Библиографическое описание:

Володько Н. А. Ономастическое обновление фразеологизмов как прием языковой игры в современном русском языке // Молодой ученый. — 2014. — №5. — С. 197-199.

В научных исследованиях последних лет изучению феномена игры уделяется большое внимание. Игра рассматривается как один из компонентов культуры (Й. Хейзинга, М. М. Эпштейн), как инструмент социального (Э.Берн, Л. С. Выготский, Ж. Пиаже) и психологического (К. Бюлер, Д. Морено, З. Фрейд) развития личности. Особое место в общей теории игры занимает так называемая языковая игра.

Изучение языковой игры имеет длительную традицию, восходящую к античности. Упоминание об игре слов, «забавных словесных оборотах» как средстве шутки или «обмана» слушателей содержится еще в «Риторике» Аристотеля [Платонова 1978].

Явление языковой игры активно изучается в современной отечественной лингвистике в рамках антропоцентрического направления, рассматривающего факты языка в непосредственной связи с его носителями. Материалом для исследования служит разговорная речь [Земская Китайгородская, Розанова 1981, 1983, Гридина 1996, Норман 2006], художественная литература [Богин 1998, Залесова 2002, Николина 1999, Норман 2006, Рахимкулова 2000, Санников 2002, Шаховский 2008], язык СМИ [Земская 1996, Лисоченко 2000, Ильясова 2002, 2009, Рацибурская 2006, Стахеева 2008, Щурина 2007], язык рекламы [Амири 2007, 2009].

Языковая игра как многофункциональный феномен, реализующийся разнообразными языковыми средствами и приемами на разных уровнях языка, на сегодняшний день не имеет единого определения, что заставляет исследователей вновь и вновь обращаться к его осмыслению.

В современном русском языке довольно широко распространен такой прием языковой игры на основе имен собственных, как обновление фразеологизма.

Трансформация фразеологизмов рассматривается в работах многих исследователей фразеологии: Н. М. Шанского [Шанский 1985], Т. С. Гусейновой [Гусейнова 1997], В. В. Горлова [Горлов 1992], А. И. Молоткова [Молотков 1977], Э. Д. Головиной [Головина 2003].

Ученые не имеют единого взгляда на объем фразеологизмов в языке, и это рождает различные, иногда противоположные, взгляды на предмет и сущность фразеологии, а также обуславливает многообразие определений самого термина «фразеологизм». Мы в своей работе будем придерживаться следующего определения: «Фразеологический оборот — это воспроизводимая в готовом виде языковая единица, состоящая из двух или более ударных компонентов словного характера, фиксированная (т. е. постоянная) по своему значению, составу и структуре» [Шанский 1985: 20]. Даная точка зрения представляется нам наиболее оправданной, кроме того, её разделяют многие сторонники широкого подхода, в частности, авторы Лингвистического энциклопедического словаря, в котором дается следующее определение: «Фразеологизм (фразеологическая единица) — общее название семантически связанных сочетаний слов и предложений, которые, в отличие от сходных с ними по форме синтаксических структур, не производятся в соответствии с общими закономерностями выбора и комбинации слов при организации высказывания, а воспроизводятся в речи в фиксированном соотношении семантической структуры и определенного лексико-грамматического состава» [Лингвистический… 1990: 559].

Т. Левицкая и А. Фитерман в статье «Обновление фразеологических единиц и передача этого приема в переводе» отмечают, что частое употребление фразеологических единиц ослабляет их яркость и превращает некоторые из них в своего рода штапм, поэтому понятно стремление восстановить и усилить экспрессивность фразеологизмов за счет умышленного обновления.

В качестве воспроизводимой языковой единицы фразеологизм всегда имеет определённое значение, постоянный состав и структуру. Когда речь идет о фразеологическом фонде языка, лингвисты подчеркивают его традиционность, устойчивость, количественное и качественное постоянство состава. Однако в речи постоянно наблюдаются различные преобразования значения и формы фразеологических единиц, обусловленные динамичностью данного пласта лексики. Причины этому две: в первом случае это связано с неграмотностью носителей языка, а также с трудностью усвоения фразеологических единиц. Это так называемая «дефектная» трансформация фразеологизмов. Во втором случае фразеологизмы трансформируются намеренно, с целью создания определённого эффекта. Это индивидуально — авторские преобразования фразеологических единиц. «В стилистических целях фразеологизмы могут употребляться как без изменений, так и в трансформированном виде, с иным значением и структурой или с новыми экспрессивно-стилистическими свойствами» [Шанский 1985: 149].

В данной работе мы будем пользоваться определением Т. С. Гусейновой. Под трансформацией она понимает «любое отклонение от общепринятой нормы, закреплённой в лингвистической литературе, а также импровизированное изменение в экспрессивно-стилистических целях» [Гусейнова 1997: 7]. При этом «любое отклонение от нормы» принято считать фразеологической ошибкой. В данной работе мы будем рассматривать индивидуально — авторские (импровизированные) изменения.

При обновлении фразеологизмов с помощью имен собственных используется их структурная трансформация, за счет чего достигаются изменения и в значении. Наиболее распространенным видом обновления фразеологических единиц является окказиональная подмена одного из компонентов другим словом, определяемым контекстом, намерением говорящего или пишущего. Н. М. Шанский в работе «Фразеология современного русского языка» определяет эту разновидность авторского преобразования фразеологизмов как образование по аналогии с общеупотребительными фразеологизмами новых, индивидцально авторских фразеологизмов, которые образуются с использованием структуры и отдельных элементов общеупотребительных фразеологических оборотов.

Рассмотрим следующий пример: Исмех, и Греф. В качестве компенсации за свою частичную амнезию судья Данилкин решил частично удовлетворить ходатайство защиты о вызове в суд Христенко и Грефа (Русский Newsweek, № 22, 2010 г.). Вданном примере трансформируется фразеологизм «И смех, и грех» (одновременно и смешно, и грустно), в котором лексема «грех» заменяется именем собственным Греф на основе созвучия (парономазии).

Замена лексических компонентов часто происходит на основе парономазии нарицательных и собственных имен, например: «Гарри, Гарри, моя звезда! Итак, свершилось! «Гарри Поттер и Дары смерти», седьмой фильм знаменитой киноэпопеи о юном волшебнике с молнией во лбу, вышел в прокат» («ЛГ», № 49, 2012 г.). Вданном примере с помощью паронимической замены «гори → Гарри» обыгрывается известная строка из песни «Гори, гори, моя звезда!».

Когда Мубарак свистнет. Бывший директор Международного агенства по атомной энергии, нобелевский лауреат Мухаммед эль-Барадей включился в борьбу за власть в своей родной стране — Египте. «Фараоном» там называют президента Хосни Мубарака, который правил страной последние 28 лет (Русский Newsweek, № 14, 2010 г.). В приведенном примере происходит структурная трансформация фразеологизма «Когда рак на горе свистнет» — замена одного лексического компонента фразеологической единицы и её усечение, а именно убирается слово «на горе» и происходит замена лексем «рак → Мубарак». Так экспрессивно адресант сообщает адресату, что описываемое событие не произойдет никогда. В рассмотренных примерах обновление фразеологизма при помощи подстановки основывается на фонетическом принципе. Одно слово подменяется другим, близким по звучанию.

Обновление фразеологической единицы может быть реализовано с помощью расширения фразеологизма за счет введения добавочных компонентов — имен собственных. «Место встречи с Путиным изменить нельзя» (КП, № 26, 2010 г.) — трансформировано название известного советского фильма «Место встречи изменить нельзя». За счет популярности фильма и известности названия заголовок привлекает внимание читателя. Вставка фамилии российского премьер-министра дает читателю представление о содержании статьи, конкретизирует смысл заголовка. Статья повествует о встрече Путина с министрами, которая должна состояться в Кремле.

Стоит отметить, что иногда прием обновления фразеологизма сочетается с другими приемами. Так, в следующем примере происходит структурная трансформация фразеологизма (довести → залить) и создается омонимичный каламбур на основе слов «ручка — Ручка»: Залили до Ручки. Долгожительница «Блестящих» Надя Ручка понесла серьезный ущерб во время пожара в её доме (Жизнь, № 29, 2010 г.).

Мы вслед за Т. С. Гусейновой считаем, что особенно важную роль обновленные (трансформированные) фразеологизмы играют в газетном заголовке. Это подтверждается приведенными примерами и объясняется тем, что «…отклонения от нормы, традиционного облика устойчивой единицы, выступающей в качестве заглавия газетной статьи, уточняет ее содержание, выделяя такое заглавие в общем потоке названий публицистических материалов» [Гусейнова 1997: 7].

Трансформированный фразеологизм в заголовке выступает в роли ассоциативного элемента, при помощи которого наша память находит нужную информацию, связывая измененное выражение с исходным. При изменении фразеологизма создается языковая игра, рождается некий новый смысл, но смысловой каркас остается. Этот смысловой каркас являет собой нормативную основу фразеологизма, т. е. объективный, всеобщий характер. Например: «К нам едет Путин!» (КП, № 11, 2010 г.). Трансформация фразеологизма «К нам едет ревизор». Смысловой каркас — визит некого лица с проверкой — остается, однако семантика фразеологизма уточняется — визит премьер-министра России.

Заголовок — это способ дать читателю возможность с первого взгляда сориентироваться, нужно ли читать остальной текст. Трансформация фразеологизма обусловлена стремлением авторов усилить экспрессивную окраску заголовка. Мы выяснили, что такое изменение фразеологизмов служит «противоядием» от речевых штампов. Преобразуя фразеологизм, журналист повышает эффект сознательного воздействия на эмоции и чувства читателей. При трансформации «изменяется стилистическая окраска фразеологизма, ему придается значительная весомость и экспрессивность» [Вакуров 1994: 42]. В результате трансформации фразеологизма заголовок получается более броским, ярким, обращающим непроизвольное внимание читателей.

Таким образом, материалы исследования свидетельствуют, что при обновлении фразеологизмов с помощью имен собственных трансформации подвергается внешняя форма фразеологической единицы, которая влечет за собой изменение семантики. Определяющее значение при выявлении семантических преобразований имеет контекст. Внеконтекстуально говорить о семантических трансформациях фразеологизмов невозможно. В силу тех свойств, которые получают фразеологизмы после индивидуально авторской переработки, трансформация широко применяется в публицистике.

Литература:

1.                  Головина Э. Д. Виснет ли брань на воротах? Как мы коверкаем фразеологизмы // Русская речь. -№ 5. — 2003.

2.                  Горлов В. В. Фразеологизмы как средство выразительности на страницах газет // Русский язык в школе. — № 5/6. — 1992.

3.                  Гридина Т. А. Языковая игра: стереотип и творчество. — Екатеринбург, 1996.

4.                  Гусейнова Т. С. Трансформация фразеологических единиц как способ реализации газетной экспрессии. Махачкала, 1997.

5.                  Ильясова С. В. Языковая «игра» в газетном тексте // «Образование». — № 2. — 2001.

6.                  Лингвистический энциклопедический словарь. — М., 1990.

7.                  Молотков А. И. Основы фразеологии русского языка. Л., 1977.

8.                  Шанский Н. М. Фразеология современного русского языка. — М.: Высшая школа, 1985.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle