случаях, установленных данным законом.

Таким образом, отдельно взятый кредитор вне зависимости от размера его доли в общем объеме прав требований к должнику правом на оспаривание сделок последнего не наделен. Между тем, на практике возможны ситуации, когда большинством голосов на собрании кредиторов обладают аффилированные с недобросовестным должником лица, задолженность которого перед ними зачастую создается искусственно — в таких случаях, если арбитражный управляющий самостоятельно в силу каких — либо причин не проявит инициативы в деле оспаривания сделок должника, будет создана возможность для безнаказанного вывода активов в ущерб миноритарным кредиторам.

На проблему определения круга субъектов, имеющих право оспаривать сделки должника, обращал внимание С. А. Кузнецов, предлагая предоставить такое право кредиторам [2].

На первый взгляд, идея наделить правом обжалования сделок несостоятельного должника всех конкурсных кредиторов независимо от их доли в общем объеме прав требований к должнику неизбежно приведет к повышению нагрузки на арбитражные суды. С другой стороны, установление минимального размера доли кредитора в общем объеме задолженности должника или каких — либо иных барьеров, ограничивающих право обжалования, приведет к нарушению прав миноритарных кредиторов, наравне с более крупными кредиторами заинтересованных в увеличении конкурсной массы в целях максимально возможного удовлетворения своих требований. Кроме того, установление таких барьеров будет неэффективным в силу той причины, что недобросовестный должник, искусственно создавая задолженность перед аффилированными кредиторами, будет ориентироваться на данные барьеры, в целях недопущения возникновения у кредиторов права обжалования его сделок путем «размывания» их доли в общем объеме требований, и иных мер.

В противовес возможным опасениям относительно того, что возникновение у кредиторов права оспаривать сделки должника приведет к злоупотреблениям данным правом можно привести тот довод, что институт возмещения судебных расходов проигравшей стороной должен иметь превентивное воздействие и стать мерой ответственности для кредиторов, заявляющих заведомо не подлежащие удовлетворению требования об оспаривании сделок должника.

В то же время, возможности кредиторов добывать доказательства, подтверждающие наличие оснований для оспаривания сделок должника, весьма ограничены в силу того, что указанные доказательства находятся у должника, который обязан передать всю документацию арбитражному управляющему (что далеко не всегда осуществляется им на практике), а также его контрагентов, не заинтересованных в признании сделок недействительными. Ситуация усугубляется в тех случаях, когда арбитражный управляющий лоялен должнику, что зачастую имеет место при назначении управляющего, кандидатура которого была предложена должником или аффилированным с ним кредитором. В таких случаях даже возможность обращаться с ходатайством к суду об истребовании необходимых доказательств, находящихся у арбитражного управляющего и контрагентов должника, не сможет стать эффективным средством защиты прав кредиторов.

В связи с изложенным, особую актуальность приобретает проблема привлечения к ответственности арбитражного управляющего, в силу тех или иных причин не проявляющего должной активности в деле оспаривания сделок должника или ненадлежащим образом исполняющего свои обязанности по сбору и представлению суду необходимых доказательств по инициированным им спорам о признании сделок должника недействительными.

В пункте 31 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» [3] указано, что отдельный кредитор или уполномоченный орган вправе также обращаться к арбитражному управляющему с предложением об оспаривании управляющим сделки на основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве; в случае отказа или бездействия управляющего этот кредитор или уполномоченный орган также вправе в порядке статьи 60 Закона о банкротстве обратиться в суд с жалобой на отказ или бездействие арбитражного управляющего; признание этого бездействия (отказа) незаконным может являться основанием для отстранения арбитражного управляющего.

Вместе с тем, при недоказанности кредитором наличия оснований для оспаривания сделок должника суды отказывают в признании незаконными действий арбитражного управляющего, не оспорившего сделки должника по просьбе кредитора [4,5]. Следует отметить, что данный подход не отвечает интересам кредиторов, возможности которых по доказыванию обстоятельств, с которыми закон связывает недействительность сделок, значительным образом ограничены в силу причин, указанных выше.

В настоящее время существуют несколько видов ответственности арбитражного управляющего: отстранение судом от исполнения обязанностей за их ненадлежащее исполнение, административная и дисциплинарная ответственность.

Вместе с тем, эффективного механизма привлечения к ответственности недобросовестных арбитражных управляющих, в нарушение положений закона, предписывающих им действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества, оказывающих предпочтение кому — либо из лиц, участвующих в деле о банкротстве, еще не выработано.

Так, Балакиным К. В. обращается внимание на возможность ухода арбитражного управляющего от ответственности путем подачи заявления об освобождении от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве, которое подлежит удовлетворению в безусловном порядке [6]. На практике наличие такой возможности создает угрозу обесценивания самого института отстранения арбитражного управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей, поскольку управляющий в случае возникновения реальной угрозы его отстранения всегда может воспользоваться данным способом ухода от ответственности без каких — либо для себя негативных последствий.

Возможностью инициировать возбуждение Росреестром производства по делу об административном правонарушении кредиторы, как показывает судебная практика [7], не обладают, а сам контролирующий орган, как правило, привлекает арбитражных управляющих к ответственности только за формальные нарушения (например, нарушение сроков проведения собраний кредиторов).

Применение саморегулируемыми организациями арбитражных управляющих к своим членам мер дисциплинарного воздействия также не стало эффективным механизмом привлечения арбитражных управляющих к ответственности за ненадлежащее исполнение обязанностей по делу о банкротстве в силу ряда причин, к которым можно отнести малую ценность для самих сообществ и их членов своей деловой репутации, а также корпоративную взаимовыручку.

Описанные недостатки механизма привлечения арбитражного управляющего к ответственности за ненадлежащее исполнение своих обязательств обуславливает необходимость внесения изменений в действующее законодательство, регулирующее рассматриваемые правоотношения.

Принимая во внимание особый правовой статус арбитражного управляющего, являющегося субъектом профессиональной деятельности, прошедшим специальную подготовку, в целях защиты прав кредиторов представляется возможным введение презумпции вины управляющего при рассмотрении жалоб кредиторов, ссылающихся на его уклонение от обязанности по оспариванию сделок должника либо исполнения этой обязанности ненадлежащим образом.

Другим рациональным предложением можно назвать закрепление в законе или руководящих разъяснениях Пленума ВАС РФ обязанности суда отложить удовлетворение заявления арбитражного управляющего об освобождении от возложенных на него обязанностей до рассмотрения находящихся на момент подачи управляющим такого заявления в производстве суда жалоб лиц, участвующих в деле о банкротстве, на незаконные действия/бездействия управляющего в целях устранения возможности ухода управляющих от ответственности путем добровольного сложения с себя полномочий.

Литература:

1.                  О несостоятельности (банкротстве): Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ (в ред. от 12.03.2014) // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2002. — № 43. — Ст. 4190.

2.                  Кузнецов С. А. Проблемы оспаривания сделок несостоятельного должника / Закон // 2010. — № 3. — С. 103–109.

3.                  О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве): Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 г. № 63 // Вестник ВАС РФ. — 2011. — № 3.

4.                  Постановление ФАС Уральского округа от 16 апреля 2013 г. по делу № А60–35859/2010 [Электронный ресурс]. — Документ опубликован не был. — Доступ из справочно — правовой системы «Консультант Плюс» (дата обращения: 21.04.2014).

5.                  Постановление ФАС Восточно — Сибирского округа от 03 апреля 2013 г. по делу № А10–2434/2011 2010 [Электронный ресурс]. — Документ опубликован не был. — Доступ из справочно — правовой ситемы «Консультант Плюс».

6.                  Балакин К. В. Ответственность арбитражных управляющих: теория и практика. Часть вторая / К. В. Балакин // Законодательство. — 2013. — № 10.

7.                  Решение Арбитражного суда Алтайского края от 23 мая 2012 г. по делу № А03–2922/2012 [Электронный ресурс] URL: http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/ef07af3d 6d1d-492c-9b2d-6de4fb72ae2d/A03–29222012_20120523_ Reshenija %20i %20 postanovlenija.pdf (дата обращения: 01.05.2014).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle