Библиографическое описание:

Ибрагимова С. Р., Негматшаева Х. Н., Юлдашева О. С., Мирзаабдуллахожиева О. У. Роль гормонов в лечении бесплодии, связанного с гиперпролактинемией // Молодой ученый. — 2014. — №7. — С. 215-216.

Гиперпролактинемия (повышение уровня пролактина ПРЛ в крови) является одной из важных причин бесплодия. Это патология является биохимическим маркером гипоталамо-гипофизарной дисфункции. Чаще всего гиперпролактинемия встречается у молодых женщин в возрасте 25–40 лет, значительно реже у мужчин такого же возраста.

Clinical manifestation of various hyperprolactinemia associated condition were studied in infertile females. The results of hormone therapy were evaluated with regard to various preparations employed; pregnancy outcomes in those females were followed up.

Цель исследования: Изучить роль гормонов в лечении бесплодии связанной с гиперпролактинемии.

Методы исследования: анамнез, УЗИ, рентгенограмма турецкого седла, анализ крови на гормоны.

Учреждение:2-родильный комплекс города Андижана.

Проведено обследование и лечение 150 больных с бесплодием при гиперпролактинемии на базе 2 родильного комплекса города Андижана. Диагноз ставился при определении с интервалом 7–10 дней повышенного (более 500 мМЕ/л) уровня ПРЛ в плазме крови. Проводилось определение базального уровня ЛГ, ФСГ, эстрадиола, тестестерона, пробы с тиролиберином и метоклопрамидом. У всех больных проведены рентгенография черепа, компьютерная томография, ЭЭГ, исследования глазного дна и полей зрения, УЗИ органов малого таза, маммография.

На фоне беременности у 50 женщин наряду с клиническим обследованием 1 раз в триместр проводилось исследования глазного дна и полей зрения и определение содержания ПРЛ и стероидных гормонов. Обследование женщин после родов проводилось 1–2 раза в год при длительности наблюдения от 2 до 5 лет.

Анализ семейного анамнеза показал, что тяжелые стрессовые ситуации в семье в период становления менструальной функции имели место у 15 % обследованных больных, сиротами с раннего детства были 5 % женщин. Практически у каждой 4-ой больной была выявлена семейная предрасположенность к эндокринной патологии: нарушения менструального цикла и бесплодие у родных сестер и матерей, ранний климакс у матерей и ближайших родственниц по материнской и отцовской линии, нарушения жирового обмена и заболевания эндокринных желез. У 2 % больных имелся отягощенный онкологический анамнез.

Анализ менструальной функции позволил выявить ряд особенностей, характерных для данной группы больных. Так, в период становления менструальной функции у 87,7 % больных ритм менструации был регулярным, причем у 80 % из них отмечалось своевременное начало менструаций. У 11 % больных имела место олигоменорея, у 1,3 % больных первичная аменорея. В период обследования у 78,7 % больных отмечены нарушения менструального цикла по типу вторичной аменореи, у 1,3 % первичная аменорея, у 17,7 % олигоменорея. Лишь у 2,3 % больных менструальный цикл был регулярным.

Большинство больных с гиперпролактинемией предъявляли жалобы на головные боли, гипотонию, слабость и плохое самочувствие. Одним из ведущих клинических симптомов при гиперпролактинемии являлась галакторея различной степени выраженности, диагностированная у 70 % больных. Следует отметит, что практически у половины из них галакторея появилось одновременно с нарушениями менструального цикла, а у каждой 4-й больной 2,5 года предшествовала им, являясь одним из первых симптомов заболевания. Отмечено, что уровень ПРЛ у пациенток с галактореей был достоверно выше, чем у пациенток без таковой.

Лечение больных включало применение ДОСТИНЕКСА по прерывистой и непрерывной схемам, сочетание терапии достинекса с клостельбегитом.

При анализе зависимости восстановления овуляции от дозы и длительности лечения было установлено, что максимальное количество беременностей (64 %) наступает в первые 3 мес. терапии; оно достигало 81 % при применение достинекса в течение 6 мес. подряд.

Течение беременности у женщин, леченных достинексом, не отличалось от такового у здоровых женщин аналогичной возрастной группы. После родов лактация была подавлена у 17 % женщин, кормили грудью 83 %. Уровень лактации и длительность кормления в данной группе женщин не зависели от исходного содержания ПРЛ и его концентрация в конце беременности.

Выводы: исследование показало, что комплексное гормональное лечение бесплодия связанной с гиперпролактинемией, эффективна. Не выявлено отрицательного влияния лактации, беременности иродов на течение заболевания у пациенток с гиперпролактинемией, что, однако не исключает необходимости постоянного наблюдения этих больных гинекологом и нейрохирургом.

Литература:

1.       Гинекология. Хард Д. М., Норманн Дж. Москва 2009 г.

2.       Акушерство и гинекология: Клинические рекомендации; Под ред. Е. М. Савельевой, В. Н. Серова, Г. Т. Сухих. — 3-е изд., испр. и доп. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009.

3.       Лекарственные средства в акушерстве и гинекологии; Под ред. акад. РАМН В. Н. Серова, акад. РАМН Г. Т. Сухих. — М., 2010.

4.       Macaluso M., Wriht-Schnapp T. J., Chandra A. et al. A public health focus on infertility prevention, detection and management // Fertil. Steril. — 2010.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle