Библиографическое описание:

Спицына Л. Ю., Шашкова А. А. Социальный капитал как составная часть институциональной среды // Молодой ученый. — 2014. — №5. — С. 318-321.

На сегодняшний день категория неформальных институтов используется в социально-экономических, социологических и политических исследованиях, то есть является сквозным для нескольких областей науки. В институциональной экономической теории под неформальными институтами понимаются нормы и обычаи постоянных экономических взаимодействий между субъектами экономической системы. С другой стороны, очевидно, что социальный капитал, понимаемый как совокупность личных взаимосвязей каждого человека с другими людьми, накапливаемый в течение его жизни, и которые он может использовать для решения своих экономических проблем, не может не входить в число составляющих институциональной экономической среды.

Поскольку экономика России отличается сложной, противоречивой и во многом деструктивной институциональной системой, в которой действующие неформальные институты порождают массу негативных явлений (криминогенность, коррупцию, незаинтересованность экономических субъектов в положительных изменениях), особую роль играет именно социальный капитал, который может стать основой зарождения позитивных и адекватных неформальных институтов. Страны с развитым социальным капиталом, по исследованиям современных ученых, имеют меньше серьезных неразрешенных социально-экономических проблем.

Целью данной работы является выявление места социального капитала в системе неформальных институтов. Исходя из данной цели, определяются следующие задачи:

1)      изучить понятие и состав неформальных институтов;

2)      классифицировать социальный капитал как тип неформального института;

3)      рассмотреть открытый и закрытый социальный капитал.

Социальный капитал, с экономической точки зрения, — это особый вид экономического капитала, который существует в нематериальной форме и является неограниченным благом. Он мобилизует ресурсы экономических субъектов, снижает транзакционные издержки (асимметрию информации, неопределенность, риски оппортунистического поведения, расходы на ведение переговоров). Но социальный капитал стоит рассматривать не только как нематериальное экономическое благо, но и как неформальный институт экономики, который оказывает значительное воздействие на эффективность институционального взаимодействия.

Интерес к анализу неформальных институтов вызван необходимостью понимания факторов, которые моделируют экономическую систему и задают траекторию ее развития, объясняют законы поведения экономических агентов, способствуют или препятствуют функционированию формальных институтов (установленных государством нормативных актов, обязательных к исполнению всеми экономическими субъектами).

Под неформальным институтом в узком смысле понимаются все правила, которые не зафиксированы на бумаге, то есть традиции, обычаи, нормы межличностного общения людей [1, c.71]. Некоторые исследователи относят к неформальным институтам также обычные правила поведения людей данной институциональной системы в определенной ситуации. В широком смысле, понятие неформальный институт трактуется как принятые в обществе, (обычно неписаные) правила, которые создаются, соблюдаются, транслируются, распространяются и обеспечиваются принудительной санкцией вне официальных каналов [2, с.192]. Важным для понимания природы неформальных институтов является критерий формы принуждения. Для формальных институтов характерна внешняя форма принуждения, так как она исходит от других субъектов — вышестоящих структур, в первую очередь, государства. Неформальные институты иногда называют «внутренним порядком» [3, с.335], поскольку для них характерна внутренняя форма — самопринуждение. Неформальные институты моделируют поведение людей независимо от их профессиональной и общественной принадлежности, по своей природе они более консервативны, нежели формальные, поэтому являются понятнее и привычнее для общества. В процессе делового общения, к примеру, определяются конкретные цели и задачи, требующие незамедлительного решения. При таком общении приходится взаимодействовать с разными людьми, независимо от уровня их внутреннего восприятия. Даже если этот человек неприятен, следует придерживаться определенной культуры общения, которая и является регулятором — неформальным институтом. Принятые обычаи делового общения, соблюдают все члены группы. К ним относятся приветствия, форма обращения к коллегам, стиль общения, комплименты, которые могут ослабить напряженность, символы, принятые в общении. Человек, их не соблюдающий, не добьется своих целей и «выпадет» из экономической группы

Теперь рассмотрим социальный капитал как неформальный институт. Впервые понятие «социальный капитал» ввел французский социолог П. Бурдье, чтобы обозначить социальные связи, которые могут выступать ресурсом получения выгод. Также Бурдье отметил, что устойчивые неформальные социальные связи, построенные не на принудительной и не на функциональной основе, являются мощным источником получения различных благ. Такие связи строятся по принципу взаимных обязательств «ты мне — я тебе». Эти связи никак не защищены и не поддерживаются формальными нормами, они находятся под защитой неформальных норм, влияние которых может быть очень сильным. Отношения, включаемые в состав социального капитала, регулируются в основном неформальными институтами. Социальный капитал основывается, прежде всего, на общественных традициях и нормах, так как этот институт создается снизу, самими агентами взаимодействия. Очень полезными неформальные связи будут в неустойчивой институциональной среде: в ситуации, когда законы, по которым живет общество, слишком изменчивы, нечетки и противоречивы, а их исполнение плохо контролируется или носит избирательный характер, социальный капитал исполняет функции государства по защите интересов индивида, становится механизмом получения основных благ. В данном случае, социальный капитал выступает в роли некой институциональной «смазки», которая заменяет действие неустойчивых и неэффективных рыночных взаимодействий. Доверие определяет уникальность социального капитала как неформального института. Концепцией «круга доверия» активно занимался американский ученый Ф. Фукуяма [4, с.474]. По его мнению, именно доверие является стержнем социального капитала, характеризует способность людей объединяться за пределами семьи и без помощи государства. Таким образом, если все члены группы понимают, что их коллеги будут вести себя честно, значит, они доверяют друг другу. Доверие является одним из элементов «триады социального капитала» [5, с.48], в которую входят также социальные сети, способствующие коллективным действиям, и просоциальные нормы поведения, отражающие общественный интерес. Все компоненты триады взаимосвязаны между собой: сети закрепляют доверие между членами группы и способствуют распространению просоциальных норм, а единство ценностей и доверие расширяют социальные сети и контакты. Доверие и нормы, способствующие коллективным действиям, выступают элементами культуры, передающейся из поколения в поколение. Культура воплощается в выборах индивидов, функция полезности которых зависит не только от личного благосостояния, но и от того, каким образом поведение индивида соответствует общественным нормам. В более развитой форме просоциальные нормы не только ограждают индивида от оппортунистического поведения, но и стимулируют его выступать контролером поведения окружающих.

Согласно определению, социальный капитал способствует коллективным действиям определенных групп для достижения общей цели. С этой точки зрения, выделяют [5, с.53] две разновидности социального капитала: открытый (bridging) и закрытый (bonding). Открытый социальный капитал становится предпосылкой для формирования широких общественных объединений. Для его возникновения необходимо доверие не только окружающим близким людям (семья, друзья, хорошие знакомые), но и обществу в целом. В таких случаях радиус доверия должен быть велик. Помимо этого, все члены общества должны разделять одинаковые нормы и ценности, должна действовать так называемая универсальная мораль, когда вы относитесь ко всем людям, независимо от того знаете Вы их или нет, одинаково. Те действия, которые хороши или плохи по отношению к близким людям, должны являться таковыми и по отношению к окружающим. Открытый социальный капитал способствует появлению «групп Патнэма» [6]. Цель таких групп — улучшение качества жизни других людей. В свою очередь, закрытый социальный капитал основывается на ограниченной морали. Ограниченная мораль предполагает выделение одной группы среди остальных, то есть разное отношение, с различными моральными мерками к близким и чужим членам общества. Следовательно, радиус доверия здесь будет небольшим, он способствует возникновению узких групп, которые преследуют исключительно собственные цели и интересы — «групп Олсона» [7]. Таким образом, можно сделать вывод о том, что если в обществе преобладает открытый социальный капитал, то это обеспечивает рост эффективности деятельности организаций, сплоченности и конкурентоспособности общества, а так же его динамичное развитие. Преобладание в обществе закрытого социального капитала препятствует развитию экономики, снижается уровень доверия и социальных связей. Из этого следует, что взаимосвязь социального капитала и государства обратно пропорциональна: чем меньше значимость социального капитала в обществе, тем выше влияние государства, и наоборот. Необходимо отметить, что традиционно в истории России (в XV–XIX вв.) открытый социальный капитал был органично встроен в функционирование экономики (христианская этика, взаимовыручка первопроходцев при освоении новых земель, меценатство и благотворительность). К сожалению, наследством 20 в. является превалирование как раз закрытого социального капитала, выделение малых групп, активно использующих корпоративные, этнические и родственные связи для получения конкурентных преимуществ для себя. Однако, в настоящее время формирование групп Патнэма происходит достаточно активно на фоне возрождения интереса общества к религии, волонтерства и объединения по интересам (например, клубы молодых мам в интернет-сообществе и за его пределами, социальные сети одноклассников и т. п.).

Подводя итог вышесказанному, можно сделать вывод о том, что социальный капитал представляет собой один из типов неформальных институтов, причем последние выступают регулятором элементов социального капитала — социальных сетей, коллективных действий, доверия, «групп Олсона» и «групп Патнэма». Так же социальный капитал и сам может выступать в качестве неформального института рынка, задавая формат институционального взаимодействия.

Литература:

1.                 Горожанкина М. Е. Экономический институт в контексте теории социального капитала / М. Е. Горожанкина // Научные труды ДонТУ. Сер. Экономика. Донецк: Изд-во ДонТУ, 2009. — Вып. 70. — С.70–76.

2.                 Г.Хелмке, С.Левитски. Неформальные институты и сравнительная политика// Прогнозис, 2007, № 10. С.192.

3.                 В. В. Московцев. Диалектика экономических реформ в России: монография/ В. В. Московцев. Тамбов: Тамбовский государственный университет им. Г. Р. Державина, 2006. — С.335.

4.                 Фукуяма Ф. Великий разрыв / Ф.Фукуяма; Пер. с англ. Под общ.ред. А. В. Александровой.- 2004. — 474 с.

5.                 Полищук Л., Меняшев Р. Экономическое значение социального капитала // Вопросы экономики.-2011.- № 12.- С. 44–66.

6.                 Патнем Р. Чтобы демократия работала: Гражданские традиции в современной Италии. Princeton: Princeton University Press, 1993.

7.                 Олсон М. Логика коллективных действий: Общественные блага и теория групп: Пер. с англ. / М. Олсон. М.: Фонд Экономической Инициативы, 1995.- 165с http://socioline.ru/book/m-olson-logika-kollektivnyh-dejstvij-obschestvennye-blaga-i-teoriya-grupp (дата обращения 8.04.14).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle