Библиографическое описание:

Ипполитова Е. А., Горская М. О. Родительские установки женщин с диагнозом бесплодие // Молодой ученый. — 2014. — №5. — С. 448-450.

В статье представлены результаты эмпирического исследования когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов родительских установок женщин с диагнозом «бесплодие». Выявлено, что в целом содержание установок является противоречивым, отражает идеализацию материнства, амбивалентность эмоционального фона относительно рождения ребенка, неудовлетворенность семейной ролью женщин с нарушением репродуктивной функции.

В российском обществе уже достаточно длительное время сохраняется низкая рождаемость, что стимулирует изучение репродуктивного поведения человека различными науками, в том числе психологией. Репродуктивное поведение представляет собой систему действий и отношений, опосредующих рождение ребенка. Установки и мотивы, нормы и ценности, способствующие либо препятствующие рождению детей, относятся к основным структурным элементам репродуктивного поведения, исследуемым современными психологами. В настоящее время большое количество отечественных и зарубежных работ посвящено анализу родительских установок (Т. В. Архиреева, М. О. Ермихина, Т. В. Брагина, Р. В. Овчарова, А. С. Спиваковская, О. Коннер, Е. Шефер и др.) [1, 2].

По мнению Р. В. Овчаровой, родительские установки — это определенный взгляд человека на свою роль родителя, включающий и репродуктивный аспект, основанный на когнитивном, эмоциональном и поведенческом компонентах. Когнитивная составляющая родительской установки касается знаний и представлений о репродуктивной норме общества, о распределении родительских ролей, он также включает реальный и идеальный образ ребенка. Эмоциональный компонент представляет собой совокупность взглядов, суждений, оценок, а также доминирующий эмоциональный фон относительно реализации родительских установок и ожиданий. Поведенческий компонент родительских установок реализуется в репродуктивном поведении, во взаимоотношениях супругов, в родительском отношении, в стиле семейного воспитания. Таким образом, можно заключить, что неадекватно сформированные родительские установки могут способствовать возникновению затруднений в реализации человеком своей репродуктивной функции [3].

В исследованиях Г. Г. Филипповой реализация репродуктивной функции женщины рассматривается как образование доминанты материнства, при актуализации которой осуществляется системный процесс, обеспечивающий необходимое функционирование всех физиологических и психических механизмов для выполнения этой задачи. Если реализация репродуктивной функции вступает в конфликт с удовлетворением каких-либо иных потребностей женщины, то возникают основания для формирования психосоматических механизмов психологической защиты, мишенью которых становится сама репродуктивная система, что может способствовать формированию ряда нарушений ее функционирования, в том числе бесплодию [4, 5].

Имеющиеся в современной психологии материнства данные свидетельствуют о том, что во всех случаях нарушения репродуктивной функции сопровождаются искажением психологической составляющей материнской сферы женщины: нет положительного образа будущего материнства; неадекватная ценность ребенка и материнства; есть нарушения полоролевой идентичности; доминирует направленность на сохранение своих ресурсов, опеке по отношению к себе, реализации индивидных потребностей в достижении, самореализации и т. п. в ущерб мотивации удовлетворения потребностей ребенка и обеспечения его развития и самореализации [4]..

Таким образом, по имеющимся в современной психологии данным, при нарушении репродуктивной функции имеет место внутренний конфликт, который, согласно нашему предположению, может проявляться в содержании эмоционального, когнитивного и поведенческого компонентов родительских установок женщин с диагнозом бесплодие. С целью проверки выдвинутого предположения было проведено исследование родительских установок женщин с использованием комплекса методов: анкетирование, экспертный опрос, субъективное шкалирование, психологическое тестирование (тест PARI, Цветовой тест отношений (ЦТО, Эткинд А. М.), проективная методика «Фигуры» (В. И. Брутман, Г. Г. Филиппова, И. Ю. Хамитова), методы математической обработки данных (метод описательной статистики, U — критерий Манна-Уитни) с использованием компьютерной программы для статистической обработки данных SPSS. В эмпирическом исследовании, проводившемся на базе учреждений г. Барнаула КГБУЗ «Краевая клиническая больница» и КГБУСО «Краевой кризисный центр для женщин», приняли участие 38 женщин в возрасте 22–30 лет, состоящих в браке и не имеющих детей. Среди них 20 женщин с диагнозом нарушение репродуктивной функции в форме бесплодия (эмпирическая группа) и 18 женщин со сроком беременности от 12 до 33 недель (контрольная группа).

Рассмотрим результаты проективной методики «Фигуры», которые позволяют определить тип эмоционального отношения респондентов к ребенку. Женщины с диагнозом бесплодие выбирали для обозначения ребенка в основном маленький круг или маленький треугольник желтого цвета. Для обозначения себя — средний круг или средний треугольник фиолетового цвета. Расстояние между фигурой ребенка и фигурой себя в среднем от 40 до 80 мм. Согласно интерпретации полученных результатов, данные показатели соответствуют тревожно-амбивалентному типу эмоционального отношения к ребенку.

Применение U–критерий Манна-Уитни позволило установить наличие значимых различий (р˂0,05) в содержании эмоционального компонента родительских установок женщин по показателям цветового рейтинга ребенка, в цвете, выбранном женщиной для своей фигуры и в показателях эмоциональной дистанции с ребенком. Полученные данные демонстрируют, что в группе женщин с диагнозом бесплодие уровень эмоциональной привлекательности ребенка значительно выше, чем в группе беременных. Но при этом у женщин с диагнозом бесплодие выражена тенденция к выстраиванию эмоциональной дистанции с ребенком (р<0,001). Также для них характерно восприятие себя как эгоистичных и неискренних (р<0,001), что отражается в предпочтение фиолетового цвета. Можно сделать вывод о проявлениях внутреннего конфликта у женщин с диагнозом бесплодие. Женщина настойчиво декларирует желание иметь ребенка, воспринимает его появление как счастливое событие, наполненное позитивными переживаниями, но это желание не во всех случаях является искренним. Ребенок может быть лишь средством для реализации иных целей (сохранить партнера, достичь социального, семейного, личностного статуса, обеспечить заботу о себе и др.).

Двойственность, амбивалентность эмоционального фона относительно реализации родительских установок и ожиданий у женщин с диагнозом «бесплодие» подтверждается результатами теста PARI. Так, применение U–критерий Манна-Уитни позволило выявить значимые различий в содержании родительских установок женщин по шкалам «излишняя концентрация на ребенка» (р<0,001) и «излишняя эмоциональная дистанция с ребенком (р=0,05). Можно заключить, что для женщин с диагнозом бесплодие характерно наличие двух тенденций: с одной стороны они склонны концентрироваться на ребенке, подчинять заботе о нем свои желания и потребности, с другой — устанавливать в отношениях с ним эмоциональную дистанцию, возможно, в связи с доминированием каких-либо иных личных потребностей кроме материнства. Таким образом, полученные данные подтверждают гипотезу о том, что эмоциональный компонент родительских установок женщин с диагнозом «бесплодие» отличается излишней концентрацией на ребенке с одновременным эмоциональным дистанцированием от него.

В свою очередь применение метода субъективного шкалирования позволило выявить содержание когнитивного компонента родительских установок женщин. Согласно полученным данным, у женщин с диагнозом бесплодие будущий ребенок наделяется максимум всевозможным положительных характеристик. При этом у беременных женщин образ будущего ребенка так же позитивен, однако они, формируя его, учитывают наличие возможных проблем, вероятность того, что будущий новорожденный ребенок может быть беспокойным, тревожным, с перепадами настроения. В результате применения метода U–критерий Манна-Уитни выявлены достоверные различия в представлениях о будущем ребенке в группах женщин. Так, женщины с диагнозом бесплодие представляют своих детей как более спокойных (р=0,014), стабильных (р=0,017) и при этом более активных (р<0,01). Следовательно, для женщин с диагнозом бесплодие характерно наличие идеализированного образа ребенка, который формируется без учета возрастных особенностей и реальной ситуации.

Схожая картина была выявлена при анализе содержания представлений о себе как о матери в исследуемых группах. Женщины с диагнозом бесплодие по сравнению с беременными представляя себя матерями более активными (р=0,004), спокойными (р=0,007), обеспеченными (р=0,009), мирными (р=0,012). В данном случае женщины с диагнозом бесплодие недооценивают некоторых аспектов материнства, которое может быть чревато снижением активности в связи с физиологическими изменениями организма, тревогами, возможными ссорами с супругом на этапе кризиса рождения первого ребенка, некоторым ухудшением материального положения семьи в связи с декретным отпуском одного из брачных партнеров.

Таким образом, можно отметить, что содержание когнитивного компонента родительских установок женщин с диагнозом бесплодие отражает наличие идеализированных образов будущего ребенка и себя как матери.

Рассмотрим поведенческий компонент родительских установок респондентов. Согласно полученным результатам, женщины с диагнозом бесплодие не удовлетворены ролью хозяйки дома (р=0,011), они чувствуют свою зависимость от семьи (р<0,001), им кажется, что они жертвуют удовлетворением своих потребностей ради потребностей семьи (р=0,002), а так же им не хватает участия мужа в их жизни (р=0,009). Следовательно, женщины с диагнозом бесплодие характеризуются тенденцией к наличию конфликта между семейными и какими-то иными ролями, они страдают от того, что не могут удовлетворять в семье свои основные потребности, им явно недостаточно того, чтобы быть только женой и матерью. Соответственно, содержание поведенческого компонента родительских установок женщин в целом отражает их неудовлетворенность своей семейной ролью.

Итак, результаты проведенного исследования позволили выявить содержание родительских установок женщин с диагнозом бесплодие. Когнитивный компонент установок содержит идеализированные образы будущего материнства и ребенка, которые не соответствуют реальности и не могут помочь женщинам в решении жизненных проблем, с которыми сталкивается каждая семья с младенцем. В то же время у женщин с нарушением репродуктивной функции выявлена двойственность, амбивалентность эмоционального фона относительно реализации родительских установок, которая проявляется в излишней концентрации на ребенке с одновременной эмоциональной отстраненностью от него. В этом случае женщина хочет иметь ребенка, быть с ним эмоционально близкой, однако, она может быть не вполне искренна, так как ее, вероятно, страшит необходимость подчинения своих личных потребностей интересам ребенка. В этой связи вполне логичным представляется ощущение своей жертвенности, зависимости от семьи, неудовлетворенности своим семейным положением женщин, не способных к рождению ребенка, которые при этом не ощущают поддержки и участия со стороны мужа. В целом можно сделать вывод о том, что содержание родительских установок женщин с диагнозом бесплодие является конфликтным и не соответствует реальной ситуации материнства. Полученные результаты демонстрируют необходимость оказания психологической помощи женщинам с диагнозом бесплодие, направленной на гармонизацию их родительских установок с целью более успешной реализации их репродуктивной функции. Вариантами психологической помощи в этом случае могут выступать индивидуальное и семейное консультирование, а так же участие в программах психологической коррекции.

Литература:

1.                 Жуковская, Л. В. Психологическое благополучие и родительские установки: Автореф. диссерт. канд. психол. наук./ Л. В. Жуковская — С-Пб., — 2011. — 24 с.

2.                 Карымова, О. С. Социально-психологические особенности репродуктивной установки бесплодных мужчин и женщин: Автореф. диссерт. канд. психол. наук/ О. С. Карымова — Оренбург, 2010. — 25 с.

3.                 Овчарова, Р. В. Родительство как психологический феномен: учебное пособие/ Р. В. Овчарова — М.: Московский психолого-социальный институт, 2006. — 496 с.

4.                 Филиппова, Г. Г. Нарушения репродуктивной функции и их связь с нарушениями в формировании материнской сферы/ Г. Г. Филиппова // Журнал практического психолога. — 2003. — № 4–5. — С. 82–108.

5.                 Филиппова, Г. Г. Психология материнства: Учебное пособие/ Г. Г. Филиппова — М.: Изд-во Института Психотерапии, 2002. — 240 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle