Библиографическое описание:

Матвеева Н. В. Социологические подходы к исследованию динамики социально-профессионального статуса // Молодой ученый. — 2014. — №5. — С. 442-445.

Одним из важнейших понятий, раскрывающих сущность профессиональной стратификации современного общества в социологической науке, является понятие социального статуса, который представляет собой интегральный показатель положения индивида в различных сферах жизнедеятельности и функционирования социума.

В классической социологии понятие «социальный статус» рассматривается в рамках теорий социальной стратификации (М. Вебер, Э. Дюркгейм, П. А. Сорокин). Вопросы формирования социального статуса рассмотрены в концепциях Р. Мертона, К. Девиса, У. Мура, Т. Парсонса.

Необходимо отметить два основных направления в социологии при рассмотрении социального статуса, которые связаны с концепциями социального устройства общества

В настоящее время существует ряд общих оснований и частных аспектов рассмотрения статуса. Основание разделения концепций — понимание статуса в социоэкономическом смысле и как выражение престижа. Аспекты, в которых рассматривается статус, коротко можно обозначить следующим образом:

1.                  Совокупность объективных характеристик позиции, которую занимает индивид или группа в многомерном социальном пространстве.

2.                  Совокупность прав и обязанностей индивида или социальной группы, социальных ролей и ожиданий, определяемых нормами и институтами.

3.                  Позиция человека относительно признаваемой в обществе шкалы престижа.

4.                  Определенный стиль жизни.

Социэкономическую модель статуса, которая отражает в системе своих показателей основные измерения социальной структуры общества, опирается на традицию, которое берет свое начало в трудах П. Сорокина. Суть данной концепции состоит в проектировании положения индивида или группы на трех основных измерениях пространства стратификации (экономической, политической и профессиональной), в которых происходят вертикальные и горизонтальные перемещения индивида (мобильность) [1]. Соответственно социально-профессиональный статус рассматривается как позиция в структуре занятости на пересечении трех основных измерений: экономического (доход), властного (должностного) и профессионального (квалификационного). Такая концепция статуса может служить основой для его количественных измерений на основе большого количества показателей, отражающих самые разные стороны положения людей.

Современные исследователи стратификационных процессов выдвигают и другие вариации измерения статуса, которые отражают тенденции общественного развития и могут представить их исторические перспективы в том или ином случае. Так, Б. Тернер в работе, посвященной проблематике статуса, выделяет три измерения стратификации и, соответственно, статуса. Эти измерения соотносятся с тремя сферами жизни: политической (обладание правами), экономической (собственность, контроль и обладание экономическими ресурсами) и культурной (стиль жизни) [2].

В российских исследованиях в зависимости от принятого видения общественного развития делаются другие акценты. Так, О. И. Шкартан и его коллеги подчеркивают важность для изучения стратификации показателей власти, собственности и культурного капитала [3].

В социологии категория «престиж» исследуется в связи с функциональной значимостью экономической группы, профессии (Т. Парсонс, П. А. Сорокин). Комплексный анализ понятия «престиж» проведен в трудах Т. Веблена, П. Бурдье. Раскрывая понятие социального статуса (оно обозначалось немецким термином Stand), М. Вебер перечисляет следующие показатели, обосновывающие «очень активные претензии на позитивные или негативные привилегии в связи с социальным престижем: образ жизни, формальное образование, которое может заключаться в эмпирическом или умозрительном обучении и подкрепляться соответствующим образом жизни и престиж происхождения профессии» [4]. В социологическом аспекте престиж рассматривается как сравнительная оценка обществом или группой социальной значимости различных объектов, явлений; он становится практическим эквивалентом репутации и интерпретируется как уважение статуса, сложившегося в обществе. В рамках данного направления понятие «социально-профессиональный статус» рассматривается место профессиональной группы в профессиональной структуре общества, определяет оценку и самооценку роли группы в системе профессиональных отношений. Социально-профессиональный статус является динамичной системой, на которую влияет целый ряд факторов. А. А. Филлипов выделяет основные факторы, влияющие на социально-профессиональный статус индивида: макросредовые, микросредовые, личностные [5].

Автор рассматривает взаимосвязь социального статуса с мотивационной системой индивида: в социальных практиках и жизненных стратегиях индивидов большую роль играет их «внутренний ресурс» — позиция и социально-психологические особенности индивида. В этом случае социально-профессиональная мобильность в интегральной форме может быть представлена достигнутым статусом, который зависит от ценностно-ориентационных установок и достижительных мотиваций (потребности, притязания).

Проблема измерения престижа в социологии решается посредством построения различных шкал престижа. Теоретически шкалы профессионального престижа основаны на структурном анализе последствий разделения труда в обществе. Разделение труда приводит к существованию профессий, которые требуют разной квалификации и предполагают различный контроль над ресурсами. Профессии по-разному вознаграждаются, как материально, так и символически, и поэтому одни занятия более престижны, нежели другие [6]. Нетрудно заметить, что по своей сути это структурно-функционалистский аргумент.

Практически шкалы престижа составляются на основе данных опросов, в которых респондентов просят оценить престиж предложенных им профессий по заданной шкале или ранжировать профессии с точки зрения престижа. Отличительной чертой таких опросов является их трудоемкость.

Впервые большой опрос, посвященный профессиональному престижу, был проведен в США в 1947 г. Национальным центром изучения общественного мнения (NORC; его результаты были опубликованы только в 1961 г.. Этот опрос был повторен в 1963 г., и на его основе П.Зигель составил подробную шкалу престижа [7]. В 1989 г. опросник NORC вновь включал модуль, посвященный профессиональному престижу, и шкала была обновлена [8]. Все три шкалы исключительно хорошо коррелировали между собой: коэффициент корреляции между шкалами Накао — Триза и Зигеля составил 0,97, а между шкалой Зигеля и первоначальной версией 1947 г. — 0,99. В Великобритании шкала престижа была сконструирована Дж. Голдторпом и К. Хоупом [9].

Уже в 1956 г. появилась первая работа, в которой сравнивались шкалы престижа в разных странах [10], а в 1977 г. Д. Трейман опубликовал свое исследование, в котором провел сравнительный анализ профессионального престижа в более чем 60 странах [6]. Выяснилось, что шкалы престижа в разных странах в большой степени похожи между собой (корреляция между двумя случайными шкалами из разных стран в исследовании Треймана составила в среднем 0,8; и это учитывая разное качество данных и различные формулировки вопросов). Кроме того, обнаружилось, что на оценки профессионального престижа слабо влияют пол, возраст, этническая и профессиональная принадлежность респондентов, а также что шкалы престижа мало меняются с течением времени. Кросснациональная и временная устойчивость шкал престижа позволила Трейману сконструировать международную шкалу престижа на основе агрегированных данных (SIOPS, Standard International Occupational Prestige Scale).

Шкалы престижа можно подвергнуть критике по ряду причин. Во-первых, сомнения исследователей вызывала валидность измерения престижа в опросах. Действительно, по какому именно параметру респонденты оценивают профессии, когда их спрашивают о престиже? Голдторп и Хоуп утверждали, что таким критерием является обобщенное измерение «лучше — хуже», а не собственно престиж как таковой [11]. Во-вторых, проблемы вызывала уже упомянутая трудоемкость измерения престижа для всех профессий.

Именно эта проблема для О. Д. Данкана стала стимулом разработать в 1961 г. его впоследствии ставший широко известным социально-экономический индекс SEI. Данкан поставил перед собой задачу определить уровень престижа для профессий, не вошедших в опрос NORC 1947 г. Он провел линейную регрессию, в которой в качестве зависимой переменной использовал профессиональный престиж, а в качестве независимых — профессиональные образование и доход. Таким образом, он получил уравнение линейной регрессии, связывавшее, с одной стороны, образование и доход, а с другой — профессиональный престиж. При помощи этого уравнения стало возможным определить уровень престижа для тех профессий, про которые известны лишь доход и образование их носителей [12].

Индекс Данкана пересчитывался несколько раз для разных профессиональных классификаций и на основе разных шкал престижа [12]. Однако индекс Данкана по сути является функцией дохода и образования и связан с измерениями престижа лишь технически. Социально-экономический индекс и шкалы престижа — это теоретически разные, хотя и хорошо коррелирующие между собой измерители. В 1992 г. Г. Ганзебум, П.де Грааф и Д. Трейман предложили альтернативный метод вычисления социально-экономического индекса, из которого они исключили измерения престижа как необходимый элемент для конструирования индекса. Их идея заключалась в рассмотрении профессии как промежуточного механизма между образованием и доходом. Люди инвестируют свои средства и усилия в получение образования, чтобы впоследствии занять лучшие позиции на рынке труда. Работа, требующая более высокой квалификации, в среднем лучше оплачивается. Ганзебум и его коллеги определили статистическую модель для вычисления нового индекса таким образом, чтобы максимизировать непрямоевлияние образования на доход (через род занятий) и в то же самое время минимизировать прямое воздействие. Технически это было выполнено с помощью серии линейных регрессий. На основе этой методологии и базы данных, включавшей в себя опросы, проведенные в 16 странах в период с 1968-го по 1982 г., был сконструирован международный социально-экономический индекс ISEI.

В результате сравнения шкал престижа и социально-экономического индекса Д. Фезерман и Р. Хаузер пришли к выводу, что социально-экономический индекс статистически лучше работает в моделях достижения статуса (status attainment models). На основе этих результатов исследователи сделали вывод о том, что профессиональная иерархия является по своей сути социоэкономической, а измерения престижа — лишь прокси для этой иерархии [13]. Однако двумя десятилетиями позже социально-экономический индекс был подвергнут критике из-за его теоретической валидности. Доход и образование являются разными характеристиками социального положения индивидов, и не вполне ясны теоретические основания для объединения этих двух характеристик в один показатель. Даже если социально-экономический индекс обладает предсказательной силой в некоторых статистических моделях стратификации, это не означает, что он будет столь же хорошо работать и в других. В своей статье, посвященной детальному разбору свойств социально-экономических индексов, Р. Хаузер и Дж. Уоррен приходят к следующему выводу: «Если и есть общее заключение из представленного анализа, то оно сводится к тому, что мы должны двигаться дальше, к более специальной и детализированной оценке эффектов профессиональных характеристик в социальной, психологической, экономической и политической сферах, а также в сфере здоровья.

Литература:

1.         Сорокин П. Социальная стратификация и мобильность // Сорокин П. Человек, цивилизация, общество. М., 1992.

2.         Turner B. S. Status. Open University Press, 1989. P.65–67.

3.         Шкаратан О. И., Бондаренко В. А., Крельберг Ю. М., Сергеев Н. В. Социальное расслоение и его воспроизводство в современной России. Предпринт. Серия WP7. Теория и практика общественного выбора. М.: ГУ- ВШЭ, 2003.

4.         Вебер М. Класс, статус, партия // Социальная стратификация. Вып. 1. М., 1992. С.206

5.         Филиппов А. А. Социально-профессиональный статус школьного учителя в современной России: автореф.... канд. социол. наук /А. А. Филиппов — Пенза, 2012. — 22с.

6.         Treiman D. J. Occupational Prestige in Comparative Perspective. N. Y.: Academic Press, 1977.

7.         Siegel P. M. Prestige in the American Occupational Structure. University of Chicago. 1971.

8.         Nakao K., Treas J. Updating Occupational Prestige and Socioeconomic Scores: How the New Measures Measure Up // Sociological Methodology. 1994. — № 24.

9.         Goldthorpe J. H. Social Class and the Differentiation of Employment Contracts / Goldthorpe J. H. On Sociology: Numbers, Narratives, and the Integration of Research and Theory. Oxford: Oxford University Press, 2000.

10.     Inkeles A., Rossi P. H. National Comparisons of Occupational Prestige // American Journal of Sociology. 1956. № 61 (4).

11.     Prandy K., Jones F. L. An International Comparative Analysis of Marriage Patterns and Social Stratification // International Journal of Sociology and Social Policy. 2001. № 21 (4/5/6).

12.     Duncan O. D. A Socioeconomic Index for All Occupations // Occupations and Social Status / Ed. by A. J. Reiss. N.Y.: Free Press, 1961.

13.     Featherman D. L., Hauser R. M. Prestige or Socioeconomic Scales in the Study of Occupational Achievement? // Sociological Methods and Research. 1976. № 4.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle