Библиографическое описание:

Ходжакулиева Б. А. К вопросу изучения истории туркмено-российских гуманитарных связей (с момента их возникновения до начала ХIХ в.) // Молодой ученый. — 2014. — №5. — С. 414-416.

Одним из ключевых направлений миролюбивой внешней политики Туркменистана является взаимовыгодное сотрудничество с Российской Федерации, которое изначально нацелено на активное взаимодействие по всем приоритетным для двух стран направлениям. Плодотворное двустороннее сотрудничество способствует дальнейшему развитию политических, экономических и гуманитарных контактов между Туркменистаном и Россией. Стремление к всеобщему миру, согласию и добрососедству, а также к расширению исторически сложившихся многовековых связей, общность интересов в решении актуальных вопросов международного сотрудничества являются важными факторами равноправных туркмено-российских отношений.

Русско-туркменские отношения имеют глубокие исторические корни. Первоначально русско-туркменские отношения носили, главным образом, торгово-экономический характер. Первые упоминания о русско-туркменских торговых связях содержатся в трудах, путешествовавших по территории Туркменистана средневековых арабских географов. Ещё в IХ — Х веках среднеазиатские купцы, а именно, хорезмийцы принимали активное участие в торговле с Восточной Европой [5, с. 3–4]. Хорезмийские купцы, торговавшие в Поволжье, часто бывали в Хазаране (торговая часть города Итиля). По словам арабского путешественника Х века Ибн Хаукаля, «на рынке в Булгаре … можно было встретить меха, которые туда привозили русы, меха эти доходили до Хорезма по причине частого проникновения хорезмийцев в Булгар и к славянам» [8, с. 52].

Столице Хорезма — городу Ургенчу (современный Куня-Ургенч) принадлежит важное место в истории торговых и культурных связей Средней Азии с Восточной Европой в IХ — ХI вв. Из Ургенча поставлялись рис, сушеные фрукты, хлопчатобумажные, шерстяные и шелковые ткани, ковры, различные ремесленные изделия. Русские купцы в свою очередь занимали важное место в торговом обороте Ургенча. Интересные сведения в этом отношении приводит арабский путешественник Ахмед ибн Фадлан, который посетил столицу Хорезма в 921–922 гг., направляясь в Волжскую Булгарию в составе посольства багдадского халифа. Согласно его описанию купцы из русских княжеств вели весьма оживленную торговлю в городе, т. к. они привозили очень ходовые товары — рабов, меха соболей и др. пушных зверей [9, с. 75].

Русско-туркменские торгово-экономические связи продолжали развиваться и в ХII-ХIII вв. В этот период на территории Туркменистана существовало государство Куняургенчских туркмен, ядром которого являлся Хорезм. Правители государства уделяли большое внимание развитию торговли. Сохранился указ солтана Текеша, в котором предписывалось одинаково справедливо относиться ко всем купцам, не препятствовать торговым сделкам, обеспечивать безопасность на дорогах, защищать товары и жизнь купцов от грабежа и насилий [4, с. 102]. Хорошо организованная охрана караванных путей стимулировала развитие внутренней и особенно, внешней торговли. В торговых городах, а также на пути караванных дорог находились вместительные караван-сараи, где были созданы все необходимые условия для отдыха людей и вьючных животных [8, с. 54].

Об оживленных торгово-экономических связях Руси со Средней Азией говорят найденные на территории России многочисленные клады со среднеазиатскими монетами VII –XI веков. Развитие данных отношений корректировалось в зависимости от политической обстановки в регионе. Спад торговых отношений наблюдался в период вторжения войск Чингиз хана и почти двухвекового господства татаро-монгольских ханов Золотой орды над Русью и Средней Азией. Но даже и это не могло приостановить торговлю между двумя народами.

Торговые пути через туркменские земли со временем стали служить и для дипломатических целей. Именно по этим маршрутам следовали русские посольства, первое из которых возглавил Иван Хохлов в 1620 г. Анисиму Грибову, посланному в 1646 г. в Бухару, предписывалось разведать пути в Индию. Часть маршрута проходила через территорию Туркменистана [2, с. 88]. В 1669 г. через Мангышлак проехало другое русское посольство во главе с Борисом Пазухиным, который составил описание караванного пути от Караганской пристани (восточное побережье Каспийского моря) до Бухары [1, с. 47]. Посольства играли немаловажную роль в развитии отношений между различными народами, где особое место было отведено «государственной торговле» т. е. обмену подарками.

С правления Петра I начинается новая эпоха в истории отношений России с мусульманским миром. В этот период Россия интенсивно осваивала районы, населенные восточными народами, стремилась закрепиться в прикаспийских областях. Все это требовало всестороннего изучения Востока. В петровское время в России не было специально подготовленных востоковедов. Изучение Средней Азии в этот период связано с деятельностью лиц, которые по долгу своей службы соприкасались с восточными народами, накапливали сведения о них и либо по собственной инициативе, либо в силу того, что это входило в круг их обязанностей, подготавливали отдельные работы: описательные, картографические и т. д.

С именем Петра связаны первые работы научного характера в области изучения Востока. Уже в конце ХVII в. появляются публикации, в которых приводились сведения о Средней Азии. В 1696 г. тобольскому боярину С. Е. Ремезову было поручено составить «Чертежную книгу Сибири». Ремезов закончил свой труд в 1701 г. Большой интерес представляет вошедшая в книгу карта Средней Азии, датируемая 1697 годом. Аральское море впервые упомянуто под этим названием и изображено в виде самостоятельного бассейна, не связанного с Каспийским морем [3, с. 204].

Важным событием в деле изучения туркменских земель в петровскую эпоху, имевшим определенные научные результаты была организация экспедиций князя А. Бековича-Черкасского. По указу от 20 мая 1714 г. ему предписывалось исследовать район восточного побережья Каспийского моря, выяснить какие реки в него впадают и можно ли по ним продвигаться дальше на юг и восток. В ходе экспедиции были сделаны важные научные достижения в области географии края. Бекович-Черкасский составил карту Каспийского моря, определил местонахождения старого, пересохшего устья Амударьи (ранее впадавшей в Каспийское море), установил, что возможно сделать это русло вновь полноводным, направив в него воды Амударьи, которая на тот момент была отведена в Аральское море [6, с. 44]. Наряду с этим экспедиция основала на туркменском побережье Каспия три укрепления: Св. Петра, Александровское и Красноводск [11, с. 28].

Несмотря на неудачный исход, предприятие А. Бековича-Черкасского не осталось без результатов для науки. В походе принимал участие шведский офицер Страленберг, который проявлял большой интерес к изучению Востока. После возвращения на родину он издал книгу на немецком языке под названием «О северной и восточной частях Европы и Азии», в которой приводиться карта. Интерес представляет тот факт, что данная карта заключает в себе некоторые сведения о бассейнах Каспия и Арала, которых нет на прежних картах [3, с. 206].

Петр I продолжал уделять серьезное внимание проблеме освоения Каспийского моря. С этой целью была снаряжена новая экспедиция под руководством Вердена, Соймонова и Урусова. В результате этой экспедиции, а также предыдущих исследований, в 1720 г. была составлена первая научная карта Каспийского моря, впоследствии изданная Российской Академией наук в Петербурге. Основанная по указу Петра I в январе 1724 г., Российская Академия наук сыграла важную роль в развитии востоковедения.

Немаловажное значение в изучении восточных народов сыграл основанный в 1714 г. в Петербурге первый в России музей антропологии и этнографии, получивший наименование Кунсткамеры [10, с. 88]. В нем хранились материалы о восточных народах, монеты и другие предметы восточного происхождения.

В 1731 г. для изучения монет и медалей в Россию был вызван Георг Якоб Кер — магистр Лейпцигского университета, один из первых специалистов по восточной нумизматике в Европе. В историю тюркологии он вошел как переводчик с чагатайского языка на немецкий сочинения хивинского хана Абул Гази «Родословное древо тюрок» [6, с. 65–66]. Данный труд является ценным источником в деле изучения истории туркменского народа с древнейших времен до ХVII века. В нем собран богатый материал, касающийся государств туркмен, их правителей, традиций и обрядов туркменских племен.

Российская императрица Екатерина II (1762–1796 гг.) также уделяла пристальное внимание изучению и налаживанию связей с народами Средней Азии, в том числе и с туркменами. В 1764–1765 гг. для исследования восточного побережья Каспийского моря была снаряжена экспедиция, которую возглавил капитан Токмачев и инженер-майор Ладыженский. В результате научных исследований на острове Челекен (восточное побережье Каспия) были обнаружены нефть, сера, соль.

В 1781 г. по просьбе прикаспийских туркмен, посетивших Петербург, из Астрахани в Туркменистан была отправлена экспедиция графа Войновича. Данной экспедиции поручалось составить описание восточных берегов Каспийского моря и выбрать место для постройки торговой гавани. Составленное Войновичем описание этих районов касается не только их географии и природных богатств, оно затрагивает вопросы социально- экономической жизни туркмен восточного побережья Каспийского моря, их культурно-экономические связи с Россией в последней четверти ХVIII в. [7, с.18].

Во второй половине ХVIII в. были сделаны важные шаги в развитии востоковедения. К этому времени относятся первые попытки ввести восточные языки в программу средних общеобразовательных школ России. В целях создания единой учебной системы народного просвещения Екатерина II в 1782 г. пригласила в Россию Ф. И. Янковича де Мириево — выпускника Венского университета, имевшего опыт организации школ в австрийских провинциях со славянским населением. Он предложил проект системы народных училищ в крупных городах страны, подготовил устав, программы, список необходимых пособий.

При создании новых учебных заведений на окраинах России не были забыты и восточные языки. Например, «в губерниях, лежащих в стороне татарской, персидской, бухарской» в программу вводился арабский язык. Не ограничиваясь указанными мерами, Ф. И. Янковича де Мириево разработал план об основании училища восточных языков. Интерес представляет тот факт, что в программу данного учебного заведения включались наряду с турецким, арабским, персидским, татарским, бухарским, киргизским, хивинским языками также и изучение туркменского языка [6, с. 64].

В течение ХVIII столетия произошли важные события, касающиеся духовно-культурной жизни не только туркменского народа, но и всего мусульманского мира. В это время в России вышло несколько изданий Корана. Первый его перевод был осуществлен при Петре I в 1716 г. П. Постниковым. Второй перевод был сделан М. И. Веревкиным в 1790 г. В основе обоих переводов лежал французский текст Корана, принадлежащий перу Дю Риера. В 1787 г. по указу Екатерины II был издан подлинный текст Корана [6, с. 73].

Таким образом, русско-туркменские отношения, уходящие своими корнями в седую древность, развивались и укреплялись на протяжении многих веков. И если первоначально эти отношения носили торгово-экономический характер, то с течением времени они приобретали более широкий смысл. Торговые связи способствовали развитию не только экономических, но и культурных и политических отношений между русским и туркменским народами.

Научные исследования ХVII — ХVIII вв. в области изучения восточного побережья Каспийского моря, географии края, истории туркменских племен, являясь неотъемлемой частью русско-туркменских отношений, сыграли большую роль в становлении гуманитарных связей между двумя народами.

Литература:

1.      Анненков М. Ахал-Текинский оазис и пути в Индию. — Спб., 1881. — 54 с.

2.      Байкова Н. Б. Роль Средней Азии в русско-индийских торговых связях. – Ташкент: Наука, 1964. — 192 с.

3.      Бартольд В. История изучения востока в Европе и России. — Л.: Типография им. тов. Алексеева, 1925. — 317 с.

4.      Буниятов З. М. Государство хорезмшахов — Ануштегинидов. — М.: Наука, 1986. — 247 с.

5.      Гундогдыев О. Огузы, туркмены и Россия. — Ашхабад: Рух, 2001. — 170 с.

6.      История отечественного востоковедения до середины ХIХ века. — М.: Наука, 1990. — 439 с.

7.      Каррыев А., Росляков А. Краткий очерк истории Туркменистана. – Ашхабад: Туркменгосиздат,1956. — 151 с.

8.      Очерки из истории туркменского народа и Туркменистана в VIII — ХIХ вв. — Ашхабад: Изд. АН ТССР, 1954. — 406 с.

9.      Путешествие Ибн-Фадлана на Волгу. Перевод под ред. И. Ю. Крачковского. — М.–Л.: Изд-во Акад. наук СССР, 1939. — 216 с.

10.  Станюкович Т. В. Кунсткамера Петербургской Академии наук. — М.–Л.: Изд-во Акад. наук СССР, 1953. — 239 с.

11.  Штейнберг Е. Очерки истории Туркмении. — М.–Л.: Государственное социально-экономическое издательство,1934. — 167 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle