Библиографическое описание:

Стульникова Э. Ф. Характер развития Культурной революции и изменение социально-политической обстановки в КНР // Молодой ученый. — 2014. — №6. — С. 617-619.

Хотя 11 лет Культурной революции обычно определяется как целостный период, лучше ее рассматривать как состоящую из двух частей. Движение началось с неожиданного и сильного взрыва радикализма Красных охранников или хунвейбинов, озлобленных рабочих и амбициозных мелких чиновников. Эта массовая мобилизация первой фазы Культурной революции успешно помогла Мао Цзэдуну отстранить от власти своих соперников. Второй период Культурной революции продолжался с 1968 по 1976 и заключался в установлении нового маоистского порядка через переговоры и применение силы, а также контролировании повстанческих групп.

За революцией последовали репрессии, перестроенная партия подавляла восстания 1966 года. Апогеем второго периода стала гибель преемника Мао Цзэдуна Линь Бяо в 1971 году. Это событие взбудоражило множество китайцев внутри КНР и за ее границами и спровоцировало продолжение движения, в то время как болеющий председатель Мао управлял заочно и не справлялся с фракционными распрями вплоть до своей смерти в 1976 году.

Культурная революция началась тогда, когда председатель ЦК КПК Мао Цзэдун почувствовал себя притесненным его более консервативно настроенными товарищами и хотел вернуть свое влияние. Великая пролетарская культурная революция началась в мае 1966 года и отличалась от всех предыдущих кампаний, которые проводились в первые 17 лет существования Китайской Народной Республики, потому что была направлена против Коммунистической Партии Китая. Когда Мао Цзэдун готовился к Культурной революции, он осознал, что Пекин находится под контролем его соперников. Он обратился за поддержкой ко второму великому городу Китая — Шанхаю. Там маоистские авторы могли печатать статьи такого содержание, какое никогда не попало бы в публикацию в Пекине.

Под влиянием Мао Цзэдуна шанхайский писатель и публицист Яо Вэньюань опубликовал критическую статью на пьесу 1961 года «Разжалование Хай Жуя». Хотя пьеса была написана еще во времена династии Мин, она могла быть трактована как оправдание маршала Пэн Дэхуая за его критику Мао Цзэдуна и политики «большого скачка». Автор пьесы У Хань вовсе не был политическим новичком, он был вице-мэром Пекина. Стратегия Мао состояла в том, чтобы изолировать консервативно настроенных партийных лидеров через уничтожение их ниже стоящих. Когда председатель городского правительства Пекина Пэн Чжэнь не смог выдержать критику и защитить одного из членов своего политического окружения, он сам был отстранен от власти. Погружая пекинское отделение КПК в хаос, Мао Цзэдун мог легче добраться до Лю Шаоци и Дэн Сяопина.

Продвигая КПК вправо, Мао преодолел сопротивление через включение новых членов, своих соратников. Расширяя область политического участия, Мао обратился к учащимся. Студенты ответили формированием спонтанных организаций «красных охранников» или хунвейбинов, которые жаждали конфронтации с учителями, местными партийными лидерами, вообще любым вышестоящим. В авторитарном обществе, где возможностей высказаться было очень мало, Мао поощрял подростков атаковать своих врагов. Красные охранники быстро организовали массовые митинги, издавали газеты, расклеивали дацзыбао в публичных местах, проводили рейды домов мнимых врагов и даже создали тюрьму для свергнутых учителей и чиновников. Их юность и отсутствие социальных обязательств питали не только их активность, но и их внутренние распри и безрассудное поведение.

К тому времени, когда существующие партийные организации были разбиты, маоисты сформировали новую специальную Группу по делам Культурной революции. Первоначально ей трудно было установить свою власть в Пекине. «Январский захват власти» в Шанхае свергнул местное партийное отделение, однако распространить этот опыт на всю страну было весьма затруднительно.

Соперничающие организации хунвейбинов, как правило привязанные к различным покровителям в правительстве, воевали друг с другом. Даже союзники Мао Цзэдуна были шокированы их жестокостью и анархией. Публичные унижения некогда уважаемых членов общества, массовые митинги, выражение критики потрясли соратников председателя. Многие выразили свое несогласие в серии встреч зимой 1967 года, так называемое «февральское противотечение».

Армия сомневалась в необходимости вмешательства в распри между соперничающими группами, стараясь сохранить истинную революционную линию, однако всё равно была вовлечена в конфликт. В 1968 году армия всё чаще принимала участие в восстановлении порядка, особенно в тех местах, где хунвейбины развели настоящую гражданскую войну.

Масштабная политика по обузданию одичавшей Культурной революции началась в 1968 году. К тому времени чистка КПК от консервативно настроенных чиновников, таких как Лю Шаоци и других «ревизионистов» была завершена.

Но продолжающиеся конфликты среди хунвейбинов и повстанческих организаций разрушали экономику. Маоисты также ощущали давление во внешней политике. На севере возрастала военная напряженность с СССР, на юге США начали вторжение во Вьетнам.

Торжествующие маоисты приняли несколько мер для восстановления порядка. Во-первых, соперничающие радикальные организации были объединены. Переговоры по перестроению местной власти были многоуровневыми, и новая политическая роль армии, маоистов с оружием, была главенствующей. Армия стояла за спиной новых революционных комитетов, местных административных органах, основанных на «альянсе трех»: повстанческих активистах, левых бюрократов и военных начальников. Военные лидеры выступали посредниками в договоренностях на местах, провинция за провинцией попадала под их влияние.

Во-вторых, красные охранники были отправлены в село на сельскохозяйственные работы, в рамках программы «вверх в горы, вниз в деревню». Расширение этой программы очистило политическое поле от хунвейбинов, заставив их закаляться жизнью и работой бок о бок со своими крестьянскими товарищами. В-третьих, секретная кампания по «очистке классовых рядов» изучила личные досье и подвергла кадровой чистке многих, кому были не рады в маоистских делах. Эти чистки были жесточайшим аспектом всей Культурной революции, хотя и менее публичными, чем яркие события расцвета хунвейбинов.

К маю 1968 года, когда все хунвейбины были сосланы в деревню, массовая мобилизация социального протеста в рамках Культурной революции была прекращена. Мао объяснил свою атаки на КПК так: «Мы должны быть уверены, что более 90 % наших кадров хороши, или сравнительно хороши. Большая часть тех, кто совершал ошибки, будет реформирована».

IX съезд КПК в апреле 1969 года отметил установление нового понятия о политической нормальности. Кадровая чистка в КПК открыла путь для продвижения лояльных маоистов на высшие партийные позиции. Около 70 % ЦК КПК восьмого созыва не вошли в состав девятого, который был избран на IX съезде КПК. Первые секретари 25-ти провинциальных партийных отделений из 29-ти были смещены со своих постов. Цзян Цин и другие члены Группы по делам Культурной революции наслаждались новым высоким положением, так же как и военачальники Народной Освободительной Армии Китая, особенно в дни конфликта на границе СССР по поводу спорного речного острова в мае 1969 года. Возвышался над всей этой массой министр обороны Линь Бяо, заместитель председателя ЦК партии, и, как «ближайший товарищ Мао Цзэдуна по оружию», считался его предполагаемым преемником.

Оставшиеся годы Культурной революции разделяли обще-риторические и привычные меры, всё же были качественно разными, так как маоисты были заняты консолидированием своей власти, а не ее захватом. Политика на центральном уровне была изменчивой. Хотя КПК выступала против фракционализма, очевидное разделение разбило гражданских радикалов, прагматических чиновников под руководством премьера Госсовета КНР Чжоу Энлая, и военных офицеров (со своим внутренним разделением). Все боролись за внимание председателя Мао Цзэдуна, который в свою очередь умело лавировал среди спорящих.

Китай выглядел более гармоничным снаружи, чем в сердце штаб-квартиры КПК в Чжоннанхае. После пяти лет политической нестабильности нация была шокирована, узнав о жестокой смерти Линь Бяо в сентябре 1971 года. Линь Бяо (или, вероятнее всего, его подчиненные) организовали неудачный государственный переворот против Мао Цзэдуна. Многие детали официальной версии не вызывают доверия, но результатом стала смертельная авиакатастрофа в небе над Монголией, когда Линь Бяо со своей женой и сыном летел в Китай.

Политическими последствиями стали репрессии главных помощников Линь Бяо, кризис общественного доверия и реабилитация некоторых чиновников, которые были репрессированы в первые годы Культурной революции.

Характерной чертой последних лет Культурной революции стала фракциональная интрига в центре, когда группы боролись за место в ближайшем окружении болеющего председателя. Массовая политика, напротив, была самой спокойной, начиная с 1966 года, так как обыватели отступили от экстравагантных форм политического участия. На местах Китай выглядел более нормальным, в то время как в центре разыгрывались нешуточные страсти.

Падение левых военачальников после ситуации с Линь Бяо усилило две группы. Одна состояла из гражданских активистов, связанных с Мао через его жену Цзян Цин, во вторую входили умеренные профессиональные чиновники под руководством Чжоу Энлая. На X съезде ЦК КПК в 1973 году 40 членов ЦК были реабилитированы от репрессий Культурной революции, в том числе Дэн Сяопин, который критиковался как «второй человек во власти, который следует капиталистическому пути». Лю Шаоци, «китайский Хрущев», умер при невыясненных обстоятельствах в 1969 году. Мао Цзэдун рассматривал Дэн Сяопина не так остро, он защитил его от исключения из КПК вместе с Лю Шаоци. После внутренней ссылки в провинцию Гуанси, Дэн Сяопин был призван в Пекин на пост вице-премьера в 1973 году, работать вместе в Чжоу Энлаем над разработкой программы по модернизации. В 1975 году Дэн Сяопин был восстановлен во внутреннем круге власти, Постоянном Комитете Политбюро ЦК, с расчетом на замену Чжоу Энлая, в связи с ухудшением состояния его здоровья.

На протяжении 1970-х годов соперничество в элите разыгрывалось через публичные политические кампании. Зачастую они были труднопонимаемыми и преследовали надуманные цели. Хорошим примеров послужит кампания по «критике Линь Бяо и Конфуция». Вся прогрессивная часть населения Китая была счастлива критиковать Конфуция как символ старого общества, в рамках «движения 4-го мая». Но почему Конфуция связали с Линь Бяо? Такие инициативы не вызывали доверия.

В противовес этим изощренным политическим кампаниям было поставлено последнее обращение Чжоу Энлая к «4-м модернизациям» сельского хозяйства, промышленности, науки и технологий, национальной обороны. Его риторика отвечала требованиям Культурной революции, однако содержание раскрывало экономическую практичность Дэн Сяопина и других реабилитированных кадров.

Политика находилась в состоянии паранойи. Ухудшающееся здоровье Мао Цзэдуна (у него была болезнь Паркинсона и заболевания сердца) отстранило его от политической жизни, а ведь он один мог разрешать споры соперничающих фракций. Чжоу Энлай умер в январе 1976 года, апрельские демонстрации на площади Тяньанмен в Пекине, посвященные его памяти, убедили Мао не репрессировать Дэн Сяопина во второй раз. Министр общественной безопасности Хуа Гофэн, который поднялся во время Культурной революции, был назван действующим премьером Госсовета КНР и первым заместителем председателя ЦК КПК. К июню Мао Цзэдун был уже слишком слаб, чтобы принимать иностранных гостей. Его речь и письмо стали труднопонимаемыми. Когда в июле землетрясение в Тяньшане унесло жизни четверти миллиона населения этого города, суеверные начали говорить об утрате «небесного мандата».

После смерти Мао Цзэдуна 9 сентября 1976 года, начались решительные столкновения соперничающих фракций. Хуа Гофэн стал председателем партии. Одна группа маоистов арестовала другую. Главные гражданские радикалы: вдова Мао Цзэдуна Цзян Цин, писатель и политик Яо Вэньюань, секретарь шанхайского горкома Чжан Чуньцяо и вице-председатель ЦК КПК Ван Хунвэнь — были арестованы главами армии и телохранителем Мао Цзэдуна. Радикалы, которые были названы «бандой четырех», первоначально были обвинены в подрывании Культурной революции, но, по сути Китай начал долгий процесс по разоблачению последнего масштабного движения Мао Цзэдуна.

Литература:

1.                 Борисов О. Б. Внутренняя и внешняя политика Китая в 70-е годы / О. Б. Борисов. — М.: Политиздат, 1982. — 384 с.

2.                 Галенович Ю. М. Гибель Лю Шаоци. — М.: Изд-во Вост. лит. РАН, 2000. — 144 с.

3.                 Галенович Ю. М. «Культурная революция» в КНР что же это такое было? // Заметки китаеведа. — М.: Муравей, 2002. — С.261–272.

4.                 Маомао. Мой отец Дэн Сяопин: Культурная революция. Годы испытаний: Пер. с кит. — М.: Муравей-Гайд, 2001. — 493 с.

5.                 Сухарчук Г. Д. «Культурная революция» в Китае в свете социо-естественного подхода // «Общество и государство в Китае»: ХХIХ науч. конф. — М., 1999. — С.219–222.

6.                 Усов В. Н. История КНР. В 2т. Т. II. 1966–2004 гг.: учебник / В. Н. Усов. — М.: АСТ: Восток-Запад, 2006. — 718, [2] с.: табл.

7.                 Clark, Paul. The Chinese cultural revolution: a history / Paul Clark — Cambridge University Press. — 2008. — 352 p.

8.                 MacFarquhar, Roderick. Mao`s last revolution / Roderick MacFarquhar and Michael Schoenhals — First Harvard University Press/ — 2008. — 693 p.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle