Библиографическое описание:

Аюпова Д. И. Синтез Запада и Востока в «Западно-восточном диване» Гёте // Молодой ученый. — 2014. — №7. — С. 621-623.

В этом году празднуется 265-летие великого немецкого поэта Иоганна Вольфганга Гёте (1749–1832), который известен не только как поэт, но и как драматург и литературовед, историк и философ, художник и театровед, ученый и государственный деятель. По имеющимся сведениям, его литературное и научное наследие, изданное в Веймаре, составляет 143 тома. Гёте широко известен своими произведениями «Фауст», «Страдания юного Вертера», «Западно-восточный диван», «Римские элегии», «Торквато Тассо», «Годы учения Вильгельма Мейстера», «Ифигения», «К теории цвета», «Опыт о метаморфозе растений» и многими стихами. Он написал более трёх тысяч стихов. Его произведения переведены на многие языки мира. Среди этих произведений «Западно-Восточный диван» занимает особое место. Это произведение воплотило в себе литературные традиции Востока и Запада. Оно пронизано духом гуманизма, который воплощен в идее «Запад и Восток неотделимы» и является её доказательством.

«Западно-восточный диван» Гёте писал в течение пяти лет и закончил его к 1819 году. Произведение впервые было опубликовано 195 лет назад. Его публикация свидетельствовала о формировании в новое время интереснейшего явления мировой культуры вообще и литературы в частности — западно-восточного синтеза. В «Западно-восточном диване» Гете сумел органически соединить восточную и западную литературную культуру, высказал очень важную по тем временам мысль о ее общечеловеческом значении, не забывая при этом, что Восток и Запад все-таки совершенно разные культурно-исторические формации. И продемонстрировал все это через самое простое и сложное, общечеловечески понятное — любовь, внутренний мир человека, который был так важен для романтика. Однако Гете показал внутренний мир не отдельного человека, а целой культуры, еще раз возвещая этим общечеловеческую ценность восточной поэзии и культуры. Романтических героев в «Западно-восточном диване» много — каждый персонаж этой книги в известной мере является романтическим героем. Однако главным из них является сам Восток во всем своем многообразии и переменчивости, во всей своей таинственности и страстности, неповторимости, непонятности для западного человека.

Восточная поэзия сложна, она выработала богатейший иносказательный язык, в котором самые утонченные мистические понятия были выражены в образах плотского любовного вожделения. Гете, введя подобные образы в свой «Диван», заимствовал эту традицию у восточных поэтов, в частности, у Хафиза. Таджикистанский ученый-филолог М. С. Карахонов в своей диссертации, пишет: «Из жизнеописаний Гёте и исследований, посвященных «Западно-восточному дивану», следует, что поэт всю свою жизнь питал особую привязанность и любовь к культуре и литературе Востока. Чтение и изучение священного Корана (в немецком переводе), сказок «Тысяча и одна ночь», путевых дневников европейских путешественников усилили его интерес, прежде всего, к персидской поэзии. Однако первым и основным проводником Гете в познании Востока, согласно мнению большинства исследователей, был Диван Хафиза» [2].

По мнению А.Саидова, «Гёте, хотя жил и творил в Германии, духовно является поэтом Востока. Смысл и содержание его произведений, чувства отличаются присущими для восточного человека особенностями…По его выражению, все семь звёзд мировой поэзии — это поэты Востока. Среди этих семи звёзд восточного мира выделяя Саади, Хафиза и Навои, Гёте говорит, что не достоин даже их тени» [4]. Его уважение проявляется и в обращении к Хафизу в стихотворении «Вторение»:

Пускай я весь — твое лишь отражение,

В твой ритм и строй хочу всецело влиться,

Постигнуть суть и дать ей выражение,

А звуки — ни один не повторится,

Иль суть иную даст их сопряжение,

Как у тебя, кем сам Аллах гордится.

Как считает А.Саидов, суфийские взгляды, присущие средневековой поэзии Востока, объединяют все части «Западно-восточного дивана». Они пронизаны суфийской идеей «Умри и возродись!». Суфизм, в первую очередь, наука о воспитании общества, знание, опирающееся на равенство, свободомыслие, справедливость. Суфизм возник в объятиях ислама, и в то же время, внёс в философию ислама новый смысл, новое содержание, как бы демократизировал его [4]. В отдельном стихотворении, в котором используются образы мотылька и свечи из «Бустана» Саади, Гете объясняет, в чем благость поэта. Это стихотворение «Блаженное томление» — одно из лучших в «Диване». В нем после изображения гибели мотылька Гете произносит:”Stirb und Werde!” — “Умри — и возродись!”..Вечное обновление, круговорот жизни и смерти.

Каково же содержание произведения? В первой книге “Дивана” — “ Моганни-наме” — “Книге певца” — указаны четыре стихии, питающие поэтическое вдохновение. Это Любовь, Ненависть, Вино и Меч. Каждая из стихий представлена в соответствующей книге: Любовь — “Эшк-наме” — “Книга любви”, “Зулейка-наме” — “Книга Зулейки”; Ненависть — “Рендж-наме” — “Книга недовольства”; Вино — “Саки-наме” — “Книга кравчего”; Меч — “Тимур-наме” — “Книга Тимура”. И все остальные книги “Дивана” — “Моганни-наме”, ”Хафиз-наме”, “Тефкир-наме” — “Книга размышлений”, “ Масаль-наме” — “Книга притчей”, ”Хикмет-наме” — “Книга изречений”, “Парси-наме”- “Книга Парса”, “Хулд-наме” — “Книга Рая” — проникнуты поэзией,порожденной четырьмя стихиями, и являются внушением непрестанного, повседневного служения поэта Идеалу.

«Книга Зулейки» — произведение интимнейшей лирики. Любовь, страсть в о всех ее нежнейших и самых тончайших проявлениях — чувство общечеловеческое, здесь растворяются Запад и Восток. Тут Гете говорит об общечеловеческом значении культуры, будь то культура западная или восточная. Центральные герои — Хатем и Зулейка, весьма вольное толкование традиционных восточных героев. Две арабские традиции любовной газели — омаритскую с лейтмотивом «любовь — наслаждение» и азраитскую, по названию племени азров, которые, по выражению Гейне, «полюбив, умирали», с лейтмотивом «любовь — страдание» объединил и преодолел Хафиз в своем творчестве; в его газели любовь — высшее наслаждение, самозабвенное, всепоглощающее чувство, переходящее в философское восприятие мира. Именно эту традицию Хафиза развил по-своему Гете в «Книге Зулейки», и это делает ее еще одной из форм западно-восточного синтеза [3].

На Востоке поэт ищет истоки гуманистической идеи, доводившей почитание человека до его обожествления и универсализировавшей человеческую любовь в хафизовском смысле слова, определяя ее как основу мира и жизни. В синтезе Гете гуманистические, художественные и нравственные категории, связанные с реальной историей и обозначенные соответственно как «Восток«и «Запад», не просто сосуществуют, они органически слиты в единый литературно-художественный, культурный сплав.

Таким образом, в «Западно-восточном диване» Гете сумел органически соединить восточную и западную литературную культуру, высказал очень важную по тем временам мысль о ее общечеловеческом значении, не забывая при этом, что Восток и Запад все-таки совершенно разные культурно-исторические формации. Гете показал внутренний мир не отдельного человека, а целой культуры, еще раз возвещая этим общечеловеческую ценность восточной поэзии и культуры.

Романтических героев в Западно-Восточном Диване много — каждый персонаж этой книги в известной мере является романтическим героем. Однако главным из них является сам Восток во всем своем многообразии и переменчивости, во всей своей таинственности и страстности, неповторимости, непонятности для западного человека.

В “Диване” Гете сумел органически слить воедино передовые идеи Запада своего времени и “седого” Востока, сплавить формальные художественные особенности восточной и западной поэтики и создать глубоко гуманистический западно-восточный синтез. Гёте утверждает:

Orient und Occident

Sind nicht mehr zu trennen.

Восток и Запад уж более неразделимы.

В Коране сказано: «Богу принадлежит и Восток, Богу принадлежит и Запад». Это излюбленное выражение Гете как нельзя лучше определяет общечеловеческую суть его поэтического шедевра «Западно-восточный диван», в котором во всем блеске таланта великого мастера соединились достижения двух культур — восточной и западной.

Гёте умер 22 марта 1832 года. Говорят, что перед самой смертью он безостановочно «рисовал» на своей груди своей рукой букву «W». Лео Кеттер объясняет это тем, что якобы Гёте «рисовал» первую букву своего имени Вольфганг. Однако в исламском мире имеется и другая трактовка этой загадки. По этой версии выходит, что Гёте, долгое время изучавший арабское письмо, буквы, которыми написан Коран, и очень хорошо писал слово «Аллах». Поэтому вполне может быть, что он писал не первую букву своего имени, а имя «Аллах». Если даже не будет первой буквы «алиф», всё равно смысл не изменится — вместо «Аллах» получится «Лиллах», а его написание похоже на немецкую букву W. И вот возникает новый вопрос, над которым следует подумать ученым: «А не был ли Гёте мусульманином?».

В заключение хочется сказать, вот уже более двух веков творчество и научное наследие Гёте привлекает внимание учёных различных направлений и разного возраста. Художники, скульпторы, композиторы, правоведы, биологи открывают всё новые грани сего творчества и многогранной деятельности. А написанный более двух веков назад «Диван» до сих пор созвучен с идеями гуманизма, так как в нём воспеваются и выдвигаются идеи сближения народов, мирного сосуществования, решения проблем не с помощью оружия, а с помощью просвещенности, справедливости и разума.

Литература:

1.                 Гёте И. В. Западно-восточный диван (Сер. Литературные памятники). Пер. В. В. Левик. — М.:Наука, 1988. — С.26.

2.                 Карахонов М. С. «Западно-восточный диван» Гёте и современная таджикская литература. Автореф. дисс. на соиск. уч.ст. канд.филол.наук. — Душанбе, 2012. 24 с.

3.                 Брагинский И. С. Западно-восточный синтез в Диване Гете и классическая поэзия. — Москва, 1963.

4.                 Саидов А. Шарққа ҳижрат эрур вожиб...” // «Ўзбекистон адабиёти ва санъати» газетаси. 2009 йил 31-сони

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle