Библиографическое описание:

Атаев З. В. Высотная дифференциация ландшафтов хребта Салатау на Восточном Кавказе и вопросы природопользования // Молодой ученый. — 2014. — №5. — С. 173-175.

В статье анализируются характеристики наветренных и подветренных ландшафтов хребта Салатау, вызванные барьерогенностью последних, рассматриваются ороклиматические факторы и высотно-гипсометрические особенности территории, хозяйственное использование ландшафтов и примечательные природно-территориальные комплексы.

Ключевые слова: хребет Салатау,Восточный Кавказ, Главный Сулакский каньон, Чиркейское водохранилище, Мелештинский заказник, Андийское Койсу, Аварское Койсу.

Салатау — наиболее высокий хребет на границе Внешнегорного и Внутригорного Дагестана, простирающийся с запада на восток в междуречье рек Акташ и Сулак [4]. На хребте преобладают горно-лесные, горно-луговые и горно-степные ландшафты [5; 6]. Ороклиматические факторы и высотно-гипсометрические особенности определили барьерогенность ландшафтов хребта. Поэтому северные склоны имеют более гумидные и менее континентальные лесостепные, лесные и луговые ландшафты, а южные — семиаридные континентальные горно-степные и долинные сухостепные [7]. Региональные ландшафтные различия позволяют выделить в пределах Салатау 2 ландшафтных подрайона — северного склона с господством лесолуговых ландшафтов и южного склона с преобладанием сухостепных ландшафтов [1–3].

Ландшафты Салатау неоднородны и имеют высотную дифференциацию. В нижней части северного склона хребта распространены лесостепные ландшафты с дубовыми и дубово-грабинниковыми редколесными урочищами, чередующимися с полынно-разнотравными степными и послелесными остепнёнными луговыми урочищами [12]. Урожайность трав в степях 4–11, а в лугах — 10–25 ц/га сухой массы [18].

До высоты 1700–1800 м поднимаются дубово-буково-грабовые широколиственно-лесные урочища с бурыми лесными почвами, происхождение которых связано с орографическими осадками [10; 17]. На скалистых известняковых пригребневых участках растут сосновые и берёзовые лески. Почвы суглинистого и тяжелосуглинистого механического состава мощностью до 80 см. Гумуса в них 3,5–10,5 %, карбонатов — до 2–5 % в верхнем горизонте. Лесные урочища чередуются с послелесными остепнёнными злаково-разнотравными луговыми урочищами и лесными луговыми урочищами с преобладанием полевицы белой (Agrostisalba), мятлика лугового (Poapratensis), ежи сборной (Dactilisglomerata), тимофеевки луговой (Phleumpratense), клевера лугового, ползучего и полевого (Trifoliumpratense, T.repens, T.campestre), лапчатки ползучей (Potentillareptans), герани кровянокрасной (Geraniumsanguineum) и других. Высота травостоя от 30–40 см до 80–100 см. Урожайность трав 5–25 ц/га сухой массы [16]. Травы высокого качества и хорошо поедаются скотом. Под среднегорными лугами развиты луговые чернозёмные почвы с содержанием гумуса 3–5 % и карбонатов 1–2 %.

Выше лесного пояса располагаются занимающие наибольшие площади хребта горно-луговые склоновые урочища — злаково-разнотравные и разнотравно-злаковые послелесные, субальпийские остепнённые, под которыми развиты горно-луговые чернозёмовидные и горно-луговые субальпийские почвы в сочетании с горно-степными. Распространение древесной растительности в луговых ландшафтах ограничивается переувлажнением, а местами и заболачиванием почв. Горно-луговые чернозёмовидные почвы имеют мощность 75–100 см, содержат гумуса 3–5 % и карбонатов — до 1,5 %. На песчаниках они бескарбонатны. Горно-луговые субальпийские почвы имеют гумуса от 5 до 17 %. Механический состав этих почв суглинистый и тяжелосуглинистый. В травяном покрове салатауских лугов господствуют костёр растопыренный (Bromussquarrosus), овсяница луговая и пёстрая (Festucapratensis, F.varia), ячмень фиолетовый (Hordeumviolaceum), мятлик Мейера (Poameyeri), осока кавказская (Carexcaucasica), люцерна железистая (Medicagoglutinosa), вика альпийская (Viciaalpestris), скабиоза Оверина (Scabiosaoverinii), буквица крупноцветковая (Betonicagrandiflora), манжетка кавказская (Alchemillacaucasica), клеверы. На засорённых и вытравленных скотом лугах много щавеля аройниколистного (Rumexarifolius), чемерицы Лобеля (Veratrumlobelianuv), подорожника большого (Plantagomajor) и манжетки кавказской (Alchemillacaucasica). По данным Е. В. Шифферс [18] урожайность субальпийских лугов составляет 15–17 ц/га сухой массы.

Пригребневая часть южного склона Салатау характеризуется большой крутизной и скалистостью, прохладным климатом, меньшим стоком и преобладанием луговых злаковых урочищ с разреженным, низкорослым травостоем, со значительным количеством степным трав. Часты обвально-осыпные урочища с выходами коренных горных пород.

На южном склоне хребта степные ландшафты в условиях чрезмерной засушливости переходят в пояс нагорных ксерофитов. Нагорные ксерофиты распространены здесь настолько широко, что неправильно было бы считать их особыми ландшафтами внутри горно-степной зоны. Они возникли выше степей в своеобразных орографических условиях, соответствуют по высоте мезофильным ландшафтным поясам наветренного склона хребта и являются подветренными по отношению к влажным северо-западным воздушным массам. Описываемые ландшафты изобилуют скалами и осыпями и имеют вид сильно разреженного засухоустойчивого кустарника — шибляка с не менее разреженной травянистой растительностью степного и полупустынного типа — фриганы. Аридность этих склонов усугубляется не только крутизной, но и тем, что наклон пластов горных пород имеет северное простирание и вода «уходит» по водоносным и водоупорным горизонтам под ось хребта. В верхней зоне местами встречаются полоски соснового леса, приуроченные к выходам песчаников, а остальная часть покрыта шибляком.

Горно-степные ландшафты господствуют на южном склоне до высоты примерно 1800–1900 м. Они представлены злаковыми и разнотравно-злаковыми урочищами с нагорными ксерофитами. На известняковом субстрате растут шалфей седой (Salviacanescens), тимьян дагестанский и холмовой (Thimusdagestanicus, T.callinus), скабиоза гумбетовская (Scabiosagumbetica), пупавка кустарничковая (Anthemisfruticulosa), кермек Оверина (Limoniumoverinii), подушки эспарцета рогообразного (Onobrychiscornuta). На сланцах и песчаниках характерны шалфей Беккера (Salviabeckeri), полынь дагестанская (Artemisiadaghestanica), ромашка аптечная (Pyretrumchamomilla), скерда осотолистная (Crepissonchifolia), астрагал Беккера (Astragalusbeckerianus). Здесь сформировались маломощные (до 60 см) щебнистые серо-коричневого цвета горно-степные почвы, содержащие мало гумуса. Урожайность трав степей с нагорными ксерофитами 4–12 ц/га [18]. В горно-степных ландшафтах по склонам и долинам встречаются заросли гемиксерофильных кустарников: спиреи зверобоелистной (Spiraeahipericifolia), держидерева (Paliurusspina-christi), кизильника кистецветного (Cotoneasterracemiflora), барбариса грузинского и густоцветкового (Berberisiberica, B.densiflora), пузырника восточного (Coluteaorientalis) и других. Под кустарниками развиты горно-коричневые щебнистые карбонатные почвы. В окрестностях Артлуха размещаются островные урочища сосновых лесов на примитивных подзолистых и горно-лесных коричневых почвах.

Базисным в спектре высотных поясов южного склона Салатау является долинный сухостепной ландшафт, распространённый в долинах Гадаритляра, Андийского Койсу (от места впадения в неё реки Гадаритляр до места слияния её с Аварским Койсу) и Сулака (Главный каньон) [14]. Здесь господствуют сухие разнотравно-злаковые степи на маломощных горно-степных каштанового типа почвах и нагорные ксерофиты, приуроченные к примитивным щебнистым горно-степным почвам [8; 9]. Горно-степные почвы формируются на аллювиальных, делювиально-пролювиальных щебнистых и глинисто-суглинистых наносах. На таких почвах преобладают ковыльно-типчаковые и бородачевые сухие степи из бородача кровеостанавливающего (Andropogonischaemum), ковылей дагестанского и кавказского (Stipadaghestanica, S.caucasica), типчака овечьего (Festucaovina), осоки низкой (Carexhumilis), шалфея седого (Salviacanescens), эспарцета Рупрехта (Onobrychisruprechtii), скабиозы гумбетовской (Scabiosagumbetica), лапчатки восточной (Potentillaorientalis), люцерны железистой (Medicagoglutinosa) и т. д. Степная растительность используется под весенние и осенние пастбища. Большая часть ландшафта сильно изменена человеком и тут господствуют природно-аграрные территориальные комплексы с селитебными участками, посевами зерновых и плодово-овощных культур [11].

Природные ресурсы ландшафтов Салатау используются главным образом в сельском хозяйстве. Основное значение в хозяйстве имеют летние пастбищные угодья. Земледелие и садоводство ограничено, небольшие посевы зерновых и посадки картофеля приурочены к днищам долин и пологим террасированным участкам склонов. В долине реки Гадаритляр в садах при искусственном орошении выращивают южные плодовые деревья: косточковые, семечковые и орехоплодные (абрикос, персик, хурма, тутовник, грецкий орех). Долина реки Ахсу благоприятна для орошаемого земледелия. В лесной зоне на некоторых участках ведётся рубка леса. Природоохранные мероприятия сводятся к сохранению лесных урочищ, улучшению пастбищных угодий путём регламентации выпаса скота и уничтожения сорняков. На южном склоне отрицательными природными особенностями являются скалистость и крутизна рельефа, недостаточное увлажнение, оползни, обвалы и каменистые осыпи, интенсивная эрозия почв [13]. Поэтому увеличение урожайности сельскохозяйственных культур возможно за счёт внесения удобрений в почву, предохранения их от эрозии, а также улучшения качества пастбищ и сенокосных угодий, сохранения лесов и зарослей кустарников.

Салатау — удивительный уголок природы Дагестана, здесь много привлекательных ландшафтов, которые пока недостаточно используются в целях рекреации. В Салатавии сосредоточены многочисленные памятники природы. Среди них Главный (Верхний) Сулакский каньон, Алмакский каньон и Цантинское ущелье в верховьях Акташа, «норвежские» фьорды Чиркейского водохранилища, Кеуданский (Кхиутский) серный рудник, сосновая роща в окрестности Артлуха, Чиркатинская теснина и водопад на реке Гадаритляр (88 м), заповедные флора и фауна Мелештинского заказника в бассейне реки Ахсу, перевалы Харигавуртай и Кырк, старинная тропа Артлух–Чирката, место слияния Андийского и Аварского Койсу и множество других объектов [15; 19].

Литература:

1.         Абдулаев К. А., Атаев З. В., Братков В. В. Современные ландшафты Горного Дагестана. Махачкала, ДГПУ, 2011. 116 с.

2.         Атаев З. В. Природные условия и ландшафты Северо-западного физико-географического района Предгорного Дагестана // Труды Географического общества Республики Дагестана. 1994. № 22. С. 24–28.

3.         Атаев З. В. Физико-географические провинции Дагестана // Труды Географического общества Республики Дагестан. 1995. № 23. С. 83–87.

4.         Атаев З. В. Физико-географическое районирование Дагестана. Махачкала: ДГПУ, 1997.

5.         Атаев З. В. Ландшафты хребта Салатау, их хозяйственное использование и вопросы охраны // Труды Географического общества Республики Дагестан. 1998. № 26. С. 70–76.

6.         Атаев З. В. По Салатау и Гимринскому хребту // Труды Географического общества Республики Дагестан. 1999. № 27. С. 170–172.

7.         Атаев З. В. Ландшафтный анализ низкогорно-предгорной полосы Северо-Восточного Кавказа // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Естественные и точные науки. 2008. № 1. С. 59–67.

8.         Атаев З. В. Котловинные ландшафты Внутригорного Дагестана // Естественные и технические науки. 2008. № 4. С. 176–178.

9.         Атаев З. В., Братков В. В. Горно-котловинные ландшафты Северо-Восточного Кавказа: современные климатические изменения и сезонная динамика. Махачкала: ДГПУ, 2011. 128 с.

10.     Атаев З. В., Братков В. В., Гаджимурадова З. М., Заурбеков Ш. Ш. Климатические особенности и временная структура предгорных ландшафтов Северо-Восточного Кавказа // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Естественные и точные науки. 2011. № 1(14). С. 92–96.

11.     Атаев З. В., Заурбеков Ш. Ш., Братков В. В. Современная селитебная освоенность ландшафтов Северо-Восточного Кавказа // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Естественные и точные науки. 2010. № 1(10). С. 71–74.

12.     Атаев З. В., Магомедов И. Г. Б. Ф. Добрынин и проблемы ландшафтной географии Дагестана (к 110-летию со дня рождения) // Труды Географического общества Республики Дагестан. 1995. № 23. С. 166–169.

13.     Братков В. В., Атаев З. В., Алсабекова А. А., Сулумов С. Х. Эрозионное расчленение рельефа Северо-Восточного Кавказа как фактор рекреационного освоения территории // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Естественные и точные науки. 2011. № 4. С. 99–103.

14.     Добрынин Б. Ф. Горный Дагестан и элементы его ландшафта // Землеведение, 1917, т. 22, вып. 1–2.

15.     Пайзуллаева Г. П., Атаев З. В. Природно-рекреационный потенциал низкогорно-предгорных ландшафтов Дагестана // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Естественные и точные науки. 2011. № 3. С. 96–98.

16.     Федина А. Е. Физико-географическое районирование восточной части северного склона Большого Кавказа // Ландшафтное картографирование и физико-географическое районирование горных областей. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1972.

17.     Шихамирова У. А., Атаев З. В., Магомедова А. З. Влияние орографических особенностей горного Дагестана на климатические условия и ландшафтные комплексы // Труды Географического общества Республики Дагестан. 2002. № 30. С. 64–68.

18.     Шифферс Е. В. Растительность Северного Кавказа и его природные кормовые угодья. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1953.

19.     Эльдаров М. М. Памятники природы Дагестана. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1991.



[1] Работа выполнена при финансировании по Тематическому плану Министерства образования и науки Российской Федерации (Тема № 2374).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle