Библиографическое описание:

Гарбуз Л. В. Основания избрания и продления меры пресечения в виде заключения под стражу в свете решений Европейского Суда по правам человека // Молодой ученый. — 2014. — №4. — С. 814-816.

Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) призван обеспечивать соблюдение и исполнение норм Конвенции её государствами-участниками.

Европейский Суд по правам человека не является высшей инстанцией по отношению к судебной системе государства — участника Конвенции. Поэтому он не может отменить решение, вынесенное органом государственной власти или национальным судом, не дает указаний законодателю, не осуществляет абстрактный контроль национального законодательства или судебной практики, не имеет права давать распоряжения о принятии мер, имеющих юридические последствия. Однако Суд вправе присудить «справедливое удовлетворение претензии» в виде финансовой компенсации материального ущерба и морального вреда, а также возмещение выигравшей стороне всех издержек и расходов [1].

Прецедентное право Конвенции выработало четыре основания, по которым задержанному лицу может быть отказано в освобождении под залог: это опасность того, что обвиняемый скроется от следствия или суда, риск того, что обвиняемый попытается, находясь на свободе, препятствовать отправлению правосудия — станет запугивать свидетелей, уничтожать улики, подкупать экспертов и т. п., риск того, что лицо продолжит заниматься преступной деятельностью, и, наконец, риск того, что освобождение задержанного преступника приведет к массовым беспорядкам [2].

Ситуация в России до недавнего времени напоминала положение дел, где законодательство исходило из того, что по ряду обвинений (наиболее тяжких) лишение свободы как мера пресечения должно применяться почти автоматически.

Европейский Суд, однако, в целом ряде дел повторил, что тяжесть предъявленного обвинения не должна быть единственным основанием для содержания под стражей, необходимо исследовать и другие элементы дела [3].

Примером может быть дело Платона Лебедева [4], уже законченное Европейским Судом. Это дело касалось первоначального периода содержания заявителя под стражей и охватывало примерно пятнадцать месяцев. В окончательном постановлении Суд нашел некоторые нарушения ст. 5 Конвенции в отношении заявителя. Однако еще в решении о приемлемости от 25 ноября 2004 г. Суд отклонил жалобу П. Л. Лебедева по ст. 5 § 3 на то, что его содержание под стражей было необоснованным.

Напомню, что Басманный суд Москвы, который принимал решение о содержании Лебедева под стражей, выдвинул следующие аргументы для содержания заявителя под стражей: серьезность обвинений, данные о личности заявителя, его социальный статус, а также то, что заявитель подозревался в совершении преступлений, которые были тщательно подготовлены и совершались в течение длительного времени. Кроме того, суд указал, что заявитель контролирует несколько компаний и, следовательно, может оказать давление на свидетелей, многие из которых в них работают, используя их зависимое положение. Басманный суд также сослался на тот факт, что у заявителя есть три иностранных паспорта и что у него значительные средства в иностранных банках и недвижимость за рубежом. Мосгорсуд также указал, что заявитель контролирует несколько иностранных банков и имеет международные связи. Суд изучил его семейное положение и состояние здоровья и решил, что они не свидетельствуют о невозможности содержания заявителя под стражей.

Европейский суд не стал анализировать все аргументы Басманного суда. Он, однако, решил, что изложенная Басманным судом комбинация фактов может указывать на то, что заявителю будет легко скрыться, а выводы Басманного суда на этот счет «не лишены оснований». Кроме того, Европейский суд согласился с предположением Басманного суда о том, что, будучи топ-менеджером нескольких компаний, заявитель может попробовать оказать давление на сотрудников этих компаний, которые проходят как свидетели по делу. В результате жалоба Лебедева на то, что решение о помещении его под стражу не было обоснованным с точки зрения ст. 5 § 3 Конвенции, была Судом отклонена.

Однако, подобным образом детально мотивированные решения российских судов остаются исключением. Дознаватели и следователи в ходатайствах, а следом суды в своих решениях указывают правильные основания (например, риск того, что обвиняемый скроется от уголовного преследования), но забывают указать, почему они пришли к такому выводу. Европейский суд неоднократно указывал, что без ссылки на конкретные факты подобные выводы национальных судов выглядят абсолютно неосновательными.

Ссылка судов при принятии решения о заключении под стражу на «личность» обвиняемого, также находит непонимание в Европейском Суде. Европейский Суд неоднократно задавался вопросом, а что имелось в виду под «личностью», какие конкретные данные о личности заставили российский суд думать, что обвиняемый сбежит или продолжит заниматься преступной деятельностью [5].

Примером могут быть «коллективные» решения, в которых мера пресечения применяется сразу к нескольким людям. Приведу в качестве примера дело «Линд против России», где Суд рассматривал содержание под стражей одного из «лимоновцев», захвативших приемную Президента [6]. Московские суды решили, что обвиняемый может скрыться или вмешаться в ход правосудия, и повторяли этот аргумент в своих решениях несколько раз. При этом судебные решения о применении и продлении меры пресечения касались почти сорока человек сразу, никакого различия между ними сделано не было, хотя об этом и просила защита. Европейский суд, анализируя такой подход к делу, решил, что выводы российских судов о том, что заявитель может скрыться или помешать правосудию, не были основаны на анализе фактов, а были просто голословными утверждениями.

Наконец, Европейский суд несколько раз замечал, что российские суды не рассматривали возможность применения других мер пресечения, в частности залога, в то время как новый УПК предлагает им на выбор разнообразные меры, многие из которых могут с успехом заменить предварительное заключение.

Как указывалось выше, четвертое правило, применяемое Европейским Судом — это оценка того, как велось следствие и судебное разбирательство, не было ли неоправданных задержек и волокиты. Действительно, основания для того, чтобы содержать обвиняемого под стражей, могут продолжать существовать на всем протяжении до приговора, но значит ли это, что обвиняемый должен сидеть все это время в СИЗО? Европейский Суд полагает, что нет. ЕСПЧ указывает на нарушение властями ст. 5 § 3 Конвенции, если следствие велось недостаточно активно. Здесь Европейским Судом оцениваются такие факторы, как сложность дела (объем материалов, количество свидетелей, международный характер преступления, необходимость перевода документов), поведение властей (необоснованные замены следователей, судей, волокита и т. д.), поведение самого заявителя и т. д. [7]

Так, по делу Старокадомского против Российской Федерации, Европейский Суд отметил, что власти не исполнили обязанность представить достаточные основания для содержания заявителя под стражей в течение более чем шести лет [8]. Заявитель жаловался, что его предварительное заключение было чрезмерно длительным в отсутствии достаточного обоснования. Власти Российской Федерации утверждали, что длительность содержания заявителя под стражей объясняется большим числом обвиняемых, сложностью уголовного дела и сложностями подсудности данного дела. Однако Европейский Суд не согласился с мнением властей и удовлетворил требования заявителя.

Подводя итог, стоит отметить, что Страсбургский суд заботит не столько результат рассмотренных выше дел, сколько тщательность, с которой судьи их рассматривают. Если национальные суды не «штампуют» решения об аресте, а оценивают конкретные факты дела, взвешивают интересы правосудия, с одной стороны, и учитывают презумпцию свободы — с другой стороны, реально рассматривают возможность применения залога и других обеспечительных мер, то можно сказать, что основные требования ст. 5 § 3 выполнены [9].

Литература:

1.      Туманов В. А. Европейский Суд по правам человека. Очерк организации и деятельности. М.: Норма, 2001.с.106–107.

2.      Вильдхабер Л. Роль и значение прецедента в деятельности Европейского суда по правам человека// Право и политика. 2001. № 8; Европейский Суд по правам человека. Материал из Википедии — свободной энциклопедии. [Электронный ресурс]. — Электрон.дан.- Режим доступа: http://ru.wikipedia.org.

3.      Постановление ЕСПЧ от 30.07.2009 Дело «Сорокин против Российской Федерации»(жалоба № 7739/06); Постановление от 26.07.2001 Дело «Илийков против Болгарии»(жалоба№ 33977/96) [Электронный ресурс]. — Электрон.дан. Режим доступа: http://www.europeancourt.ru/

4.      Постановление ЕСПЧ от 25.10.2007 Дело «Лебедев против Российской Федерации»(жалоба № 4493/04). [Электронный ресурс]. — Электрон.дан. Режим доступа: http://www.europeancourt.ru/

5.      Постановление ЕСПЧ от 31.07.2008 Дело «Старокадомский против Российской Федерации»(жалоба № 42239/02). [Электронный ресурс]. — Электрон.дан. Режим доступа: http://lspartners.ru/62.html; Ген.прокуратура РФ / Обзор решений Европейского Суда по правам человека при рассмотрении обращений граждан (по жалобам о нарушениях статей 3,5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Москва, 2010.

6.      Постановление ЕСПЧ от 06.12.2007 Дело «Линд против Российской Федерации»(жалоба № 25664/05). [Электронный ресурс]. — Электрон.дан. Режим доступа: http://www.sudprecedent.ru/chronicle/107/1079.

7.      «Разумный срок» судебного разбирательства в свете практики Европейского Суда по правам человека [Электронный ресурс]. — Электрон.дан. Режим доступа: http://alldocs.ru/zakons/index.php?from=804

8.      Постановление ЕСПЧ от 31.07.2008 Дело «Старокадомский против Российской Федерации»(жалоба № 42239/02). [Электронный ресурс]. — Электрон.дан. Режим доступа: http://lspartners.ru/62.html

9.      Панова О. В. Обзор постановлений Европейского Суда по правам человека в части применения судами Российской Федерации норм уголовно-процессуального законодательства, касающихся избрания и продления сроков содержания под стражей (текст выступления О. В. Пановой). Тюмень: Обл.прокуратура, 2009.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle