Библиографическое описание:

Щетинина Е. В. Проблема адаптации пожилых людей, проживающих в домах-интернатах // Молодой ученый. — 2014. — №6. — С. 834-836.

В статье раскрываются психологические особенности адаптации пожилых людей к проживанию в специализированном учреждении (дом-интернат, пансионат), освещаются труды как отечественных, так и зарубежных исследователей, приведены ключевые компоненты успешной адаптации и отмечены факторы, препятствующие ей. Даны рекомендации к проведению психокоррекционной и профилактической работы с данным возрастным контингентом.

Ключевые слова: адаптация, аффективные расстройства, дезадаптация, депрессия, дом-интернат, копинг-стратегии, пожилые люди, социальная депривация, старение, тревога.

Стремительное старение населения сопряжено с целым рядом медико-социальных проблем, и обеспечение качества жизни требует значительных усилий со стороны различных сфер.

Под адаптацией пожилых людей понимается процесс, направленный на сохранение личности и предполагающий ее качественные изменения в условиях старения.

Степень приспособления старого человека к своему новому социальному статусу определяется в значительной мере состоянием его соматического и психического здоровья. Очевидно, что тяжелые соматические и психические заболевания с выраженными функциональными нарушениями (сердечная и дыхательная недостаточности, заболевания опорно-двигательного аппарата, последствия перенесенного нарушения мозгового кровообращения и др.) делают положение пожилого человека более зависимым от общества. [3]

Одним из существенных моментов в жизни пожилых людей является переход их на иждивение государственных и общественных организаций: пансионаты, дома престарелых, психоневрологические интернаты и др. Это — ценное проявление заботы государства и общества о пожилых людях.

На текущий год, согласно данным статистики по Москве, количество пожилых людей, которые в силу различных обстоятельств вынуждены проживать в доме-интернате, составляет около 16000 человек.

Причины поступления в дом престарелых, как правило, следующие: тяжелое заболевание, требующее помощи в уходе, физическая слабость, страх перед возможной беспомощностью в будущем, сложности самообслуживания (это фактор особенно сильно выражен у пожилых людей, проживающих в сельской местности). Ну и наиболее распространенной причиной являются конфликты с родственниками. К сожалению, в реальной действительности взаимоотношения людей старшего возраста с членами семьи носят сложный характер с экономической, нравственной, психологической точек зрения.

Такая ситуация в значительной степени обусловлена эволюцией семейных отношений, отражающей социально-экономические перемены в современном обществе. Прежде всего, утрачена роль традиционной многопоколенной семьи, в которой самый старший член семьи занимал почетное место, и были прочны связи между родственниками. В настоящее время, особенно в крупных развитых городах, отмечается тенденция к духовному отчуждению между поколениями, пожилые люди все чаще стали проживать отдельно от своих детей в силу ряда обстоятельств. Социальным службам приходится сталкиваться с ситуациями, когда пожилой человек, проживающий в полной семье, с детьми и внуками, жалуется на ощущение одиночества, ненужности. В связи с этим у некоторых старых людей возникает желание отделиться, чувствовать себя более самостоятельно. Для этих людей статус одиноко проживающего, даже несмотря на связанные с этим трудности, является психологически более благоприятным, чем ощущение одиночества в семье. Также большой морально-психологический ущерб наносит пожилым людям утрата ими тех социальных связей, которые раньше играли значительную роль в их жизни. К ним относится утрата социальных ролей, социального престижа, уход с высоких административных, хозяйственных и других постов и переход в рядовые пенсионеры. [2]

В исследованиях Войтенко В. П. с соавторами отмечается, что в первое время жизни в доме-интернате признаки тяжелой социальной дезадаптации были обнаружены у 43,5 % испытуемых. Причем более тяжелая картина характерна для эмоционально-лабильных личностей (67 % случаев), реже — для тревожно-мнительных (15,5 %), и еще реже — у лиц с возбудимым типом личности (4 %).

Коллективом авторов были выделены степени адаптации, основанные на временном критерии. «Хорошей» считается адаптация, наступившая по истечению полутора месяцев жизни в доме-интернате; «удовлетворительной» — после 4-х месяцев; плохой» — по прошествию года. При этом, согласно данным статьи, не выявлено зависимостей между успешностью адаптации и физическим здоровьем, психических состоянием, установками личности, уровнем активности.

Авторы выделяют факторы риска возникновения дезадаптации и отдельно факторы риска, способствующие пролонгированию дезадаптации. К первой группе авторы относят «дефицит догоспитальной информации и отсутствие психологической «готовности» к смене жизненного стереотипа, необходимость вживания в новые условия, условия «социального изолята», общежития с регламентированным режимом, нежелательным окружением (ослабленные, обездвиженные, беспомощные больные), а также личностно-психологические особенности».

Ко второй группе факторов, ответственных за фиксацию болезненного состояния, относится явление госпитализма. Он складывается из обстановки социальной депривации, ограниченных возможностей занятости пожилых людей, ситуационного устранения от решения жизненно важных проблем, явлений гиперопеки и зависимости от окружающих.

Напротив, положительными факторами, т. е. способствующими успешной и быстрой адаптации пожилых людей, являются профилактика негативного отношения к домам-интернатам, психокоррекция социальной депривации.

Социальная адаптация пожилого человека, проживающего в доме-интернате — это «сложный процесс, в результате которого деформированная старением, множественной соматической патологией и стрессовой ситуацией личность приспосабливается к новым условиям существования. Длительность и результативность этого процесса определяется соотношением личностных особенностей пожилых людей и своеобразием социального окружения». [1]

Согласно данным зарубежных коллег, оптимальный уровень адаптации достигается пожилыми людьми только спустя девять лет жизни в доме-интернате. А период с двух до восьми лет расценивается как период наименьшей удовлетворенностью жизни.

На сегодняшний день в учреждениях принята следующая периодизация адаптационного процесса.

Первый период — период адаптации. Он внутренне подразделяется на следующие временные отрезки: первый месяц (первичная адаптация), спустя три месяца проживания в учреждении (оценка динамики адаптации) и спустя шесть месяцев (построение прогноза).

Второй период — наблюдение в постадаптационный период.

При проведении нашего исследования, анализируя динамику социально-психологической адаптации испытуемых, мы учитывали результаты горизонтальных срезов (патопсихологическое заключение), особенности аффективной сферы, поведение в отделении, состояние сознания, критику, навыки самообслуживания, социальную активность. При проведении первичной клинической беседы в обязательном порядке учитывались причины поступления в дом-интернат (был ли это самостоятельный выбор человека или его к этому вынудили другие люди и/или обстоятельства).

Стоит отметить, что в выборку испытуемых нашего исследования не были включены лица в состоянии острого психоза, с анамнезом, отягощенным тяжелыми черепно-мозговыми травмами, процессуальными заболеваниями, также критерием исключения служило наличие очаговой неврологической симптоматики и сведения об очень быстром (в течение полугода) развитии синдрома деменции.

Общее количество испытуемых составило 77 человек, из них 52 женщины и 25 мужчин. Возраст испытуемых составлял от 68 до 93 лет. Значительное преобладание женщин соответствует возрастно-половой структуре населения.

Нами были исследованы особенности эмоциональной сферы пожилых людей (уровень тревоги и депрессии) и стратегии совладающего поведения. Диагностика тревоги и депрессии проводилась при помощи шкал Бека, оценка копинг-стратегий по методике Лазаруса.

Были выявлены значимые различия по всем параметрам между выборками женщин и мужчин, помимо этого существенно изменялась картина выраженности тревоги и депрессии в зависимости от длительности проживания в доме-интернате (до года, от года до трех лет, более трех лет), также была выявлена зависимость данных показателей от возраста испытуемых.

По полученным данным было установлено, что женщины изначально более тревожны, чем мужчины, однако, с возрастом, приближаясь к семидесяти годам различия нивелируются, и для обеих групп становится характерен одинаковый «тревожный профиль». Далее эти показатели в обеих группах синхронно растут, достигая своего пика на возрастном отрезке 80–89 лет, затем мы наблюдаем резкий спад показателей. Наиболее «тревожным» периодом проживания в доме-интернате является, как ни странно, период от одного года до трех лет.

Очевидно, что высокий уровень тревоги является разрушительным фактором, вносящим значительную дисгармонию в жизнь пожилого человека. Помимо этого серьезную проблему для диагностов представляет коморбидность тревоги с множеством видов соматической патологии, что зачастую затрудняет постановку верного диагноза.

Результаты исследования свидетельствуют о том, что клинические симптомы депрессии более выражены у пожилых людей (как мужчин, так и у женщин), проживающих в доме-интернате, чем показатели тревоги. Наибольшей выраженности депрессия достигает (и в мужской, и в женской выборке) на возрастном отрезке 80–89 лет. По длительности проживания была выявлена следующая особенность: для женщин депрессия достигает пика в период от одного до трех лет проживания, затем постепенно снижается.

Помимо диагностики аффективных расстройств на разных этапах жизни в учреждении, с учетом разных возрастов и, в первую очередь, пола, мы провели общую оценку успешности адаптации всех респондентов. Были получены следующие результаты: 41 % адаптируются успешно за шесть месяцев; 26 % — дезадаптированы с депрессией и эмоциональными нарушениями; у 33 % — формируется деменция.

Под успешной адаптацией мы понимаем отсутствие у клиента клинически выраженных признаков расстройств аффективного спектра (тревоги, депрессии), отсутствие выраженной отрицательной динамики когнитивных и аффективных нарушений, наличие конструктивных копинг-стратегий, адекватная самооценка, отсутствие эпизодов отклоняющегося поведения, установленный рапорт (рабочий альянс с сотрудниками учреждения и с другими проживающими, соседями по жилому блоку, комнате), низкая частота госпитализаций, обращаемость за медицинской помощью по мере необходимости и т. п.

Полученные выводы представляет значительный интерес и заставляют внести коррективы (пересмотреть) подход к реабилитации пожилых людей. Считается, что в течение первого года жизни в интернате происходит адаптация и психокоррекционные мероприятия сосредоточены именно в это время, а согласно полученным данным значимость психокоррекции по прошествии первого года только лишь возрастает, и как раз период от одного года до трех лет проживания является наиболее критичным. Здесь внимание психолога, психотерапевта должно быть сосредоточено на своевременном выявлении и интервенции тревожных, депрессивных расстройств, привлечении смежных специалистов при решении вопросов дифференциальной диагностики, формировании у пожилого человека конструктивных копинг-стратегий, профилактике соматизированного, депрессивного, тревожного расстройств.

Выявленные различия в успешности адаптации, динамика этих показателей в течение года, позволяют прийти к выводу о необходимости регулярной плановой психологической диагностики всех проживающих дома-интерната, с целью своевременного выявления признаков начала аффективного расстройства, стремительного когнитивного снижения и т. д.

Данный подход позволит создать эффективную и индивидуализированную реабилитационную программу для каждого пожилого человека.

Литература:

1.             Войтенко В. П., Полюхов А. М. Системные механизмы развития и старения. — 1986.

2.             Дементьева Н. Ф. Теоретические основы социально-психологической адаптации лиц пожилого возраста в домах-интернатах // Вопросы медико-социальной помощи нетрудоспособным гражданам. 1990. 212 с.

3.             Иванова В. С., Олех Л. Г. Социально-психологические проблемы пожилых людей России. // Психология старости: Хрестоматия./ По ред.Д. Я. Райгородского. Бахрах-М., 2004.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle