Библиографическое описание:

Ходжакулиева Б. А. Значение Южно-Туркменистанской археологической комплексной экспедиции в деле реставрации ритонов Парфии // Молодой ученый. — 2014. — №5. — С. 417-421.

Археологические открытия последних десятилетий являются ярким доказательством высокого уровня развития культуры на территории Туркменистана во все исторические эпохи. В сокровищницу мирового искусства вошли многие творения древних мастеров Туркменистана эпохи бронзы и раннего железного века. Но, безусловно, наивысшего своего расцвета искусство предков туркмен достигло в период существования могущественного Парфянского государства (IIIв. до н. э. — III в. н. э.) [1, с.75].

Древнее искусство Туркменистана, развивая местные традиции, испытало заметное влияние эллинизма, соединило в себе лучшие черты восточных и западных культур.

Данное явление имеет закономерные исторические и географические предпосылки. Территория современного Туркменистана располагается на перекрестке, где пересекаются культуры Востока и Запада, через которую проходил знаменитый Великий шелковый путь, сыгравший огромную роль во взаимодействии художественных культур различных народов.

Ярким свидетельством взаимопроникновения и взаимодействия высоких художественных культур Запада и Востока являются выполненные из слоновой кости ритоны Нисы, одной из столиц древней Парфии, развалины которой находятся недалеко от Ашхабада [2, с. 18]. Впервые ритоны были обнаружены в 1948 г. во время раскопок Южно-Туркменистанской археологической комплексной экспедиции (ЮТАКЭ) [4, с.403].

Обнаруженные на Нисе предметы из слоновой кости и извлечение их из земли вызвали к себе большой интерес в широких кругах археологов, востоковедов, искусствоведов и историков античного времени. ЮТАКЭ ощущала внимание научных организацийи видных ученых Москвы и Ленинграда в процессеработы по реставрации добытыхритонов. Вопрос об их восстановлении встал перед участниками экспедиции ещё во время осенних раскопок 1948 года. На полевом производственном совещании, состоявшемся 17 ноября, было решено проводить реставрацию ритонов одновременно в Ленинграде при Государственном Эрмитаже, в Москве при институте истории материальной культуры Академии наук СССР и в Ташкенте при кафедре археологии Средней Азии САГУ (Среднеазиатский государственный университет).

17

Старая Ниса — столица древней Парфии

Реставрационные работы должны были осуществляться согласно утвержденному общему положению, которое включало в себя следующие пункты:

1.                 Все объекты и их фрагменты в отдельности должны быть механически вычищены мелкими щеточками и иглами, а затем промыты в спирте.

2.                 Для придания прочности всем фрагментам их необходимо пропитать жидким раствором искусственных смол методом диффузии или вакуума.

3.                 Собранные из отдельных фрагментов ритоны с внутренней стороны подкрепляются каркасом из ткани или бумагой.

4.                 Заделка мелких трещин, щелей, отверстий, при необходимости, производится мастиками (восково-канифольной и др.)

5.                 Недостающие скульптурные детали изготавливаются из гипса с тонировкой в теплом желтом цвете [5, c.43].

Сотрудникам Московского института истории материальной культуры А. В. Кирьянову и Ленинградского Эрмитажа В. Н. Кононову было поручено разработать методику реставрации парфянских ритонов из Нисы, а также экспериментальную работу по их восстановлению.

Первой завершила экспериментальную работу мастерская Государственного Эрмитажа. Работу принимала комиссия в составе председателя ученого совета ЮТАКЭ академика В. В. Струве, академиков Д. В. Наливкина и И. А. Орбели. Отреставрированные ритоны имели некоторые недостатки, которые заключались в слегка смятой искаженной форме. Скульптурный фриз с фигурками божеств оказался немного сплюснутым. Помимо этого фрагменты ритона были собраны на основе прочного зубного цемента, в результате чего восстановление недостающих частей было невозможным.

Экспериментальная работа над двумя ритонами в Москве при лаборатории института истории материальной культуры Академии наук СССР осуществлялась под непосредственным руководством А. В. Кирьянова. Комиссия, принимавшая работу московских ученых подчеркнула, что реставрация произведена в соответствии со всеми, предъявляемыми к подобного рода работам, научными требованиями. Промытые в спирте фрагменты пропитывались 20- % — ным раствором клея БФ-4, после чего они протирались тем же спиртом во избежание возможного потемнения кости со временем. Проконсультировавшись с сотрудниками кафедры пластмасс Института химии им. Менделеева, московские реставраторы применили в качестве клеящего вещества половинил-ацетатную смолу. Особенности этой смолы заключались в том, что она могла приобретать пластические свойства при температуре 70–80 градусов. Это позволяло в случае необходимости путем нагрева, даже спустя десятки лет после реставрации, вносить необходимые изменения формы предмета без разъединения склеенных фрагментов. Данный метод получил свое практическое использование буквально через несколько месяцев. На одном из ритонов отсутствовала значительная часть скульптурного фриза. А. В. Кирьянов из гипса выполнил слегка рельефные силуэты человеческих фигур, напоминающие изображения на уцелевшей части ритона. Во время раскопок 1949 г. были обнаружены недостающие фрагменты этого фриза с совершенно отличными фигурами. Год спустя реставраторами без труда была удалена гипсовая вставка с условными силуэтами, и фриз был восстановлен полностью по всему кольцу [3, c.45].

Реставрационные работы в Ташкенте при археологическом кабинете Среднеазиатского государственного университета осуществлялись под руководством начальника ЮТАКЭ профессора М. Е. Массона. В виду эффективности восстановительных работ именно здесь была реставрирована основная часть ритонов. В процессе реставрации можно было выделить два этапа работ: археологический и скульптурный. Археологический этап работ заключался в извлечении предметов из гипсовых форм, выемки изнутри ритонов скопившейся земли, фиксация осуществляемых при этом наблюдений. М. Е. Массон назвал этот вид работ «микрораскопками», которые проводились не в поле, а в лабораторной обстановке. К первому этапу восстановительных работ относился также процесс склеивания фрагментов археологических объектов. Вторая часть работ производилась скульптором, который изготавливал недостающие рельефные детали.

Восстановительные работы начинались с изучения предмета, не касаясь объекта (фотографирование, зарисовки). После чего реставраторы рисовали общую схему предмета. На ней разобщенно изображались отдельные части ритона — карниз, фриз, ствол, соединительный патрубок, завершающая фигура. Затем с помощью кисточек производилась общая механическая очистка от земли. При этом помимо кисточек, когда приходилось иметь дело с глубоким рельефом изображений или с гнездами для инкрустаций, использовались стальные и дикобразьи иглы. Очищенный от земли кусочек промывался в спирте и для повышения механической прочности кости погружался в 20- %-ный спиртовый раствор БФ-4. Фрагмент находился в растворе не менее 10–15 минут, пока из пор разрушенной кости не прекращалось выделение пузырьков воздуха. После этого кусочек пинцетом вынимался из раствора, обсыхал и протирался спиртом для удаления остатков клея во избежание потемнения и изменения натурального цвета объекта. При этом фрагмент выкладывался на нарисованную схему на то место, которое он занимал в половинке гипсового блока. Данный вид работ был необходим, так как при многочисленности порой мельчайших кусочков неправильных очертаний могла произойти путаница, и правильно поставить тот или иной фрагмент (особенно от гладкой части ритона), не представлялось возможным [3, c.48–49].

По мере просыхания, уже протертые спиртом фрагменты склеивались чистым клеем БФ-4. Клей наносился на места стыка двойным слоем, после чего соединяемые части плотно прижимались пальцами и в течение некоторого времени не выпускались из рук, чтобы обеспечить хорошее сцепление. Во время реставрационных работ не рекомендовалось склеивать одновременно более двух фрагментов. Склеенные кусочки в условиях среднеазиатского климата достаточно прочно схватывались по истечении суток, после чего к ним можно было присоединять следующие части объекта.

Склеенные пластинки фризов ритонов

Процесс склеивания осуществлялся последовательно: первоначально склеивались фрагменты карниза, затем фриза, после ствола, патрубка и, наконец, завершающей фигуры. По мере увеличения поверхности склеенных кусочков кости, с её обратной стороны для прочности накладывался своего рода каркас из мягкой, но вместе с тем достаточно плотной бумаги, пропитанной клеем БФ-4. На места недостающих фрагментов изнутри подводилась соответствующая по изгибу внутренней поверхности и проклеенная тем же клеем бумажная стенка. На этот участок в дальнейшем наносилась мастика [3, c.50].

Следующий этап реставрационных работ заключал в себя удаление земли, которая на протяжении длительного времени накапливалась внутри ритона, и постепенно, иногда почти целиком заполняла его. Это препятствовало обработке внутренней части археологических объектов. Земля внутри ритонов, с течением времени превратившаяся в твердые отложения, разрезалась ланцетом и вынималась по частям. В сечении эта земля имела форму сплющенного эллипса в результате деформации округлых ритонов под давлением накопившихся над ними культурных слоев.

Изображение 023

Ритон на картонной основе

После удаления земли внутренняя часть фрагментов обрабатывалась клеем БФ-4 и насаживалась на картонную основу. Полость подкрепляемой части тотчас плотно набивалась ватой, чтобы картон равномерно пристал к поверхности, с которой он должен быть соединен. После прочного сцепления вата вынималась. Затем производилась последняя перед завершением сборки подгонка всех частей ритона, каждая из которых должна хорошо входить своим картонным выступом в другую, а все вместе это должно образовывать ту изящную правильную форму, которая была зафиксирована на схемах в момент расчистки. Убедившись в полном соответствии фрагментов ритона, части разбирались и окончательно соединялись между собой на клее БФ-4. Таким образом, завершался первый этап по сборке восстанавливаемого ритона.

Необходимо отметить, что на протяжении всего процесса сбора много времени уделялось на просмотр многочисленных разрозненных фрагментов кости, большинство которых отпало от ритонов ещё в древности. Эти части лежали в разбросанном виде и собирались археологами при расчистке в особые коробочки с указанием координат, где они были обнаружены. Постепенно к концу реставрационных работ принадлежность их основной массы к тому или иному ритону удалось установить, и они были подклеены на свои места.

Второй этап восстановительных работ ритонов в Ташкенте при археологическом кабинете Среднеазиатского государственного университета заключался в выполнении научно-художественной стороны реставрации и осуществлялся под руководством, скульптора А. Н. Иванова [3, c.57]. Для заделки трещин, щелей, отверстий на гладких частях ритонов мастер использовал воско-канифольную мастику с добавлением охры и белил. Скульптурные изобразительные детали изготавливались лишь в тех случаях, когда необходимость такой реставрации была неоспорима, например, симметрично расположенные вторые крылья, ноги, рога у завершающих ритоны фигур. При выполнении скульптурной детали А. Н. Иванов использовал два способа. В одних случаях мастер изготавливал модель из пластилина, снимал с неё форму, которая затем заполнялась мастикой. Второй способ заключался в следующем: скульптор делал из мастики заготовку необходимой формы, но несколько большего размера, чем сама деталь, высушивал и выпиливал из неё нужный скульптурный элемент [3, c.57].

По окончанию работы деталь закреплялась на место клеем или с помощью медной проволоки. Почти во все реставрационные детали, за исключением очень тонких по сечению крыльев, для прочности внутрь был введен медный проволочный каркас. В случае необходимости реставрационные поверхности или восстановленные детали слегка тонировались под цвет кости ритона.

Лежачее положение реставрированных ритонов на боку не обеспечивало возможности их обозрения со всех сторон и кроме этого подвергало риску поломки их хрупкие детали. В связи с этим необходимо было решить вопрос о создании специальных подставок для ритонов. Для решения этой задачи в Ленинграде была изготовлена железная проволочная подпорка на черной сосновой доске. В Москве были разработаны подставки с укрепленными на доске выдвижными из желтой латуни крупного диаметра полыми стойками. Однако эти модели выглядели громоздко, и не давали объектам нужной устойчивости. Разработанная М. Е. Массоном конструкция была более прочной и изящной. На продолговатом основании из лакированной дубовой доски в одном конце с помощью подведенной снизу гайки закреплялся вертикальный стержень из никелированной стальной проволоки (диаметром 2–3 мм). В верхней части стержня из такой же, но более тонкой проволоки, прочно прикреплялся браслет, состоявший из двух размыкающихся частей, которые обхватывали ритон ниже карниза и плотно смыкались незаметным пружинным или винтовым затвором. Нижняя часть ритона закреплялась на таком же, чуть приподнятом стержне на противоположном конце доски, который обхватывал патрубок в месте соединения его с завершающей фигурой. Для каждой подставки был разработан специальный чертеж с индивидуальными размерами в зависимости от величины и формы ритона [3, c.57–58].

По окончании реставрации каждый из ритонов был сфотографирован. Изготовленные снимки позволили создать альбом фотографий.

Так были спасены разрушенные в течение длительного времени уникальные произведения искусства парфянской эпохи — ритоны древней Нисы. В результате кропотливых реставрационных работ им была возвращена форма, обеспечена значительная прочность; их существование было продлено. На восстановительную работу в целом потребовалось около трех лет, а реставрация каждого ритона заняла от одного до нескольких месяцев.

Летом 1951 г. в специально изготовленных в столярных мастерских САГУ индивидуальных ящиках ритоны были бережно размещены в двух купе мягкого вагона скорого поезда и благополучно в сопровождении сотрудников ЮТАКЭ доставлены в Ашхабад. Решением Президиума Академии наук Туркменской ССР несколько экземпляров ритонов были выделены для Москвы, где они нашли достойное место в экспозициях Музея восточных культур и Музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина.

Кропотливый труд реставраторов, скульпторов по восстановлению изделий из слоновой кости вызывает огромное восхищение и уважение. Благодаря реставрационным работам парфянские ритоны получили всемирную известность. Ритоны Нисы, выполненные с великолепной художественной отделкой, свидетельствуют о высоком уровне развития культуры и искусства Парфянского государства. Эти уникальные произведения искусства заняли достойное место в сокровищнице мировой цивилизации.

Описание: Yadygarlik-17

Реставрированный ритон из альбома фотографий

Литература:

1.      Гундогдыев О. Прошлое туркмен. — М., 1998. — 621 с.

2.      Массон В. М. Туркменистан в зеркале мировой истории. – Ашхабад, 2001. — 32 с.

3.      Массон М. Е., Пугаченкова Г. А. Парфянские ритоны Нисы // Труды Южно-Туркменистанской археологической комплексной экспедиции. — Ашхабад, 1959. — Т.IV. — 266 с.

4.      Ходжакулиева Б. А. Парфянские ритоны в сокровищнице мировой цивилизации // Культурное наследие — источник изучения истории, культурного и духовного возрождения мира. Материалы международной научной конференции. — Ашхабад, 2008. — С. 403–404.

5.      Юсупов Х. Страницы истории Туркменистана. — М, 1997. — 182 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle