Библиографическое описание:

Рудых В. В. Инкорпорация норм международного права о медиации в УПК РФ в целях защиты законных интересов гражданского истца // Молодой ученый. — 2014. — №6. — С. 571-572.

Среди ученых неоднократно велись дискуссии, особое внимание в которых уделялось такому понятию, как медиация в уголовном судопроизводстве. Как определяет большинство словарей русского языка начала ХХ века, термин медиация (в пер. с лат. medius, средний) обозначал нечто иное как: посредничество [1], ходатайство, этим именем в дипломатии называется действие одной державы, клонящееся к устранению несогласий между двумя другими государствами [2].

В настоящее время понятие медиации и восстановительных технологий в уголовном судопроизводстве получили регламентацию в ряде международных правовых актов, таких как: Рекомендация № R (99) 19 Комитета министров государствам — членам Совета Европы, посвященная медиации в уголовных делах, принята Комитетом министров 15 сентября 1999 года на 679-й встрече представителей Комитета (далее — Рекомендация № R (99) 19), Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью, принята резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи от 29 ноября 1985 г., Основные принципы применения программ реституционного правосудия в вопросах уголовного правосудия, утвержденные Резолюцией Экономического и Социального Совета ООН 2002/12 от 24 июля 2002 г., и др., крайне негативно то, что по состоянию на 2014 год данные международные акты не ратифицированы Российской Федерацией.

Проблемам медиации и посредничества посвящены научные статьи, диссертации, например, таких авторов, как: А. А. Арутюнян, Н. Н. Апостолова, А. А. Брыжинский, И. Н. Галушиной, Е. В. Попаденко, С. А. Спиридонова [3] и др.

На развитие идей о внедрении медиации в уголовное судопроизводство РФ главенствующую роль оказало принятие Комитетом Министров Совета Европы Рекомендации № R (99) 19, на которую ссылаются авторы научных работ и практикующие медиаторы при рассмотрении вопросов о возможности применения процедур медиации в российском уголовном судопроизводстве.

Согласно п. 4 пояснительной записки к Рекомендации № R (99) 19 программы переговоров о компенсации существуют единственно для того, чтобы определить размер материальной или иной возможной компенсации причиненного вреда, которую должен будет выплатить правонарушитель пострадавшему на основании решения суда. В действующем законодательстве с вышеприведенным положением можно сопоставить процедуры, существующие в гражданском процессуальном законодательстве, например, такие как, заключение медиативного соглашения, заключение мирового соглашения.

Такие программы переговоров о компенсации согласно пояснительной записке к Рекомендации № R (99) 19 иногда включают в себя организуемую медиатором встречу сторон, но посредники чаще предпочитают относительно простые и краткие собеседования с каждой стороной в отдельности. В рамках программ переговоров о компенсации не ставится цель примирить стороны, но лишь оговариваются условия выплаты материального возмещения. Порой переговоры дополняются программами трудоустройства правонарушителя, чтобы он мог заработать деньги, предназначенные для компенсации причиненного им вреда.

В этой связи трудно не согласиться с мнением Л. М. Карнозовой, полагающей, что уголовное правосудие, основанное на идеях и практиках переговоров и примирения, описывается разными терминами — «восстановительное правосудие», «общинное правосудие», «реституционное правосудие» (в документах ООН), но практически везде речь идет об использовании медиации как механизма урегулирования конфликтов (либо других форм, приближенных к местным обычаям; ядром их в любом случае оказываются диалог, уполномочивание сторон в разрешении конфликта, достижение соглашения). Использование медиации в реагировании на уголовные преступления становится важнейшим пунктом в политике пересмотра традиционных стратегий [4, c. 4].

Посредством применения метода правового моделирования можно предположить о существовании такой ситуации, в которой у подсудимого, причинившего материальный ущерб гражданскому истцу нет в наличии необходимого количества материальных благ для заглаживания причиненного ущерба, при таких обстоятельствах, действительно наиболее эффективными могут быть переговоры и альтернативные способы возмещения причиненного преступлением ущерба. При этом ущерб уже причинен и не заглажен, таким образом, сложившийся дисбаланс между положением подсудимого и гражданского истца очевиден, следовательно, подлежит незамедлительному решению законодателем посредством инкорпорации норм международного права.

В соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции РФ международные договоры являются составной частью правовой системы Российской Федерации. Указанной статьей Конституции РФ установлен приоритет действия международных договоров, заключенных Российской Федерацией, перед российским законодательством. В связи с этим необходимо признать, что отсутствие правового регулирования на национальном уровне не лишает суд возможности действовать в соответствии с нормами международного права, имеющими обязательную силу для Российской Федерации [5, c. 137–138].

Использование примирительных процедур в целях защиты прав и законных интересов гражданского истца в уголовном судопроизводстве позволит реализовать основную цель, которой руководствовался законодатель при закреплении правового статуса гражданского истца в действующем УПК РФ, а именно — восстановление имущественного положения, существовавшего до совершения преступления. Медиация в уголовном судопроизводстве при разрешении гражданских исков требует незамедлительной регламентации нормами УПК РФ в целях эффективной защиты гражданскими истцами своих законных интересов.

Таким образом, анализируя нормы международного права, прихожу к выводу о том, что в настоящее время не только возросла потребность во внедрении элементов медиации в уголовное судопроизводство, посредством включения норм Рекомендации № R (99) 19 в УПК РФ, поэтапного введения медиации в институт гражданского иска.

Литература:

1.                  Михельсон А. Д. Объяснение 25000 иностранных слов, вошедших в употребление в русский язык, с означением их корней. 1865 // URL: http://www.inslov.ru/html-komlev/m/mediaci8.html (дата обращения: 21.03.2014).

2.                  Павленков Ф. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. 1907 // URL: http://www.inslov.ru/html-komlev/m/mediaci8.html (дата обращения: 21.03.2014).

3.                  Cм.: Арутюнян А. А. Медиация в уголовном процессе: Автореф. дисс.... канд. юрид. наук. М. — 2012; Апостолова Н. Н. Целесообразность (дискреционность) в российском уголовном судопроизводстве: Автореф. дисс.... докт. юрид. наук. — М. — 2010; Брыжинский А. А. Альтернативное разрешение правовых споров и конфликтов в России: Дис.... канд. юрид. наук. — Саранск. — 2005; Галушина И. Н. Посредничество как гражданско-правовая категория: Дис.... канд. юрид. наук. Пермь. –2006; Попаденко Е. В. Альтернативные средства разрешения уголовно-правовых конфликтов в российской и зарубежном праве: Автореф. дисс.... канд. юрид. наук. Краснодар. — 2008; Спиридонов С. А. Посредничество как комплексный институт гражданского права РФ: Дис.... канд. юрид. наук. М. — 2007.

4.                  Восстановительная медиация в России: правовое обеспечение и стратегия развития. — М.: МОО Центр «Судебно-правовая реформа». — 2013.

5.                  Коновалова И. А. Соблюдение международных норм и действие российского уголовного процессуального законодательства в отношении несовершеннолетних // Новый юридический журнал. — 2013. — № 1.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle