Библиографическое описание:

Чебыкина К. Л., Молдаванов К. В. Сравнительно-правовое исследование уголовного законодательства государств-участников Содружества Независимых Государств о преступлениях в сфере компьютерной информации // Молодой ученый. — 2014. — №7. — С. 472-474.

Развитие мировых цивилизаций происходит неравномерно, следовательно, государства находятся на разных уровнях культурно-правового развития. Сравнительное правоведение в сфере уголовного права позволяет выявить и учесть достижения и ошибки разных стран при решении вопросов о преступности и наказуемости конкретных деяний, помогает понять роль и значение уголовного права как инструмента социального регулирования.

Чтобы выявить различные нюансы в законодательном регулировании уголовно-правовых отношений, специфику тех или иных юридических категорий, своеобразие правовых дефиниций, сравнить содержание, вкладываемое законодателями различных государств в определенный термин, применяется компаративистика. Проводя сравнение российского уголовного права с уголовным правом государств СНГ, расширяется предмет науки отечественного уголовного нрава, тем самым обогащая ее новыми знаниями.

В настоящее время в состав СНГ входят десять государств: Республика Армения, Азербайджанская Республика, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Республика Молдова, Российская Федерация, Туркменистан, Республика Таджикистан, Республика Узбекистан. Суверенизация бывших республик СССР, хотя и вызвала распад ранее существовавшей системы и единого правового пространства, но, естественно, не привела к разрушению единого криминального пространства, наличию которого к тому же способствует «прозрачность» границ между вновь возникшими государствами. Кроме того, имеет место принципиальное сходство уголовно-правовых систем государств Содружества, единство правовых традиций, сформировавшихся за несколько десятилетий существования в одном государстве — СССР.

Создание уголовного законодательства о преступлениях в сфере компьютерной информации каждым государством — участником Содружества, требовало обеспечить решение общих для всех задач: привести новое уголовное законодательство в соответствие с социально-экономическими преобразованиями в этих странах и компьютеризацией отдельных отраслей, обеспечить строгую дифференциацию уголовной ответственности в зависимости от тяжести совершенного преступления и степени общественной опасности лиц, их совершивших.

Указанные задачи решались на основе единого Модельного Уголовного кодекса для государств СНГ, который был разработан на основании постановления Межпарламентской ассамблеи государств — участников СНГ от 28 октября 1994 г. «О правовом обеспечении интеграционного развития Содружества Независимых; Государств (СНГ)» и одобрен этой ассамблеей 17 февраля 1996 г. [1] Следует заметить, что модельный закон не был нормативным актом в буквальном смысле данного понятия и не имел обязательной силы, а являлся научно-аргументированной рекомендацией законодательным органам государств СНГ в качестве образца при разработке своего собственного законодательства. Следование этой рекомендации должно было служить, по мнению разработчиков, основой для создания уголовного законодательства, в известной мере унифицированного для всех государств, входящих в Содружество.

Данная рекомендация, в общем, была выполнена, так как к моменту принятия Модельного Уголовного кодекса только одно из постсоветских государств, а именно Республика Узбекистан, приняло и ввело в действие свой новый Уголовный кодекс (1994 г.) [2]. Остальные государства — участники СНГ и завершили законопроектные работы их значительно позднее в соответствии с предложенными в Модельном Уголовном кодексе рекомендациями. Так, Республика Казахстан [3], Кыргызская Республика [4] и Туркменистан [5] приняли новые уголовные кодексы в 1997 г., Республика Таджикистан [6] — в 1998 г., Азербайджанская Республика [7], Республика Беларусь [8] — в 1999 г., Республика Молдова [9] — в 2002 г., Республика Армения [10] — в 2003 г.

Таким образом, все государства СНГ приняли новое уголовное законодательство (в России УК был принят в 1996 г. [11]), отвечающее изменившимся с момента распада бывшего СССР реалиям и характеризующееся новым качеством, в том числе и применительно к бурно развивающейся информационной сфере жизни.

В этой связи сравнительно-правовой анализ преступлений в сфере компьютерной информации по УК государств — участников СНГ представляет несомненный интерес, учитывая их общий первоначальный правовой замысел, и последующее индивидуальное развитие, основанное на собственных национальных представлениях об охране информационной и компьютерной безопасности. Рассмотрим родовой и видовой объекты преступлений в сфере компьютерной информации, а так же количество составов данных общественно-опасных посягательств.

Характеризуя уголовное законодательство о преступлениях в сфере компьютерной информации по УК стран СНГ, следует уделить внимание установлению места соответствующей группы преступлений в Особенной части национальных законодательств. Это актуально в связи с тем, что позволяет говорить о приоритетах уголовно-правовой охраны объектов того или иного государства.

В основе построения Особенной части уголовных кодексов стран СНГ отсутствует единый критерий систематизации. Так, Особенная часть уголовных кодексов семи стран (Азербайджанской Республики, Республики Армении, Республики Беларусь, Кыргызской Республики, Республики Таджикистан, Туркменистана и Республика Узбекистан) состоит из разделов и глав, что сближает эти законодательства с системой построения Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации и делает их качественно сравнимыми. Остальные государства, в основе построения имеют только главы (Республика Казахстан, Республика Молдова), что делает практически невозможным выделение родового объекта преступлений в сфере компьютерной информации.

В уголовном кодексе России и уголовных кодексах Азербайджанской Республики, Кыргызской Республики и Туркменистана, преступления в сфере компьютерной информации помещены в самостоятельный раздел УК, родовым объектом которого выступают общественная безопасность и общественный порядок. Законодатели Республики Беларусь и Республики Таджикистан разместили рассматриваемые преступления под эгидой другого родового объекта — информационной безопасности, как это было рекомендовано Модельным кодексом для стран СНГ. Законодатели остальных стран назвали в качестве родового объекта преступлений в сфере компьютерной информации другие правовые блага, а именно: общественную безопасность, безопасность компьютерной информации, общественный порядок и нравственность, здоровье населения (УК Республики Армения) и экономику (УК Республики Узбекистан).

В УК части государств СНГ родовой объект представлен чрезмерно широким спектром общественных отношений. В частности, в УК Республики Армении родовым объектом преступлений в сфере компьютерной информации выступают общественные отношения, по меньшей мере, трех разнородных объектов — общественной безопасности и общественного порядка, здоровья населения, а также нравственности. Наряду с этим в рамках того же родового объекта законодатель дополнительно называет безопасность компьютерной информации, что является определенным смешением охраняемых интересов, трудно объяснимым с позиции правил формальной логики.

Преступления в сфере компьютерной информации по УК всех без исключения государств СНГ, как и по УК РФ, находятся примерно в середине Особенной части УК (независимо от деления закона на разделы или главы), что свидетельствует об общих подходах указанных государств к установлению степени общественной опасности рассматриваемых преступлений, следовательно, и в вопросах приоритетности правовой охраны тех или иных благ и интересов.

Видовому объекту соответствует название главы уголовного кодекса. Преступления в сфере компьютерной информации в качестве самостоятельной главы предусмотрены в УК Азербайджанской Республики, Республики Армении, Республики Беларусь, Кыргызской Республики, Республики Молдовы, Российской Федерации, Республики Таджикистан и Туркменистана. Только два государства-республики бывшего СССР — Республика Казахстан и Республика Узбекистан не имеют в структуре национальных уголовных законодательств самостоятельной главы, предусматривающей ответственность за рассматриваемые преступления, что, является существенным недостатком соответствующих УК государств, требующих немедленного восполнения в рамках последующего законотворчества.

В УК трех государств СНГ (Азербайджанской Республики, Кыргызской Республики и Туркменистана) имеют тождественное с УК РФ наименование главы: «Преступления в сфере компьютерной информации». Близкое к данному понятию наименование предложено законодателями Республики Армения: «Преступления против безопасности компьютерной информации». УК Республики Молдова содержит формулировку названия рассматриваемой главы «Преступления в сфере информатики». Уголовные кодексы Республики Беларусь и Республики Таджикистан содержат формулировки данной главы согласно рекомендации, содержащейся в Модельном кодексе стран СНГ, — «Преступления против информационной безопасности».

Анализируя уголовное законодательство государств СНГ об ответственности за преступления в сфере компьютерной информации, следует обратить внимание на количество составов данного вида преступных деяний и их соотношение с аналогичными составами, содержащимися в УК РФ.

Четыре страны СНГ (Азербайджанская Республика, Кыргызская Республика, Республика Молдова, Туркменистан), как и Россия, имеют в национальных УК по три состава преступления в сфере компьютерной информации, что в два с лишним раза меньше в количественном отношении по сравнению с числом преступлений, рекомендованных Модельным кодексом для стран СНГ соответствующей направленности (семь преступлений). Только три государства СНГ (Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Таджикистан) содержат в своих УК по семь составов преступлений в сфере компьютерной информации. А два государства СНГ (Республика Казахстан и Республика Узбекистан) до настоящего времени ограничиваются лишь двумя (причем в рамках одной статьи) составами преступлений в сфере компьютерной информации, что явно недостаточно для полномасштабной борьбы с данным видом общественно опасных посягательств на современном этапе развития информационного общества.

Основываясь на микросравнительном уровне проведенного исследования УК государств — участников СНГ о преступлениях в сфере компьютерной информации, можно сделать вывод, что совпадения при определении родового объекта наряду с Россией прослеживается в Азербайджанской Республики, Кыргызской Республики, и Туркменистане. Видовой объект идентичен в восьми государствах-участниках СНГ, которые рассматриваемые преступления помещают в самостоятельную главу. Три состава преступления, как и в РФ, выделяются в Азербайджанской Республике, Кыргызской Республике, Республике Молдова и Туркменистан.

В рамках Модельного кодекса сделана попытка определения применяемой терминологии и унификации уголовно наказуемых деяний. В соответствии с данным кодексом при определении родового объекта в УК Республики Беларусь и УК Республики Таджикистан рассматриваемые преступления помещены в раздел информационной безопасности. Семь составов преступлений в сфере компьютерной информации, как это рекомендовано Модельным кодексом, содержат в своих уголовных кодексах Республика Армения, Республика Беларусь и Республика Таджикистан.

Таким образом, все государства осознали необходимость противодействия компьютерным преступлениям и предпринимают определенные законодательные меры, направленные на снижение общего числа рассматриваемых преступлений. Однако уголовно-правовые нормы государств СНГ несовершенны и нуждаются в дальнейшем совершенствовании, для чего необходимо учитывать опыт законодательного правотворчества государств так называемого дальнего зарубежья.

Литература:

1.      Модельный Уголовный кодекс для государств — участников Содружества Независимых Государств (принят Постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств — участников Содружества Независимых Государств, 17 февраля 1996 г.) // ИС «ПАРАГРАФ».

2.      Уголовный кодекс Республики Узбекистан от 22 сентября 1994 г. № 2012-XII // ИС «ПАРАГРАФ».

3.      Уголовный кодекс Республики Казахстан от 16 июля 1997 г. № 168–1 // ИС «ПАРАГРАФ».

4.      Уголовный кодекс Кыргызской Республики от 1 октября 1997 г. № 69 // ИС «ПАРАГРАФ».

5.      Уголовный кодекс Туркменистана от 12 июня 1997 г. № 222-I // ИС «ПАРАГРАФ».

6.      Уголовный кодекс Республики Таджикистан от 21 мая 1998 года № 574 // ИС «ПАРАГРАФ».

7.      Уголовный кодекс Азербайджанской Республики от 30 декабря 1999 г. № 787-IQ // ИС «ПАРАГРАФ».

8.      Уголовный кодекс Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. № 275-З // ИПС «ЭТАЛОН-ONLINE».

9.      Уголовный кодекс Республики Молдова от 18 апреля 2002 г. № 985-XV // ИС «ПАРАГРАФ».

10.  Уголовный кодекс Республики Армения от 29 апреля 2003 года № ЗР-528 // ИС «ПАРАГРАФ».

11.  Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // СПС КонсультантПлюс.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle