Библиографическое описание:

Атаев З. В. Природа и ландшафты Нараттюбинского хребта и горы Тарки-тау на Восточном Кавказе // Молодой ученый. — 2014. — №7. — С. 247-250.

В статье рассматриваются природные особенности и ландшафты хребта Нараттюбе и горы Тарки-тау, рассматриваемые в качестве перспективных участков государственного природного заповедника «Дагестанский» на Восточном Кавказе.

Ключевые слова: Восточный Кавказ, Внешнегорный Дагестан,хребет Нараттюбе, гора Тарки-тау, заповедник «Дагестанский», река Шура-озень, река Черкес-озень.

Территории Наратюбинского хребта и горы Тарки-тау, рассматриваемые в качестве перспективных участков государственного природного заповедника «Дагестанский», в физико-географическом плане относятся к району центральных предгорий Внешнегорного Дагестана [4]. Здесь распространены степные, лесостепные и лесные ландшафты.

Рыхлые палеоген-неогеновые и меловые породы в результате эрозионного расчленения образовали моноклинальные гряды, синклинальные и антиклинальные плато, антиклинальные, котловины, хребты со складчатой структурой, продольные и поперечные долины [2].

Климат района умеренно-континентальный, с недостаточным увлажнением. Зима сухая и теплая, средняя температура января -2°С. Лето теплое со средней температурой июля 23–25°С. Осадков выпадает 350–600 мм в год, с поднятием вверх по склонам их количество увеличивается [7].

Реки маловодны, имеют негустую речную сеть и часто летом пересыхают, что связано с недостаточным увлажнением и водопроницаемостью горных пород. Постоянный водоток имеют лишь реки Шура-озень и Черкес-озень. Реки получают снеговое, дождевое и подземное питание.

На низких предгорьях до высоты 300–400 м на суглинистом делювии развиты полынно-разнотравно-злаковые сухостепные ландшафты на каштановых и светло-каштановых почвах. На наветренных склонах в условиях бóльшего увлажнения доминируют лесостепные ландшафты, представляющие собой чередование дубовых лесных урочищ с зарослями кустарников на горных коричневых почвах и злаково-разнотравных степей на черноземных карбонатных почвах [6].

Нараттюбинский хребет относится к предгорьям с куэстовой (моноклинально-складчатой) структурой, сложен среднемиоценовыми и средне- и нижнесарматскими песчано-глинистыми породами. Склоны гряд крутизной 2–10о расчленены продольными сухими долинами и поперечными неглубокими ложбинами стока временных водотоков. Климат умеренно-континентальный, сухой и теплый. Средняя температура января -1 — -3оС, июля 24,0оС. Осадков выпадает 350–400 мм в год. Район недостаточного увлажнения, гидротермический коэффициент равен 0,6 [3].

В результате сухости климата, несмотря на низкогорный рельеф, здесь низкий срднегодовой сток (15–30 мм) и отсутствуют постоянные водотоки. Только реки Шура-озень и Черкес-озень пересекают район в узких долинах, но несут очень мало воды.

Ландшафты района степного типа. На низких предгорьях (до высоты 400 м) на суглинистом делювии развиты светло-каштановые и каштановые маломощные несколько солонцеватые почвы [11]. К ним приурочены сухостепные полынно-разнозлаковые урочища и степные разнотравно-злаковые урочища из бородача, типчака, мятлика, костра, полыни, синеголовника, бессмертника. Верхние склоны гряд и вершины заняты горно-лесостепными почвами, где чередуются темно-каштановые и горные коричневые почвы. На затененных склонах, в ложбинах среди степи встречаются лесокустарниковые урочища с низкорослыми разреженными зарослями из дуба, ильма, клена, иногда сосны и можжевельника, а также держидерева, крушины Палласа, скумпии, карагача, спиреи. Лесным массивам и зарослям кустарников соответствуют маломощные, щебнистые горные коричневые почвы.

Рассматриваемый участок Нараттюбинского хребта мало используется в хозяйственном плане. Здесь возвышенный и расчлененный рельеф [9], нет полезных ископаемых, сухой климат, очень мало водных источников, сильная эрозия почв и малопродуктивный травостой. Здесь развито овцеводство. Под весенние, летние и осенние пастбища крупного рогатого скота используют только травяной покров [10]. К антропогенным селитебным урочищам относятся древнеселитебный комплекс Капчугай, кутаны Чыканах, Саяк-Ачи, Бурлавай, Нусал-Чапчай, Янаша и др., к антропогенным водным — многочисленные здесь малые пруды.

Памятниками археологии, истории и культуры рассматриваемого района Нараттюбинского хребта являются древнее Капчугайское городище V-XVI вв. с остатками оборонительных сооружений, могильников и наскальных изображений и ущелье Маркова [12].

Гора Тарки-тау относится к платообразным предгорьям и является северо-восточным форпостом размещения горных ландшафтов Кавказа. Тарки-тау представляет собой структурно-эрозионно-денудационное плато, ориентированное с северо-запада на юго-восток. Преобладают здесь лесные, лесостепные и сухостепные ландшафты, местами встречаются и полупустынные комплексы.

У подножий плато Тарки-тау стыкуется несколько морфоструктурных геоморфологических объектов — Терско-Сулакская и Приморская низменности и гряда Анджи-арка, а с юго-западной стороны — и Агачаульская продольная долина. Склоны горы Тарки-тау имеют следы трансгрессий Пра-Каспия в виде древних морских террас, местами снивелированные процессами выветривания и перекрытые более поздними делювиальными отложениями [14]. Склоны Тарки-тау подвержены воздействию древних и современных оползневых процессов.

Климат Тарки-тау умеренный континентальный.. Среднегодовая температура воздуха +12,4 градусов. Лето жаркое, средняя температура летних месяцев свыше +20 градусов, дневная максимальная температура до +36–38 градусов. Зима очень мягкая. Средняя температура от +3 до -1 градусов, а ночью опускается ниже нуля. Осадков выпадает 410–450 мм в год, относительная влажность за год около 70 % (зимой до 80 %), а в июле и августе около 50 %. В летние месяцы бывает максимальное число ясных дней. Продолжительность летнего периода (с температурой выше +15 градусов) составляет 150 дней, начало приходится на 11 мая, последний летний день 7 октября. Ветры преобладают юго-восточные и северо-западные [1].

На Тарки-тау нет постоянных водотоков. Однако здесь много родников, большая часть которых сосредоточена в Таркинской лощине. Озер также мало, одно из них расположено к северо-западу от села Агачаул, другое же расположено в наиболее крупном из карьеров на платовой поверхности. К северо-западу от горы с глубин добываются минеральные воды «Тарнаир», «Махачкала-160» и «Сарматская».

В пространственном распределении биотических компонентов и самих ландшафтов горы Тарки-тау наблюдается циркуляционная асимметрия. Наиболее гумидными являются ландшафты северо-восточных склонов горы и верхняя половина плато, а наиболее аридными выступают природно-территориальные комплексы склонов юго-восточной экспозиции.

Если ландшафтная асимметрия характерна для склоновых природно-территориальных комплексов, то для платовой поверхности горы уже присущи черты высотной поясности, усиленные деятельностью антропогенного фактора.

Широколиственно-лесные ландшафты характерны для верхней половины плато и наветренных северо-западных и северных склонов, сложены дубом скальным, грабом кавказским, ясенем обыкновенным, грушей, липой мелколистной, кленом полевым и другими породами. Подлесок образован кизильником, можжевельником продолговатым, жимолостью грузинской, видами боярышника, крушиной слабительной, мушмулой германской, бересклетом бородавчатым, алычой. В травяном покрове встречаются коротконожка лесная, перловник пестрый, ежа сборная, рисовидка, осока лесная, овсяница горная, горошек обрубленный, фиалка лесная. Для лесных ландшафтов характерны преимущественно горные коричневые почвы небольшой мощности, суглинистого и глинистого механического состава.

Ниже по высотному профилю антропогенной модификацией лесных ландшафтов выступают лесокустарниковые урочища с доминированием держи-дерева, местами занимающие большие площади и являющиеся субдоминантным ландшафтом горы. В этих урочищах часто встречаются такие кустарники как жостер Палласа, жостер слабительный, мушмула германская, шиповник собачий, алыча, терн, из ксерофитных видов — мятлик луковичный, дубровник белый и др.

На склонах западных экспозиций местами между участками кустарниковых урочищ встречаются предгорные сухостепные ландшафты на светло-каштановых почвах. Главными растительными формациями здесь являются разнотравно-полынно-злаковые сухие степи и заросли ксерофитных кустарников держи-дерева, крушины Палласа и др. В травостое преобладают ковыль-волосатик, типчак бороздчатый, тимофеевка степная, полынь таврическая, которые в сочетании друг с другом и другими травянистыми растениями образуют самые разнообразные ассоциации: типчаково-ковыльные, ковыльно-типчаковые, разнотравно-ковыльные, разнотравно-бородачевые и т. д. Для сухих степей характерно обилие многих эфемеров и эфемероидов [15]. Из древесно-кустарниковых пород частыми спутниками являются груша иволистная, дуб пушистый, держи-дерево и др.

Склоны южных и юго-восточных экспозиций представлены полупустынными ландшафтами на светло-каштановых почвах. Здесь отмечаются полынно-злаковые и полынно-солянковые полупустынные урочища. В этих группировках изредка встречаются заросли верблюжьей колючки, солодки голой и др. В основном представлены солянково-полынные комплексы, чередующиеся с вкраплениями ковыльных степей. Доминантным видом во всех перечисленных сообществах является полынь таврическая.

На фоне высотно-поясных и циркуляционных ландшафтов горы Тарки-тау сформированы редкие урочища, имеющие иную генетическую специфику. Так, например, в верхнем лесном ландшафтном поясе платовой части горы находится древнефлювиальное урочище, «тянущееся» вниз от мыса Сарияр (высшая точка плато) метров на 600 к тальвегу плато. Его формирование связано с деятельностью поверхностных водотоков в былые гумидные геологические эпохи. К этому лесному «каньону» приурочена мезофильная растительность. У северо-восточной кромки плато, к востоку от наиболее крупного известнякового карьера расположена группа карстовых урочищ, заросших кустарником. Глубина карстовых воронок достигает 3 метров. На вертикальном карнизе плато над поселком Тарки в результате ветровых процессов сформирован участок ячеистого эолового ландшафта причудливой формы, являющийся излюбленным место гнездовья орнитофауны.

Древние и современные оползневые урочища характерны для северных и северо-восточных склонов Тарки-тау. Они связаны как с литологией слагающих склоны горных пород, так и антропогенной «загрузкой» склоновых земель.

К антропогенным ландшафтам относятся опоясывающие нижние участки склонов и подножия горы селитебные комплексы в виде поселков городского типа Тарки, Кяхулай, Альбурикент и селения Агачаул [8].

На платовой поверхности горы в результате открытой добычи известняка в 80-е годы прошлого века был образован участок горно-промышленного ландшафта, с двумя терриконами (отвалами) и четырьмя карьерами, один из которых имеет достаточно внушительные размеры, что легко «читается» по космоснимкам. На дне его образовалось озеро, сезонно затопляемое половину днища карьера.

При прокладке трубопровода по юго-западному борту Тарки-тау, а также автотрассы «Краснодар — Дербент» и многочисленных щебеночных и грунтовых дорог, как по периферии горы, так и по его склонам и поверхности плато сформированы линейно-транспортные комплексы.

Большая часть склонов и поверхности Тарки-тау используется как пастбищные сельскохозяйственные ландшафты — под пастбища крупного рогатого скота, овцеводство и частично под сенокосы [5].

Немногочисленны рекреационные ландшафты, представленные зоной отдыха Правительства республики и несколькими детскими оздоровительными лагерями на северо-восточных склонах горы [13].

С незапамятных времен район Тарки-тау благодаря своему стратегическому положению в Каспийском проходе играл важную системо- и центрообразующую роль в регионе. Здесь возник один из раннесредневековых гуннских городов Таргу, позже ставший первопрестольной грозных хазарских каганов, а после служивший столицей могущественных кумыкских шамхалов. Город этот под названием Таргу известен со второго века до нашей эры. В скалах над Тарками сохранились остатки крепости «Бурной», а также место захоронения одного из сподвижников имама Шамиля [16].

Литература:

1.         Абдулаев К. А., Атаев З. В., Братков В. В. Современные ландшафты горного Дагестана. — Махачкала: ДГПУ, 2011. — 116 с.

2.         Акаев Б. А., Атаев З. В., Гаджиев Б. С. и др. Физическая география Дагестана. — М.: Школа, 1996. — 382 с.

3.         Атаев З. В. Физико-географические провинции Дагестана // Труды Географического общества Республики Дагестан. — 1995. № 23. — С. 83–87.

4.         Атаев З. В. Физико-географическое районирование Дагестана. — Махачкала: ДГПУ, 1997. — 56 с.

5.         Атаев З. В. Вопросы агрохозяйственной оптимизации ландшафтов Предгорного Дагестана // Труды Географического общества Республики Дагестан. — 2001. № № 28–29. — С. 85–86.

6.         Атаев З. В. Ландшафтный анализ низкогорно-предгорной полосы Северо-Восточного Кавказа // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Естественные и точные науки. — 2008. № 1. — С. 59–67.

7.         Атаев З. В., Братков В. В., Гаджимурадова З. М., Заурбеков Ш. Ш. Климатические особенности и временная структура предгорных ландшафтов Северо-Восточного Кавказа // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Естественные и точные науки. — 2011. № 1(14). — С. 92–96.

8.         Атаев З. В., Заурбеков Ш. Ш., Братков В. В. Современная селитебная освоенность ландшафтов Северо-Восточного Кавказа // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Естественные и технические науки. — 2010. № 1. — С. 71–74.

9.         Братков В. В., Атаев З. В., Алсабекова А. А., Сулумов С. Х. Эрозионное расчленение рельефа Северо-Восточного Кавказа как фактор рекреационного освоения территории // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Естественные и точные науки. — 2011. № 4. — С. 99–103.

10.     Гасанов Г. Н., Атаев З. В. Состояние почвенного покрова каспийского побережья южнее Махачкалы // Труды Географического общества Республики Дагестан. — 2006. № 34. — С. 83–86.

11.     Братков В. В., Атаев З. В., Байрамкулова Б. О. Географические особенности горных умеренных семигумидных и семиаридных ландшафтов северного макросклона Большого Кавказа // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Естественные и технические науки. — 2009. № 1. — С. 92–96.

12.     Набиева У. Н. Географические особенности культурного пространства Дагестана // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Естественные и технические науки. — 2009. № 2. — С. 112–117.

13.     Пайзуллаева Г. П., Атаев З. В. Природно-рекреационный потенциал низкогорно-предгорных ландшафтов Дагестана // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Естественные и точные науки. — 2011. № 3. — С. 96–98.

14.     Федина А. Е. Физико-географическое районирование восточной части северного склона Большого Кавказа // Ландшафтное картографирование и физико-географическое районирование горных областей. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1972. — С. 5–96.

15.     Шифферс Е. В. Растительность Северного Кавказа и его природные кормовые угодья. — М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1953. — 593 с.

16.     Эльдаров М. М. Памятники природы Дагестана. — Махачкала: Дагкнигоиздат, 1991. — 16 с.



[1] Работа выполнена при финансировании по Тематическому плану Министерства образования и науки Российской Федерации (Тема № 2374)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle