Библиографическое описание:

Гехт А. Б. Роль Аландского вопроса в отношениях Швеции и Финляндии в период между двумя мировыми войнами // Молодой ученый. — 2014. — №5. — С. 384-387.

В статье рассматривается т. н. Аландский вопрос, игравший заметную роль в отношениях Швеции и Финляндии в 1920–1930 гг. Анализируются причины, лежавшие в основе противоречий в отношениях двух стран, перечисляются ключевые этапы в эволюции Аландского вопроса, рассматриваются его основные последствия для шведско-финских отношений в период, предшествующий началу Второй мировой войны.

Ключевые слова: Аландский вопрос, регион Балтийского моря, история шведско-финских политических отношений.

Аландские острова (швед. Åland, фин. Ahvenanmaa) — архипелаг в Балтийском море, расположенный вблизи Ботнического залива. Исторически он был заселён шведами и входил в состав шведского королевства. Но в соответствии с условиями Фридрихсгамского мирного договора от 17 сентября 1809 года Аландские острова вместе с Финляндией вошли в состав Российской империи. Для России это было важное территориальное приобретение, прежде всего со стратегической точки зрения, поскольку обладание островами в значительной степени позволяло контролировать морские коммуникации в регионе Балтийского моря. С 1830 года на архипелаге началось строительство укреплений. Но в ходе Крымской войны русская крепость Бомарсунд на Аландаских островах была разрушена и захвачена англо-французскими силами. Крымская война завершилась подписанием Парижского мирного договора 18 (30) марта 1856 года. К тексту мирного договора была приложена конвенция об Аландских островах, в которой было зафиксировано обязательство с стороны России, согласно которому «Аландские острова не будут укрепляемы и что на оных не будет содержимо и вновь сооружено никакого военного или морского заведения». Таким образом, эта конвенция установила демилитаризованный статус Аландских островов [1]. Потеря возможности использовать Аланды в качестве укрепленной военно-морской базы отрицательно сказалась на стратегическом положении России регионе Балтийского моря. Более поздние попытки России пересмотреть соглашение 1856 г., предпринятые в 1907 г., не привели к успеху и вплоть до начала Первой мировой войны Россия не имела военного присутствия на Аландских островах. Только с началом боевых действий, когда возникла угроза захвата архипелага немецкими войсками, которые могли использовать его для дальнейшего продвижения на территорию Финляндии, на островах были размещены русские войска, что вызвало негативную реакцию со стороны Швеции, опасавшейся возможной военной угрозы со стороны России [2, C. 228–231].

В 1917 г. Финляндия стала независимым государством. По условиям Брест-Литовского мирного договора, подписанного в марте 1918г., предусматривался скорейший вывод российских сухопутных и военно-морских сил с территории Финляндии, в т. ч. и с Аландских островов [3, C. 122–123]. В дальнейшем вопрос о статусе Аландских островов решался уже без участия России.

После провозглашения независимости Финляндии Швеция проявила заметный интерес к Аландскому архипелагу. В новых политических условиях шведская сторона высказала претензии на Аландские острова, опираясь на то, что Фридрихсгамский договор 1809 года утратил силу и что население архипелага в подавляющем большинстве состояло из этнических шведов. 13 февраля 1918 года шведское правительство приняло решение отправить десант на Аланды под предлогом зашиты местного населения. Сами жители Аландских островов также заявляли о своем желании войти в состав Швеции. Впервые это стремление было публично высказано еще до полного отделения Финляндии от России, 20 августа 1917 года. Это требование было повторено в начале 1918 года, когда аландская делегация посетила Стокгольм [4, S. 230].

Описание: C:\Users\Admin\Desktop\763[1].gif

Рис.1. Местоположение Аландских островов в Балтийском море.

Так в начале XXв. Аландский вопрос снова приобрел особую актуальность для региона Балтийского моря. Он включал в себя две составляющие: стратегическую (важность архипелага с военной точки зрения) и национальную. Финская сторона негативно реагировала на шведские притязания и, в частности, на высадку шведского десанта на островах. Но в то же время в Хельсинки понимали необходимость определенных уступок. 13 июня 1918 года Аландские острова были отделены от губернии Турку-Пори в отдельную губернию (лен в шведской традиции) с собственным провинциальным управлением [5, S. 11]. Тем не менее, сторонники выхода из состава Финляндии продолжали настаивать на дальнейших шагах по решению сложившейся ситуации. Ими был выдвинут лозунг: «Finland fritt — Åland svenskt» («Свободная Финляндия — шведские Аланды») [6, S. 133].

В 1918–1920 годах Аландский архипелаг оставался предметом территориального спора между Финляндией и Швецией. Для решения сложившейся проблемы был создан Аландский комитет, сформированный в Хельсинки летом 1918 года из числа представителей умеренных шведоязычных общественных деятелей. Комитет, исходя из сохранения суверенитета Финляндии над Аландскими островами, разработал проект местного самоуправления для населения островов [6, S. 134]. Достаточно активно Аландский вопрос поднимался в ходе Парижской мирной конференции 1919 года, на которой обсуждались вопросы послевоенного обустройства Европы. После обмена резкими нотами между финским и шведским правительствами конференция приняла предложение Великобритании о дальнейшем решении вопроса в ходе деятельности созданной Лиги Наций [7, S. 141]. 6 мая 1920 года финский парламент принял Акт об автономии Аландского архипелага. Этот документ провозгласил создание собственных учреждений автономии и установил их полномочия, которые приблизительно соответствуют существующим и в настоящее время. Но сторонники отделения Аландских островов от Финляндии продолжали отстаивать свою позицию и запросили у шведского правительства поддержки их требований о проведении плебисцита, который должен был решить судьбу региона. Ситуация особенно обострилась, когда лидеры движения за выход Аландского архипелага из состава Финляндии Ю. Сюндблум и К. Бьёркман в июне 1920 г. были арестованы. Шведское правительство направило запрос в Совет Лиги Наций, ходатайствуя о рассмотрении вопроса о статусе Аландских островов [8, C. 297].

В финско-шведском споре за Аланды западные державы в конечном счете приняли сторону Финляндии: для них было важно сохранить позитивные отношения с Финляндией, которая непосредственно граничила с Советской Россией и рассматривалась как важный элемент создаваемой «версальской системы». 24 января 1921 года Лига Наций признала суверенитет Финляндии над Аландскими островами при условии, что аландская автономия будет подкреплена гарантиями сохранения шведского характера автономной территории [9, S. 535].

В 1921 г. на 13 сессии Совета Лиги Наций был представлен доклад Комиссии по решению Аландского вопроса, где указывалось, что Аландские острова должны оставаться под суверенитетом Финляндии. Комиссия отметила всеобщий характер пожеланий аландцев присоединиться к Швеции, но не сочла возможным их удовлетворить. Вместе с тем она предложила выработать «интернациональный статус» Аландских островов. 24 июня 1921 г. Совет Лиги Наций утвердил резолюцию о суверенитете Финляндии над Аландскими островами. Финляндия обязывалась не возводить военные укрепления на островах и гарантировать преподавание шведского языка в аландских школах. Совет Лиги рекомендовал в целях гарантии автономии Аландов заключить договор между Финляндией и Швецией. 27 июня под эгидой Совета Лиги было подписано окончательное шведско-финское соглашение об условиях автономии Аландского архипелага, которое было включено в принятую 24 июня 1921 г. резолюцию [7, S. 145].

Решение Совета Лиги Наций не удовлетворило ни одну из сторон. Шведское правительство протестовало против финляндского суверенитета, а финское — недовольно предполагаемым контролем Лиги Наций над соглашением по вопросу о национальном меньшинстве. В октябре 1921 г. под эгидой Лиги Наций в Женеве состоялась конференция, ставившая целью заключение международного договора о демилитаризации и нейтрализации Аландского архипелага. В подписанной 20 октября 1921 г. международной конвенции о демилитаризации и нейтрализации Аландского архипелага Финляндия обязывалась не строить военных объектов на Аландских островах. Во время войны зона островов должна будет рассматриваться как нейтральная, а в случае военного конфликта на Балтийском море Финляндия получала право защиты нейтралитета Аландов. Суверенитет Финляндии над Аландскими островами сохранялся при условии предоставления дополнительных гарантий автономии для местного населения. Договаривающиеся стороны могли, когда сочтут необходимым, обращаться в Совет Лиги для определения мер соблюдения конвенции [10, C. 150].

Более десяти лет аландский вопрос не играл особой роли в международных отношениях в регионе Северной Европы, оставаясь второстепенным в том числе и в эволюции отношений между Швецией и Финляндией. Однако с середины 1930-х годов, по мере роста политической напряженности в Европе, Аландский архипелаг снова привлёк к себе интерес государств, омываемых Балтийским морем, в первую очередь из-за своего важного стратегического положения. По мере усиления угрозы возникновения Второй мировой войны аландский вопрос вновь оказался весьма важным с точки зрения решения военно-политических проблем на Балтике. В 1938 году Финляндия и Швеция выработали совместный план организации обороны Аландского архипелага в случае возможного конфликта в регионе Балтийского моря. Агрессивная внешняя политика Германии во второй половине 1930-х гг. с одной стороны и постепенное сближение политических курсов Германии и Финляндии с другой стороны вызывали у шведского правительства опасения того, что в попытке решения вопроса о статусе Аландских островов Финляндия может прибегнуть к помощи со стороны Германии. Германия была заинтересована в контроле над непрерывностью морских поставок шведской руды и поэтому могла оказать содействие финской стороне.

С 1938 г. начались переговоры между Швецией и Финляндией по вопросу политики безопасности в районе Аландского архипелага. В январе 1939 года между двумя государствами был подписан Стокгольмский протокол, который предусматривал возведение оборонительных сооружений на островах и совместные военные приготовления для защиты Аландских островов [11, C. 214]. Строительство военных укреплений на Аландских островах вызвало беспокойство СССР, видевшего в этом потенциальную угрозу своей безопасности, т. к. в случае укрепления островов могли блокироваться действия Балтийского флота. Кроме того, заметно ослаблялась бы защита дальних морских подступов к Ленинграду. В своей позиции СССР опирался на Женевскую конвенцию 1921 г. о демилитаризации и нейтрализации Аландских островов [11, C. 215]. Советская сторона настаивала, что строительство укреплений может быть продолжено только при условии, что она будет принимать в нем участие и контролировать эти работы. Весной 1939 г. СССР, в контексте переговоров с Финляндией об обмене территориями, предложил следующий вариант: аренда Советским Союзом на 30 лет ряда принадлежавших Финляндии островов в восточной части Финского залива в обмен на согласие СССР на укрепление финнами Аландских островов и ряд территорий в Восточной Карелии [12, P. 112]. Политическое руководство Финляндии отклонило это предложение как нарушающие суверенитет Финляндии.

Следствием стало изменение отношения Москвы к вопросу о ремилитаризации Аландов на негативное, несмотря на одобрение великими державами совместных планов Финляндии и Швеции в отношении Аландского архипелага. В результате Лига Наций не приняла какого-либо решения об изменении демилитаризованного статуса островов, а шведский Кабинет министров в июне 1939 года отозвал из риксдага свое предложение об организации обороны Аландов, опасаясь осложнения отношений с Советским Союзом в условиях осложнения международной обстановки [2, C. 507].

В период между двумя мировыми войнами Аландский вопрос дважды приобретал особую важность в двусторонних отношениях Швеции и Финляндии и приводил к обсуждению противоречий в отношениях этих государств на международном уровне. Компромиссное решение проблемы, предложенное международным сообществом, остановило дальнейшее осложнение шведско-финских отношений, но не привело к окончательному упразднению противоречий, что проявилось в конце 1930 гг., в период роста международной напряженности в Европе. Незавершенное решение Аландского вопроса сказывалось на шведско-финских отношениях весь период между двумя мировыми войнами, негативно влияя на эволюцию отношений двух стран. Именно конфликт из-за статуса Аландских островов, в значительной степени препятствовал сближению Швеции и Финляндии в предвоенный период и, в конечном итоге, созданию совместного оборонительного союза.

Литература:

1.         Конвенция об Аландских островах от 18 (30) марта 1856 г. // Тарле Е. В. Крымская война. М., 2003. Т. 2. Приложение. С. 703

2.         Тиркельтауб С. В. Аланды в войнах и мире. Або-Аланды и их ненарушаемый нейтралитет в войнах XVIII-XX столетий по документам российских архивов и историческим изданиям. СПб., 2008.

3.         Документы внешней политики СССР. М., 1957. Т. 1.

4.         Bonsdorff G. von. Självstyrelsetanken i finlandssvensk politik // Svenskt i Finland. 1. Studier i språk och nationalitet efter 1860. Helsingfors, 1983.

5.         Dreijer M. Ålands självstyrelse 1947–1972. Mariehamn, 1972.

6.         Högman G. Ålänningarna och Ålandsfrågan // Väster om Skiftet. Uppsatser ur Ålands historia. Åbo, 1986.

7.         Nordman D. Historiker kämpar om Åland. Om de sveska och finska historikernas argumentering i Ålandsfrågan 1917–1921 // Väster om Skiftet.

8.         Зайпт Е. В. Автономия Аландских островов: федеральный элемент в конституции унитарного государства // Северная Европа. Проблемы истории. М., 1999. Вып. 3.

9.         Dahl H. Finlands svenskar. Helsingfors, 1954.

10.     Илюхина Р. М. Лига наций. 1919–1934. — М., Наука, 1982.

11.     Юссила О., Хентиля С., Невакиви Ю. Политическая история Финляндии. 1809–2009. М., 2010.

12.     Tillotson H. M. Finland at War and Peace 1918–1993. Norwich, 1993.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle