Библиографическое описание:

Тюрина К. В. К проблеме изучения правовых основ столыпинской аграрной реформы начала ХХ века // Молодой ученый. — 2014. — №7. — С. 589-591.

В статье исследуются основные тенденции оценок правовых основ столыпинской аграрной реформы. На основе анализа научной исторической литературы последних двух десятилетий, авторы выявляют основные направления изучения правовых основ столыпинской аграрной реформы российскими правоведами.

Ключевые слова: правовые основы, крестьянское хозяйство, община, П. А. Столыпин, российская деревня, столыпинская аграрная реформа.

Аграрные преобразования начала ХХ века в современной историографии являются наиболее актуальной тематикой для дискуссий среди историков и юристов. Постоянные дискуссионные споры ведутся вокруг целей и методов проведения реформы, а так же ее результатов, которые развернулись сразу же после принятия первых законодательных актов изменивших существующие аграрные отношения. Исследователи по-разному оценивают результаты столыпинской аграрной реформы, зачастую взгляды диаметрально противоположны. Указывая на актуальность изучения аграрного сектора экономики России начала ХХ века, необходимо отметить преобладание среди работ ряда региональных исследований. В силу этих объективных причин процесс столыпинского аграрного реформирования привлекает внимание не только историков, опубликовавших значительное количество новых работ конкретно исторического плана, но и вызвало появление аналитических историографических исследований [1; 2; 3; 4.].

8 июня 1906 года Председателем Совета Министров Российской империи был назначен Петр Аркадьевич Столыпин. Некоторые ученые утверждают, что П. А. Столыпин «ставший преобразовательным локомотивом и выступивший с рядом аграрных проектов, заимствованных им из концепций и программ отечественных политиков и аграрников» [5, с. 26]. На наш взгляд главной заслугой П. А. Столыпина являлось то, что он создал законодательную основу проведения аграрных преобразований на территории Российской империи. Благодаря принятому законодательству проведение реформы носило планомерно-поступательный характер.

Начало столыпинских аграрных преобразований тесно связанно с именным указом от 9 ноября 1906 г. «О дополнении некоторых постановлений действующего закона, касающихся крестьянского землевладения и землепользования», который был издан в порядке 87-й статьи Основных законов Российской империи, позволявшей правительству принимать меры законодательного характера (в перерывах между сессиями Думы с последующим их внесением на ее утверждение). Указ от 9 ноября 1906 г. провозгласил, что крестьяне могут свободно выходить из общины и требовать от односельчан выделения им надельной земли с последующим оформлением ее в личную собственность. Так же указ позволил отвод укрепленной земли к одному месту с целью образования отрубов или хуторов. Крестьянская община была обязана удовлетворить требование об укреплении земли в личную собственность домохозяина, а в случае уклонения от исполнения или затягивания этого вопроса укрепление производилось губернской администрацией.

Выступая в Государственной Думе 5 декабря 1908 года П. А. Столыпин в своей речи подчеркнул, что основной целью правительственной программы аграрных реформ является создание крепких крестьянских хозяйств основанных на личной частной собственности, что в последствии должно привести к созданию условий для недопущения революционных проявлений в деревне.

14 июня 1910 года Правительство издает закон «Об изменении и дополнении некоторых постановлений о крестьянском землевладении» [6]. Согласно данному закону все общинные земли, в которых не было общих переделов со времени наделения их землей, признавались перешедшими к участковому или подворному наследственному владению. При этом владельцы укрепленных участков сохраняли право пользования сенокосными, лесными и другими не переделяемыми угодьями (мирской усадебной землей, сельскими сервитутами). «Положение о землеустройстве» от 14 июня 1910 года предусматривало, что требования применялись ко всем землям, принадлежащим, независимо от способа их приобретения, т. е. всем поземельным организациям Российской империи [7].

Разрушая общину, правительство рассчитывало создать хуторские и отрубные хозяйства и придавало этому процессу особое значение. Создавать такие хозяйства было решено двумя способами: разверстанием на хутора и отруба земли, перешедшие в распоряжение Крестьянского поземельного банка, проводить землеустроительные работы на надельных землях путем отвода лучшей общинной земли под хуторские и отрубные участки. Таким образом, основой деятельности землеустроительных комиссий являлось насаждение хуторов и отрубов на надельных, банковских и казенных землях. Большими препятствиями в процессе быстрого перехода к хуторским хозяйствам был низкий культурный уровень крестьян, их косность и привязанность к векам сложившемуся укладу, а также плохая организация агрономической помощи [8].

Впервые годы проведения аграрной реформы покупка земли крестьянами происходила не так активно, как хотелось бы правительству. Несмотря на то, что в деревне сохранялось острое малоземелье, крестьяне не спешили с покупкой земельных угодий посредством Крестьянского банка. Это было вызвано тем, что крестьяне не ждали «прирезки» к своим наделам и более низкой стоимости земли. Кроме того, общинники были достаточно враждебно настроены по отношению к покупателям земли через банк.

Массовый выход крестьян из общины и создание хуторов и отрубов был характерной чертой губерний и уездов, где развитие капитализма получило широкое развитие, где проходил водный путь и железные дороги, а так же располагались рынки сбыта товаров и услуг. В губерниях и уездах с низким уровнем развития капитализма разрушение общины шло медленно: крестьяне не торопились выходить из общины, которая «могла прийти на помощь в трудной ситуации».

В 1906–1907 гг. в большинстве губерний Российской империи учреждаются и начинают функционировать землеустроительные комиссии, которые в последствии стали основными двигателями столыпинской реформы. Крестьяне с определенной степенью настороженности и опасением «нововведений» восприняли аграрные преобразования, поэтому с момента издания указа 9 ноября 1906 года до конца 1907 года крестьяне не подавали заявлений об укреплении земли, рассчитывая получить частновладельческие и казенные земли бесплатно. Например, в ряде уездов Симбирской губернии крестьяне не знали, для какой цели создаются землеустроительные органы. Так, в Сенгилеевском уезде Симбирской губернии до начала работы комиссии «о целях её назначения и той помощи, которую она должна дать крестьянскому населению в уезде ничего не говорилось» [9].

29 мая 1911 года был обнародован Закон о землеустройстве, который устанавливал правило, согласно которому для перехода к отрубному и хуторскому хозяйству не требовалось предварительного укрепления надельных земель в личную собственность — это у определенной степени ускорило процесс разложения общинного землевладения.

С экономической стороны столыпинские аграрные преобразования являлись наиболее прогрессивными: они внесли значительные изменения в землеустройство и землепользование России. В основном законодательство о землевладении и землепользовании после 1906 года лишь уточняло и дополняло процесс реализации реформы. Выполнение работ по землеустройству требовало больших денежных вложений, и правительство нашло эти средства.

Для того чтобы ускорить ход аграрной реформы и способствовать увеличению частного землевладения крестьянских хуторов и отрубов правительство учредило в 1882 году Крестьянский поземельный банк. Банк являлся правительственным учреждением и находился в управлении Министерства финансов. В системе столыпинской земельной реформы Банку была отведена весьма важная роль: обеспечение возможности крестьян единоличников покупать и соответственно увеличивать земельный надел.

В Указе 3 ноября 1906 года на банк была возложена задача «оказывать крестьянам возможно более широкую помощь как путем выдачи ссуд для покупки земли, так и усилением операции по приобретению земель за счет собственных средств Банка». Также Крестьянский Банк должен был способствовать «прочному насаждению в среде крестьянского населения единоличной собственности на землю как основы преобразования хозяйственного уклада сельской России» [10, c. 37].

Следует отметить, что основной задачей стоящей перед Крестьянским поземельным банком являлось обеспечение помещикам наиболее выгодных условий продажи их земель крестьянам, т. е. банк выступал в роли посредника в совершении сделки купли-продажи. Перед отделениями банка на местах ставилась задача — всеми способами способствовать созданию в деревне крепкого слоя зажиточных хозяев путем насаждения хуторов и отрубов на банковских и казенных землях. Одним из главных направлений деятельности банка было ограничение продажи земли сельским обществам и товариществам и расширение продаж земли единоличным хозяевам. Кроме того, банк выдавал крестьянам-единоличникам на более выгодных условиях ссуды для приобретения земли. Последние получали от банка ссуду в размере 90 % от стоимости приобретавших ими угодий, при покупке земли отрубным участком — 95 %, хутором — 100 % [10, с. 97].

Следует отметить, что тема развития и функционирования кооперативного сектора экономики в современной историографии стала междисциплинарной [11]. Кооперация рассматривается и как важный фактор модернизации среднего и мелкого производства аграрного сектора экономики [12].

Проведение столыпинской аграрной реформы изменило соотношение в земледелии между группами хозяйств и их роль в экономике Российской империи: уменьшился средний размер латифундий из-за сокращения помещичьего землевладения, укрепились позиции капиталистических хозяйств, твердые позиции заняло фермерское хозяйство. Товарное земледелие становится основной сырьевой базой для местной промышленности. Столыпинская аграрная реформа не уничтожила разрыва между землевладением и землепользованием, между старыми формами земельной собственности, частично сохранившими черты сословности, и капиталистическим содержанием хозяйственной деятельности. Его особенно остро чувствовало общинное крестьянство, которое фактически обрабатывало, чуть ли не вдвое больше земли, чем владело им юридически.

Оценки столыпинской аграрной реформы по-прежнему неоднозначны. Являясь узловой проблемой в исследовании аграрного сектора экономики России, она привлекает пристальное внимание не только профессионального сообщества ученых, но и журналистов, политических деятелей, что, несомненно, сказывается на характере дискуссий. В заключении представляется немаловажным отметить необходимость дальнейшего исследования модернизирующего влияния аграрного реформирования и дальнейшего уточнения исторического знания в процессе региональных исследований. В целом изучение аграрного реформирования требует дальнейшего уточнения динамики аграрного развития России, что позволит качественно оценить воздействия столыпинской агарной реформы на социально-экономическую ситуацию в стране.

Литература:

1.      Каршин В. Ю. Реформы П. А. Столыпина: перекрестки мнений современных историков // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. 2007. № 2. С. 3–9.

2.      Рогалина Н. Л. Столыпинская аграрная реформа: современная историографическая ситуация // Уральский исторический вестник. 2008. № 2 (19). С. 25–31.

3.      Видяйкин С. В., Котляров С. Б. Деятельность Крестьянского Поземельного банка в Симбирской губернии в процессе реализации столыпинской аграрной реформы // Вестник НИИ Гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2010. № 2. С. 72–77.

4.      Котляров С. Б. Правовые особенности столыпинских аграрных преобразований начала ХХ века // Черные дыры в российском законодательстве. 2013. № 6. С. 36.

5.      Румянцев Ф. П. Особенности правового обеспечения столыпинской и современной аграрной реформы России: дисс.... кандидата юрид. наук. Н. Новгород, 2004. 227 с.

6.      Закон 14 июня 1910 г. об изменении и дополнении некоторых постановлений о крестьянском землевладении. СПб., 1911. С. 1272–1287.

7.      Свод Законов Российской империи. Том 10. Землеустройство. Сборник законов и распоряжений. СПб., 1914. С. 1–126.

8.      Котляров С. Б. Правовые особенности столыпинских аграрных преобразований начала ХХ века // Черные дыры в российском законодательстве. 2013. № 6. С. 36–39.

9.      Государственный архив Ульяновской области (ГАУО). Ф. 46. Оп. 2. Д. 55. Л. 29.

10.  Батуринский Д. А. Аграрная политика царизма и Крестьянский поземельный банк. М.: «Новая деревня», 1925. 144 с.

11.  Видяйкин С. В., Котляров С. Б. К вопросу о переселенческой политике в начале ХХ в. (по материалам Симбирской губернии) // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2009. Т. 12. № 2. С. 64–69.

12.  Елизаров С. В. Исторический компонент механизма формирования имиджа региона // Регионология. 2007. № 4. С. 31–37.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle