Библиографическое описание:

Никитская Е. Ф. Системный подход к формированию и развитию инновационного потенциала // Молодой ученый. — 2014. — №6.2. — С. 25-28.

Переход России на инновационный путь развития является на сегодняшний день ключевой задачей государственной экономической политики. В эпоху глобализации мировой экономики и сложившейся расстановки сил в области технологий основа успешного развития страны, региона, отрасли состоит в постоянном инновационном обновлении, направленном на достижение максимальной производительности и конкурентоспособности. Инновации становятся обязательным условием и основным двигателем развития всех секторов промышленности и сферы услуг. По существующим оценкам, в развитых странах от 50% до 90% роста ВВП определяется инновациями и технологическим прогрессом. Очевидно, инновационные процессы приведут к глобальной трансформации и кардинальным изменением в мире.

Инновационный потенциал в широком смысле можно рассматривать как совокупность необходимых и достаточных условий (предпосылок), обеспечивающих в будущем возможность перехода экономики на более высокий технологический уровень в национальном масштабе. Не исключая уже выработанные представления о сущности инновационного потенциала, выделим следующие его характерные черты [6, С.48—49]:

·        ориентированность на средне- и долгосрочный периоды;

·        косвенное влияние на текущее состояние инновационного развития;

·        вероятностный характер воплощения в инновационные результаты и сопряженные с этим высокие риски;

·        высокая капиталоемкость и масштабность.

Для построения структурной модели инновационного процесса обратимся к системному подходу, рамках которого инновационный потенциал и инновационные результаты наполнятся несколько иным содержанием. Согласно эпистемологическому принципу относительности понятийного центра в пространстве понятий, предложенному Н.М. Солодухо, значимость понятий, входящих в определенный общенаучный подход к познанию, меняется в соответствии с выбранным познавательным подходом [9]. Лешкевич Т. указывает, что «эпистемология (от греч. episteme — «знание» и logos — «учение») интерпретируется как знание оснований эмпирически наблюдаемого. Поэтому эпистемологию интересуют не все познавательные проблемы; в отличие от гносеологии, нацеленной на изучение познавательного процесса в целом — эпистемология устремлена к выявлению оснований знаний о реальности и условий истинности» [4].

Системный подход дополняет другие теории, акцентирует внимание на мотивах инновационной активности и инновационной деятельности отдельного предприятия [7, С.11]. Фундаментальным понятием современного системного анализа является понятие «сложная система», которую часто относят к таковой в случаях, когда ее нельзя описать математически, либо когда в системе имеется большое количество элементов, неизвестным образом связанных с друг другом, либо когда неизвестна природа явлений, проистекающих в системе [8, С. 178—180]. Ключевой позицией в системном подходе является открытость социально-экономических систем, то есть наличие связей с внешней средой, что является важнейшей предпосылкой устойчивости. Именно на это указывает Дж.Ходжсон, отмечая, что замкнутая система достигает устойчивого состояния, так как у нее по определению отсутствуют связи с внешней средой и она не испытывает ее влияние. По Дж.Ходжсону, достижение открытой системой устойчивого состояния зависит от того, изменчива или статична внешняя среда, окружающая систему [10, С.47—48]. Дж.Ходжсон подчеркивает, что в рамках неоклассической теории выдвинута точка зрения на экономику «как на открытую относительно природного мира систему, которая охватывает как вкусы, так и технологию» [10, С.49].

А. А. Акимов, Г. С. Гамидов сформулировали пять системных свойств, которыми должен обладать объект, чтобы называться системой. К ним относятся:

·        целостность, означающая, что система рассматривается как единое целое, состоящее из взаимодействующих частей, равнозначных и совместимых;

·        наличие существенных связей между элементами, превосходящих по силе связи элементов, входящих в систему с элементами в нее входящими;

·        функциональность, характеризуемая тем, что всякая система может служить средой существования другой системы, обслуживает системы более высокого порядка, служит средством для создания более совершенной системы;

·        наличие организованности и устойчивости, характеризующихся наличием определенной организации, обеспечивающей снижение энтропии (меры неопределенности) системы;

·        наличие интегративных качеств, представляющих собой такие качества, которые присущи системе в целом, но не свойственны ни одному из ее элементов.

Авторы указывают, что «любой элемент, который обладает всеми пятью приведенными свойствами, относится к сложной системе» [8, С.178-180].

Системный анализ целесообразно использовать для изучения инновационной сферы, сопряженной со слабо формализуемыми проблемами, взаимосвязи элементов которых имеют нечеткую структуру и в значительной степени подверженной воздействию факторов неопределенности. Гносеологической основой системного подхода, выступающего в качестве универсального методического принципа, является общая теория систем, разработанная австралийским ученым Людвигом фон Берталанфи, предназначенная для поиска структурного сходства законов, установленных в различных дисциплинах.

Применительно к экономике системный подход в наиболее общем виде реализуется по схеме: ВХОД → ПРЕОБРАЗОВАНИЕ → ВЫХОД. В соответствии с данным подходом, любая экономическая система в рыночной среде является открытой, может быть представлена в виде взаимосвязи трёх процессов, связывающих между собой затраты на факторы производства с результатами экономической деятельности, что применимо к любому уровню экономики [5, С.54].

Систему «вход—выход», первоначально разработанную для микроэкономического уровня, Алан Портер с группой специалистов из Технологического института штата Джорджия, США, распространил на макроэкономический уровень. Для этой цели экономика каждой страны рассматривалась как «черный ящик» со своими входами и выходами. На входе предусматривались национальная ориентация на достижение технологической конкурентоспособности, производственный потенциал, социально-экономическая и технологическая инфраструктура; на выходе — технологическое состояние производства и экспортоспособность технологий [2, С.143]. На наш взгляд, для придания указанной выше модели прикладного характера, следует наполнить «черный ящик» конкретным содержанием. Для изучения инновационного процесса как разновидности экономической деятельности в рамках системного подхода важно точно определить содержание системных объектов. В наиболее общем виде соотношение системных объектов и элементов инновационного процесса осуществляется по схемам:

1. Инновационный процесс на микроэкономическом уровне: Инновационный потенциал →Инновационная деятельность → Инновационный продукт.

2. Инновационный процесс на макроэкономическом уровне: Инновационный потенциал - Инновационный механизм – Инновационное развитие экономики.

Вход, выход и внешняя среда являются внешним окружением системы. В общем случае к входным параметрам системы относят материальные, финансовые, энергетические, информационные и когнитивные (научные знания) потоки. Выходные параметры представляют собой результаты преобразования в системе, то есть новые процессы, продукты, услуги, прибыль, новые знания работников, рост производства, освоение новых сегментов и новых рынков, социальную ответственность и удовлетворенность работников» [3, С.267].

К инновационным результатам коммерческой организации можно отнести объем инновационной продукции в натуральном и стоимостном измерении, долю инновационной продукции в общем объеме производства, эффективность инновационного производства, выраженного общими и частными показателями рентабельности. С позиций маркетинга отправной точкой для оценки являются параметры «выхода», т.е. товары, работы и услуги с определенными показателями конкурентоспособности и направленностью на целевых потребителей. На основе параметров «выхода» определяются параметры «входа», под которыми в узком смысле можно понимать потребность в экономических ресурсах — материальных, финансовых, трудовых, информационных. Параметры «процесса» характеризуется уровнем техники, технологии, используемых в хозяйственной деятельности и, что не менее важно, особенностями организации производства, труда и управления. Питер Друкер высказал суждение, которое можно соотнести с инновационным потенциалом: «В равной степени, все, что увеличивает потенциал отдачи от уже существующих ресурсов, представляет собой инновации» [1, С.56].

При определении системных объектов на макроэкономическом уровне необходимо учитывать, что в сложившихся условиях активизация инновационных процессов в России возможна за счет регулирующих воздействий со стороны государства, главной целью которых является расширение присутствия в реальном секторе экономики инновационного производства. Поэтому в качестве системного объекта «преобразование» предложены инновационные механизмы, к которым следует относить национальную инновационную систему. В качестве «выхода» рассматривается инновационное развитие экономики, определяемое долей инновационной продукции в показателях общего объема производства на национальном, региональном и отраслевом уровнях.

Необходимость четкого и, по возможности, однозначного определения инновационного потенциала диктуется общими требованиями применения системного подхода, которые сводятся, во-первых, к установление границ объекта, подлежащего оценке, отличающих его от других объектов, во-вторых, к определение системы критериев, на основе которых можно оценить характеристики и условия функционирования объекта. Идентификация инновационного потенциала с состоянием «входа» позволяет решить методологическую проблему оценки эффективности инновационной деятельности на всех уровнях экономики путем соизмерения затрат экономических ресурсов, предпринимаемых на «входе» с результатами, получаемыми на «выходе». Следует учитывать, что инновационный потенциал, рассматриваемый изолированно, может и не обладать свойствами системности.

Литература:

1.             Друкер П. Бизнес и инновации / Питер Ф. Друкер; Пер. с англ. — М.: ООО «И.Д. Вильямс», 2007. — 432 с.

2.      Инновационный потенциал региональной экономики в системе экономических циклов: Монография / Е. Н. Валиева и др.; науч. ред. А.П. Жабин. — Самара: Изд-во Самарского гос. экономического ун-та, 2010. — 364 с.

3.      Кокурин Д.И. Инновационная экономика (управленческий и маркетинговый аспекты): монография / Д. И. Кокурин и др. — М.: Экономика, 2011 — 532 с.

4.             Лешкевич Т. Философия науки: традиции и новации [Электронный ресурс] /Т. Лешкевич. — Режим доступа: http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Philos/leshk/01.php.

5.      Никитская Е.Ф. Методологические аспекты исследования инновационного потенциала в рыночной системе / Е.Ф. Никитская // Интеграл. Научно-практический межотраслевой журнал. – 2011. – № 2(64). – С. 54–59.

6.      Никитская Е.Ф. Инновационный потенциал как основа устойчивого экономического роста / Е.Ф. Никитская // Интеграл. Научно-практический межотраслевой журнал. – 2012. – № 3(65). – С. 48–50.

7.             Руководство Осло. Рекомендации по сбору и анализу данных по инновациям. Совместная публикация ОЭСР и Евростата. Пер. с англ., изд. 3-е испр. — М., 2010. — 106 с.

8.             Системологические основы инноватики: Монография / А.А. Акимов, Г.С. Гамидов, В.Г. Колосов; Под ред. Г.С. Гамидова. — СПб.: Политехника, 2002. — 596 с.

9.             Солодухо Н.М. Методология ситуационного подхода в научном анализе [Электронный ресурс] / Н.М. Солодухо // Фундаментальные исследования. 2005. — № 8. — С. 85—87. — Режим доступа: www.rae.ru/fs/?section=content&op=show_article&arti cle_id=7780455.

10.          Ходжсон Д. Экономическая теория и институты: Манифест современной институциональной экономической теории / Д. Ходжсон ; Пер. с англ. М.Я. Каждана. — М.: Дело, 2003. — 464 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle