Библиографическое описание:

Ознобихина Т. А., Кононов Е. Д. Личность Н. А. Ключникова в истории // Молодой ученый. — 2014. — №6. — С. 611-614.

В современных исторических исследованиях всё больше внимания уделяется проблемам человека в истории, его внутреннему миру, восприятию исторических событий.

Целью данной работы было показать жизненный путь полицмейстера Никиты Анисимовича Ключникова, человека, который посвятил свою жизнь борьбе с уголовной преступностью и делу охраны общественного порядка. Такая личность интересна как действующее лицо в исторической драме. Её можно оценить по степени и характеру влияния на локальный исторический процесс. На первый план выступает общественная деятельность героя. Из текста, конечно, можно получить некоторые сведения, но они носят заведомо фрагментарный характер.

В круг исследования вводится комплекс источников, в котором отображены мысли, настроения, общественное сознание людей определенной исторической эпохи, их оценки. Особенностью данной работы является то, что она основана практически только на использовании архивных материалов, хранящихся в Государственном архиве Свердловской области (ГАСО). В литературе полицмейстер Ключников встречается редко, мимоходом, вскользь и только в связи с февральскими событиями 1917 г.

Поиск сведений о Н. А. Ключникове проводила его правнучка Ирина Белявская. Ей не известно было, как закончил свои дни ее предок. Поэтому она обратилась к нам. С целью восстановления в памяти сведений о деятельности этого человека мы передали его правнучке материалы о жизни и деятельности ее известного полицмейстера Екатеринбурга начала ХХ в.

Никита Анисимович родился в семье крепостного крестьянина в 1861 г. Рано остался без матери. В возрасте 7 лет у него трагически погиб отец, который был ограблен и убит преступниками в дороге. По словам героя именно тогда, когда к воротам дома лошадь привезла на телеге тело убитого отца, у него и возникло желание служить в полиции и посвятить свою жизнь борьбе с преступностью.

Ключников получил заводское образование, окончил приходскую школу. Оставшись рано сиротой, скитался он грязный и вшивый, зимой и летом одетый в один полушубок, по волостным правлениям в поисках заработка. Перебирается в г. Уфу, где после долгих поисков в 1884 г. получил должность письмоводителя. В 1886 г. он был зачислен в штат канцелярии Уфимского генерал-губернатора исполняющим обязанности регистратора. За добросовестную службу обращает на себя внимание губернатора и получает от него благодарность первую медаль «За усердие». В1890 г. становится регистратором губернаторской канцелярии. Ключников в этом же году поступает на службу в полицию и назначается на должность исполняющего обязанности станового пристава 2-го стана Златоустовского уезда. В течение семи лет он числился исполняющим обязанности. В 1895–1896 гг. получает благодарности губернатора за взыскание казенных земских сборов (охрана порядка и раскрытие преступлений особого внимания губернатора не удостаивались). Заслуги в этой сфере у Ключникова были, т. к. в 1897 г., исполняя обязанности станового пристава, высочайшим указом получает первый гражданский чин — коллежского регистратора, орден Св. Станислава 3-й степени и утверждается в должности станового пристава. В следующем году он отличился и был премирован за розыск и поимку опасного преступника. Еще через год Ключников был отмечен на высочайшем уровне, когда при ликвидации голода в стране, на станции Долматово обеспечивал бесперебойный проезд эшелонов с хлебом для голодающего населения и тогда же получает повышение — назначается на должность исполняющего обязанности Златоустовского уездного исправника с производством в чин губернского секретаря. В 1901 г. за заслуги был награжден «За особые отличия» орденом Св. Станислава 2-й степени и в 1903 г. утвержден в должности Златоустовского уездного исправника. Повышению он был не рад, так как раньше, если по долгу службы, он был подальше от начальства и был самостоятелен в работе, то теперь постоянно находился под пристальным вниманием гражданских высоких чинов, которые учили его полицейской работе и вмешивались в его повседневную деятельность. Его тяготило, что вместо борьбы с преступностью вынужден был по поручению городской и губернаторской администрации заниматься административными делами. Тем не менее в 1904 он удостаивается императорской похвалы «За образцовый порядок при посещении города императором». Вскоре он «для пользы службы» переведен на равноценную должность уездного исправника в г. Верхотурье. В августе 1906 г. он назначается Екатеринбургским уездным исправником [1].

За отличия в службе на должности Екатеринбургского исправника Ключников в 1907 г. получает орден Св. Анны 2 ст. и производится в титулярные советники (капитаны). В 1909 г. его производят в надворные советники, что по табелю о рангах соответствует подполковнику.

В 1911 г., проводя расследование, Ключников раскрывает убийство американского инженера Эмринга — управителя Кыштымского завода, который в сентябре этого же года был убит выстрелом из ружья в своей квартире. За раскрытие этого имеющего международное значение преступления Ключников в 1912 г. помимо денежной премии получает и орден Св. Владимира 4 степени.

В период I мировой войны на Урал потянулись эшелоны с беженцами и эвакуированными из западных областей империи, занятых немцами. Немало таких людей «осело» в Екатеринбурге. В городе резко повысился уровень преступности. В связи с этим в 1916 г. Департаментом полиции было принято решение о создании Екатеринбургского временного сыскного отделения из чинов эвакуированного Варшавского сыскного отделения [2]. Екатеринбургский полицмейстер Ключников вышел из чинов наружной полиции и с изрядным скептицизмом относился к возможностям сыска. Он был убежден, что главная фигура в полиции — это квартальный. Поэтому предложение помощника начальника Варшавской полиции Сушинского о создании в Екатеринбурге сыскного отделения встретил без особого энтузиазма. Но при этом осознавал, признавал, что «борьба преступлениями для чинов наружной полиции, обремененных другими обязанностями, стала непосильна» [3].

Осенью 1916 г. полицмейстер Ключников докладывал в Городскую управу, что за три месяца деятельности временного сыскного отделения «все большие кражи и другие важные преступления раскрыты, много профессиональных преступников задержано и заключено в тюрьму, благодаря чему число крупных преступлений резко сократилось» [4].

В 1917 г. Н. А. Ключников оказался на скамье подсудимых. Представители власти судила его как символ и олицетворение свергнутого царского режима, опорой которого, по мнению новой — демократической власти, являлась царская полиция. Он проделал за 30 лет безупречной службы путь от письмоводителя до полицмейстера.

Поводом для ареста полицмейстера и предъявления обвинения Ключникова стал факт уничтожения им в первые дни Февральской революции в части документов полицейской части, имевших оперативную информацию. Именно это, как считали обвинители, явилось тяжким преступлением против народа. На суде помимо уничтожения документов, ретивый обвинитель заявил, что полицмейстер виновен уже в том, что на протяжении долгих лет служил антинародному кровавому царскому режиму и на этом посту безжалостно подавлял народные антиправительственные выступления. Для обвинителей Ключников находился по ту сторону баррикад, и, стало быть, был «душителем свободы» и непременно подавлял выступления масс против царизма. Правда, в это время в 1905 г. младший сын пристава сам увлекся политикой, участвовал в работе какого — то революционного кружка и был арестован. Отцу пришлось ходатайствовать о его освобождении под свое поручительство. Сын даже получил офицерский чин и был направлен служить в Сибирь, где через несколько лет по неизвестным причинам покончил с собой. Его старший сын — боевой офицер — участник русско–японской войны, уцелев на сопках Манчжурии, был застрелен революционером на улице Екатеринбурга. Как оказалось, убит по ошибке — его перепутали с другим офицером, жестоко разогнавшим демонстрацию. Во время революционных «беспорядков» 1905 г., Ключников не занимался подавлением революционных народных выступлений, а проводил борьбу с уголовными преступлениями [5].

На судебном заседании Н. А. Ключникову пришлось доказывать обвинителям, что разгон демонстраций и преследование «политических» — это было прерогативой жандармерии, а полиция при демонстрациях следила лишь за соблюдением общественного порядка. Хотя отметим, по указанию товарища министра внутренних дел с 1916 г. полиции вменялась охрана общественного порядка, которая включала в себя борьбу с революционно настроенными лицами и проведение дознаний. Если полагаться на архивные источники, то Ключников на протяжении всей своей службы проводил розыск исключительно уголовных преступников и к политике никогда отношения не имел. А папки с оперативными документами, которые он сжег, и так, подлежали уничтожению и никаких фамилий осведомителей не содержали.

Ключников сумел убедить присяжных в том, что уничтоженные им папки никакой ценности для новой власти не представляли. Он также решительно отверг обвинения в свой адрес в том, что участвовал в подавлении рабочего движения в 1905 и 1917 гг., а под его руководством разгонялись демонстрации.

Полицмейстер, впрочем, своей прошлой многолетней службой гордился. Он заявлял в речи на суде, что на своем посту служил не царскому режиму, а честно стоял на страже закона и охраны общественного порядка и по мере своих сил боролся с преступностью, защищая тот самый народ, в притеснениях и гонениях на который его сейчас пытаются обвинить [6]. В последнем слове на суде он заявлял, что даже по своему происхождению к свергнутому режиму отношения не имеет. Действительно, происхождение у «подсудимого» для начавшегося смутного времени было самое подходящее — вышел родом из народа.

Никита Анисимович был оправдан. Оправдания ему было мало. Ключников просил использовать его опыт и знания на службе в Народной милиции, сказав на суде в своей речи: «Я всей душой, всеми помыслами готов содействовать тому, что бы жизнь народа на новых началах… внедрялась тихо, мирно, без насилия и беспорядков, в полном единении всех граждан!» [7]. Благородных помыслов его не оценили. «Бывший» полицмейстер, «чуждый новой власти элемент», не был принят в Народную милицию. С конца февраля 1917 г. по всей стране ликвидируется полиция, а на ее месте новая демократическая власть с марта начинает формировать новый орган охраны правопорядка — Народную милицию [8].

На этом моменте дальнейшая судьба А. Н. Ключникова остается не известной. В материалах ГАСО сведений о нем не содержится. Однако по данным литературы удалось установить, что спустя год после суда А. Н. Ключникова приняли в Народную милицию Колчака.

Летом 1918 г. после занятия Урала белыми была восстановлена Народная милиция. Правительство Директории, а затем правительство Колчака приветствовало возвращение в органы внутренних дел «старых» специалистов. Опыт Н. А. Ключникова в деле борьбы с преступностью и охраны общественного порядка оказался вновь востребованным.

В работе историка С. П. Звягина «Правоохранительная деятельность Колчака» Н. А. Ключников, бывший Екатеринбургский полицмейстер, упоминается дважды. Один раз как начальник милиции Перми в марте 1919 г. А второй раз — как начальник милиции г. Шадринска. Так, что мы смеем предположить, что бывший Екатеринбургский полицмейстер в 1918 г. был назначен начальником Народной милиции г. Перми. После оставления в 1919 г. Перми белыми он непродолжительное время возглавлял Народную милицию г. Шадринска. Сведений о его деятельности на этих постах пока не располагаем. Неизвестно так же и как сложилась его судьба после оставления белыми Урала. При отступлении в 1919 г. на Восток архивы, в том числе и архивы милиции, белые вывезли с собой [9].

Неизвестной его судьба осталась и для членов его семьи. В письме правнучки полицмейстера — Ирины Белявской [Проживает в г. Санкт-Петербурге, ученый — химик], говорилось, что члены его семьи — жена, 11 детей, двое из которых погибли — проживали после Гражданской войны в г. Чите, куда их «занесло» при отступлении на Восток армии Колчака. Из переписки с Ириной Белявской узнали, что внукам и правнукам было только известно, что их предок был начальником полиции Екатеринбурга и, якобы, погиб, когда белая армия отступала на Восток. Но и они не располагают сведениями о времени и месте кончины Н. А. Ключникова.

Таким образом, на основе архивного материала и уникальной переписки нам удалось просмотреть жизненный путь Никиты Анисимовича Ключникова — последнего Екатеринбургского полицмейстера, единственного начальника Колчаковской народной милиции в г. Перми и г. Шадринске.

История Н. А. Ключникова показал, что можно по-разному оценивать действия сотрудников внутренних дел в период революционных событий начала ХХ в., но ни в коей мере недопустимо выставлять их этакими «душителями свободы». Ведь только жандармы занимались подавлением рабочих выступлений, полиция — охраной общественного порядка. Полицмейстер был руководителем полицейского ведомства в городе и имел авторитет среди обывателей. Он в разных обстоятельствах оставался верным присяге, и честно выполнили свой долг.

Литература:

1.          ГАСО Ф.11. Оп. 10. Д. 14. Л. 4–6

2.          Логинов О. История российской полиции. Ч. 1. Глава III. История уральской полиции // URL: http://all-crime.ru/].

3.          ГАСО. Ф. 181.Оп. 1. Д.2. Л. 124–124 об.

4.          ГАСО. Ф.181. Оп.1. Д.2. Л. 41

5.          ГАСО Ф.11. Оп. 10. д. 14. Л. 7

6.          ГАСО Ф.11. Оп. 10. Д. 14. Л.4

7.          ГАСО Ф.11. Оп. 10. Д. 14

8.          ГАСО. Ф. р. 1573. Оп. 1. Д. 26. Л. 8

9.          9ГАСО. Ф. 181. Оп. 1. Д.7. Л.9

10.      Звягин С. П. Правоохранительная политика Колчака. Ч. 2. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2001.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle