Библиографическое описание:

Яковлева Е. З. Религия и наука о сущности человека // Молодой ученый. — 2014. — №7. — С. 666-669.

Согласно любой религии человек есть синтез двух начал — материального и духовного. Материальное бытие человека — это, прежде всего, жизнь его тела. Тело можно взвешивать, украшать, оно полнеет и худеет, бодрствует и спит, замерзает и страдает от жары. Все, что связано с его существованием, относительно. Духовное бытие связано с душой, которая является представительницей Бога в человеке [5, c. 69–70]. Душа и составляет сущность человека. Её невозможно описать через материальные характеристики — вес, объем, температуру и т. п. Она, в отличие от тела, не поддается трансформации. Её неизменность, являющаяся выражением свойства абсолютности Бога, позволяет человеку иметь в себе некую неизменную шкалу, с помощью которой он соизмеряет свои и чужие поступки. Поэтому правильная человеческая жизнь — это жизнь по нормам, тождественным алгоритмам функционирования всего бытия, являющимся генетическими источниками всех норм [4, с. 43–44]. То, что из двух видов бытия духовное является определяющим, доказывается фактами подчинения тела душе. Например, когда человек держит пост, ведет аскетический образ жизни, он подчиняет тело велениям души. Многочисленные примеры жертвования жизнью также говорят в пользу того, что душа является повелительницей тела, а не наоборот. Со смертью тело освобождается от контроля со стороны души и начинает распадаться, а душа возвращается в сферу чистого духовного существования. «И возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратится к Богу, Который дал его» [1]. Когда Иисус говорил «Я и Отец — одно», он хотел сказать, что Бог в нем, что он по своей сути и есть Бог. И не только он: каждый из нас по своей сути есть Бог, так как сущность наша от Бога. Вот как характеризует эти слова Иисуса Вивекананда: «У него не было другого занятия в жизни, другого понятия, что он — Дух. Это был отъединенный от тела, раскованный, освобожденный Дух. Но дело не только в этом; он своей удивительной проницательностью был убежден в том, что каждый человек, будь он мужчина или женщина, еврей или нееврей, богач или бедняк, праведник или грешник, является воплощением того же нетленного Духа, что и он сам. Поэтому, как видно из всей его жизни, все усилия его были направлены на пробуждение духовной сущности каждого. «Отбросьте, — он говорил, — суеверные представления о собственной ничтожности и обездоленности. Думайте о том, что внутри вас существует нечто, что нельзя унизить, растоптать убить. Все вы — сыновья Бога, Бессмертного Духа. Знайте, — провозглашал он, — Царство Божие внутри вас» [2].

Парадигма религиозной антропологии изложена в ряде работ профессора Р. Ю. Рахматуллина, объясняющего её суть в признании первичной природы сакрального, исходящего из принципа первичности Бога-творца, а отсюда — о тварной природе человека [3; 7; 8; 9].

Согласно научной антропологии, человек есть био-психо-социальное существо. Это значит, что его жизнь регулируется и биологическими, и психическими, и социальными законами. Но какие из них являются определяющими его мысли и поступки? Одни считают, что человек, как продукт эволюции животного мира, есть прежде всего биологическое существо, т. к. в основе его поведения лежат анатомо-физиологические закономерности. Другие ищут в человеке глубинные психические качества, с помощью которых пытаются объяснить его поступки. Третьи придерживаются мнения, что человек является продуктом общественных отношений и его сущность формируется той социальной средой, в которой он живет.

Рассмотрим подробнее особенности биологического, психологического и социологического подходов к объяснению человека.

Биологический подход

Предпосылки этого подхода восходят к древней медицине, когда характер человека, его болезни пытались объяснить содержанием в его организме определенного количества «соков» или «стихий». В Новое время появились работы П. Кабаниса, К. Фогта, Я. Молешотта и других мыслителей, рассматривающих психическую деятельность человека в качестве производной от его физиологических функций. Американский ученый Э. Уилсон на основе сравнительных исследований поведения насекомых, высших животных и человека пришел к выводу о наличии врожденных протосоциальных моделей поведения, на основе которых можно объяснить многие поступки человека. Одним из биологизаторских типов объяснения природы человека является социальный дарвинизм, который проецирует на социальные системы биологические закономерности. Возникновение этого направления было связано с именем Г. Спенсера. В основу своей теории он положил принцип эволюции, понимание общества как организма. Главным социальным законом Спенсер считал выживание наиболее приспособленных как принцип общественного развития. Поэтому социальные революции представлялись ему вредными попытками вывести общество из равновесия. Успех человека в межличностных отношениях Спенсер объясняет его биологическими качествами. Наиболее крайнее течение социального дарвинизма — расово-антропологическая школа. Представители данного направления полагали, что расово-классовое неравенство порождено природными, а не социальными законами (Ж.де Гобино, Л. Вольтман, О. Аммон, Ж. Лапуж). Таким образом, социал-дарвинизм является биологизаторским течением, объединяюшим ряд школ, пытающихся свести законы развития общества к биологическим закономерностям естественного отбора, выживания наиболее приспособленных.

Психологический подход

Сторонники этого подхода рассматривают человека как совокупность определенных' психических качеств, часть которых считают главной для его характеристики. Эти сущностные психические качества могут быть как врожденными, так и приобретенными. Среди множества психологических концепций личности своей популярностью выделяется теория, созданная австрийским ученым З. Фрейдом и названная классическим психоанализом. Главная заслуга Фрейда в науке состоит в том, что он открыл огромную роль в жизни человека бессознательной сферы психики. Он условно разделил психику человека на три части, которые назвал «Оно», «Я» и «Сверх-Я». «Оно» — сфера бессознательного, в которой господствуют два врожденных инстинкта — половой инстинкт и инстинкт разрушения, смерти, агрессии. «Сверх-Я» — это перенесенные в психику человека в процессе воспитания социальные нормы. «Оно» и «Сверх-Я» являются двумя противостоящими полюсами человеческой психики, между которыми находится «Я», вынужденное постоянно искать компромисс, удовлетворяющий обе стороны. Согласно Фрейду, в борьбе «Оно» и «Сверх-Я» активной, провоцирующей стороной выступает «Оно» — главный энергетический центр человека, испускающий импульсы на всю сферу его психики. Но в каких формах будут реализованы эта импульсы, зависит от «Я» и «Сверх-Я». К примеру, в соответствии с нормами «Сверх-Я», половое влечение не может быть реализовано так, как это имеет место в животном мире. Общество, представителем которого и выступает «Сверх-Я», требует соблюдения определенной социально одобряемой процедуры. Но ее соблюдение предполагает перевод части энергии, продуцируемой «Оно», на другие действия (получение образования, зарабатывание денег, строительство дома и т. п.). Такой перевод энергии «Оно» в сферу социальных действий Фрейд назвал сублимацией. Воя человеческая культура как материальная, так и духовная, предстает в этом свете в качестве сублимированной половой энергии (энергии либидо).

Сублимация осуществляется в «Я», которое постоянно занято этой работой. Если «Я» плохо выполняет эту свою главную работу, то у человека появляется то или иное отклонение. К примеру, если «Я» допускает неоправданное господство при принятии решений «Сверх-Я», постоянное подавление им «Оно», то это, согласно Фрейду, приводит к расстройствам психики. «Я» не должно допускать и нарушение баланса в другую сторону — подавлению «Сверх-Я» со стороны «Оно». Такое нарушение имеет следствием криминальное, аморальное поведение человека. Человек, с криминальным типом поведения предстает в этом свете в качестве субъекта, у которого влияние «Оно» на психику неоправданно велико, и «Сверх-Я» слабо участвует в процессе принятия решений.

Идеи Фрейда, которые здесь представлены лишь схематично, послужили основой для появления множества учений, известных под названием «неофрейдизм». Объединяет их с классическим психоанализом одно: утверждение о господстве в человеке определяющего его поведение психического феномена. В разных вариантах эта идея развивается А. Адлером, Э. Фроммом, К. Хорни, К. Г. Юнгом и др.

Можно по-разному относиться к фрейдизму и неофрейдизму, симпатизировать их идеям или отвергать в корне основы их учений. Представляется все же, что изучение фрейдизма и различных неофрейдистских концепций позволяет глубже понять природу человека, скрытые бессознательные мотивы его поведения.

Социологический подход

В отечественной философской литературе широко представлено марксистское учение о человеке, являющееся одним из вариантов социологического направления в антропологии. Суть этого учения основана на известном высказывании К. Маркса, что сущность человека формируется в сфере общественных отношений. Следовательно, разные общественные отношения формируют разные типы людей. Маркс и его сторонники усматривают, к примеру, причину патологии личности в ненормальных социальных условиях, в которых он воспитывался. Для того, чтобы воспитывать нормальных людей, нужно нормальное общество. На этой идее, в частности, была основана и советская педагогическая система. Когда говорят о социальной среде как факторе формировании личности, нужно иметь в виду, что она включает в себя не только людей, окружающих человека, но и весь мир культуры, с которой он соприкасается: технологию производства, убранство жилья и служебных помещений, одежду и обувь, книги, фильмы, дороги, парки, транспорт и даже туалеты. Все это входит в социальную среду и в немалой степени участвует в формировании внутреннего мира человека.

Вариантом социологического направления в антропологии выступает также теория социальных ролей, основанная на идее французского ученого Г. Тарда, согласно которой процесс социализации личности строится на основе подражания. В частности, одной из основных причин преступности он считал то, что молодые люди стараются копировать манеры и образ жизни пользующихся среди них авторитетом некоторых лиц с криминальным поведением. В американской социологии теорию ролей развивал Т. Парсонс. Основываясь на отдельных идеях Фрейда о подражании мальчика отцу, он сделал вывод о копировании ролевого поведения как первичном и главном звене социализации личности. Такие же идеи развивал и Д. Г. Мид, полагавший что «Я» ребенка формируется в результате принятия на себя роли другого, идентификации с ним, достигаемого в детстве с помощью игры.

Согласно этой концепции, получается, что человек есть совокупность социальных ролей, масок, которые он надевает в зависимости от ситуации. В одном случае надевается маска студента, в другом — пассажира, третьем — сына, четвертом — покупателя и т. д. Вся социализация, таким образом, есть процесс заучивания множества социальных ролей, которые и образуют личность — сущностное качество человека [6].

Кто же прав? В работах по философской антропологии, как правило, указанные подходы к объяснению человека противопоставляются. На наш взгляд, их нужно рассматривать в соответствии с принципом дополнительности: человек есть и духовное, и биологическое, и психическое и социальное существо. В зависимости от условий его существования какой-то из этих начал может в нем доминировать, уступая, при изменении ситуации, лидирующее место другому началу.

Литература:

1.      Библия. Екклесиаст. 12:7.

2.      Вивекананда С. Христос-посланник // URL: http: // telosveta.narod.ru/ Library/ hristianstvo/poslan.htm. Дата обращения 07.05.2014.

3.      Рахматуллин Р. Ю. Отражение личности Иисуса Христа в зеркале истории // Вестник ВЭГУ. 2011. № 2. С. 98–104.

4.      Рахматуллин Р. Ю. Генетические источники мусульманского права // Научный вестник Омской академии МВД России. 2011. № 4. С. 43–47.

5.      Рахматуллин Р. Ю. Суфийская антропология // Исламоведение. 2013. № 1. С. 64–74.

6.      Рахматуллин Р. Ю. Личностный образец как фактор социализации // Вестник ВЭГУ. 2013. № 3. С. 114–121.

7.      Рахматуллин Р. Ю. Мусульманские правовые школы суннитского толка // Молодой ученый. 2013. № 8. С. 299–303.

8.      Рахматуллин Р. Ю. О метафизических основаниях внеисторического в праве // Молодой ученый. 2013. № 11. С. 549–552.

9.      Рахматуллин Р. Ю. Религия и наука: проблема взаимоотношения (на примере ислама) // Молодой ученый. 2014. № 4. С. 793–795.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle