Библиографическое описание:

Ульянова О. В. Природно-производственный потенциал Татарской АССР в части выполнения программ продовольственного обеспечения населения г.Казани в 1953–1964 годах // Молодой ученый. — 2014. — №4. — С. 765-769.

В статье рассмотрены региональные аспекты агропромышленного комплекса Татарской АССР, факторы ограничений при выполнении государственных задач роста продовольственного обеспечения населения. Указанный период сам по себе оказался на периферии исследовательского процесса, а продовольственный вопрос конкретного региона подробно не изучен. На основе значительного фактического материала автор отмечает непосильные задачи в части сельского хозяйства, неосуществимые в требуемые сжатые сроки при слабой материально-технической базе и недостаточном финансировании иих последствия.

Ключевые слова:Татарская АССР, агропромышленный комплекс; семилетняя программа; совхоз, механизм реализации продовольственной политики.

Целью данной статьи является характеристика природно-производственного потенциала Татарской АССР в период середины 1950-х — начала 1960-х годов как основы выполнения программ продовольственного обеспечения населения в местном локальном контексте.

Татарская АССР участвовала в общей планово-распределительной системе продовольственных ресурсов. Указанная система предполагала прямую зависимость распределения продовольственных фондов от выполнения плана государственных закупок сельскохозяйственной продукции, при перевыполнении плана поставки увеличивались, при невыполнении — снижались, то есть продовольственное снабжение города Казани зависело от итогов работы сельскохозяйственной индустрии. Второй детерминантой потенциала продовольственного обеспечения населения города Казани являлось состояние предприятий пищевой индустрии — рыбо-, мясо-, молокоперерабатывающих предприятий.

Официально Н. С. Хрущевым был избран путь экстенсивного развития сельского хозяйства, результатом которого должен стать высокий рост урожайности и развития пищевой индустрии. Механизм реализации реформ предполагал неукоснительность их исполнения. Так, к 1965 году семилетним планом предусматривался следующий уровень производства сельскохозяйственных продуктов в Татарской АССР:

-       сахарной свеклы — в 2,4 раза, чем в 1958 году

-       масличных культур — в 3,6 раза больше

-       картофеля — на 50 процентов больше

-       овощей — в 2,4 раза больше

-       мяса в 1,8–1,9 раза

-       яиц — в 1,9 раза больше.

Очевидно, что на реализацию советской политики в области питания на региональном уровне, в частности, в г.Казани Татарской АССР, влияли экономические, национальные и другие особенности и традиции, а также возможности аграрно-промышленного комплекса.

В начале принятия семилетней программы развития власти Татарской АССР пытались решить вопрос с научной точки зрения достижения долговременных результатов. В рамках Татсовнархоза формировались секции управления пищевой промышленности с участием представителей научных кругов Татарской АССР.

Так, определено, что к началу семилетней программы Татарская АССР занимала обширную территорию с весьма разнообразными природными условиями. Они позволяли выращивать почти все сельскохозяйственные культуры, возделыванием которых занимаются в умеренном климатическом поясе нашей страны. В южных районах республики потенциалом высоких урожаев являлись пшеница, сахарная свекла, конопля, подсолнечник, в северных — рожь, картофель, лен, овощи. Определялось наличие возможностей получения высоких урожаев кукурузы, многолетних и однолетних трав, других кормовых культур. Республика отличалась большим разнообразием почв, начиная от дерново-подзолистых в северной части и заканчивая черноземными — на юге и юго-востоке. Климат характеризовался резкими колебаниями температур в летнее и зимнее время [5, с.41–45].

Вместе с тем в республике крайне неравномерно распределялись осадки. Среднегодовая сумма осадков колебалась от 380 до 510 мм. Эти обстоятельства нельзя было не учитывать при составлении семилетнего плана развития сельского хозяйства.

По архивным документам на заседаниях Татсовнархоза отмечался недостаточный учет сельскохозяйственными и планирующими органами республики особенностей природно-климатических зон при составлении сводных планов, планировании заготовок сельскохозяйственной продукции. В целях исполнения обезличенных центральных директив, упор делался на расширение посевов зерновых культур, без учета удовлетворения потребностей растущего животноводства в кормах. При этом в исследуемый период республика не располагала практически никакими резервами пашни, наоборот, эти площади уменьшились вследствие затопления некоторой части земель волжским водохранилищем и за счет передачи земель для развития нефтяных месторождений [15, ед.хр. 18, л.2].

В республике наблюдался один из самых низких уровней доходности колхозов. Несмотря на это планы обязательных государственных поставок были выше, чем в соседних регионах и автономных республиках. В районах ТАССР, расположенных севернее Камы, твердые ставки оплаты тракторных работ по зерновым культурам были почти в раза выше, чем в граничивших с ними и имевших одинаковые природно-климатические условия районах Удмуртской, Марийской, Чувашской АССР и Кировской области. К примеру, в ТАССР они составляли по пахоте 65 кг зерна с одного га, в то время как у соседних республик — 35 кг [17, д.138, л.149].

Как известно, планово-распределительная экономика СССР предполагала планирование и выделение продовольственных фондов. Произведенная продукция растениеводства и животноводства сдавалась государству по плану государственных закупок, использование своей же произведенной продукции было невозможно. В архивах партийных документов сохранилось обращение партийных органов Татарской АССР о ненормальном положении рыночного фонда мясо-молочной продукции для Татарии, что создает трудности в снабжении городского населения. Причинами назывались необоснованные расчеты при планировании показателей, не учитывающие быстрые темпы роста населения, особенно в нефтяных районах республики. За два года семилетнего плана развития в Татарии созданы новые нефтяные центры в городах Елабуге и Мензелинске, началось строительство Нижне-Камского химического комбината, осуществлен полный разворот строительно-монтажных работ на площадке Заинской ГРЭС и т. д. За истекшие три года семилетки население города увеличилось на 125,5 тыс.чел., повышенные требования предъявляются и к снабжению рабочих совхозов, не имеющих в личном пользовании продуктивного скота [18, д.6474, л.22].

Невзирая на производственный потенциал республики, плановые показатели должны быть выполнены, так как от этого зависело продовольственное и непродовольственное снабжение республики.

Власти Татарской АССР увеличивали капиталовложения в сельское хозяйство республики. Так, в 1953 году капиталовложения составили 2300 тысяч рублей, в 1962 году — 57397 тысяч рублей. К 1963 году были электрифицированы все совхозы, в 1953 году количество электрифицированных совхозов составляло только 16,5 процентов, в 1962 году — 86 процентов [10, с.8–13]. Несмотря на потраченные усилия, многие работы, особенно в животноводстве, так и выполнялись вручную. Так, к 1963 году водоснабжение на фермах крупного рогатого скота было механизировано только на 44 процента, на свинотоварных — на 41 процент, из 300 доильных площадок, имеющихся в колхозах и совхозах, смонтировано и действует только 100 [1, с.11–19]. С учетом успехов в ряде хозяйств, общий план урожайности в ТАССР выполнялся только на 88,1 %, не выполнялись планы по росту валового и товарного выхода мяса, шерсти и яиц [9, с.34].

Во исполнение решений пленумов ЦК КПСС коммунисты переходили на работу в сельское хозяйство. Так, в 1955 году вместе с коммунистами 865 комсомольцев с предприятий и учреждений городов Казани, Зеленодольска и Чистополя перешли на работу в сельское хозяйство [20, д.278, л.15]. К середине 1956 года на работу в животноводство по комсомольским путевкам направлено 16542 молодых колхозника, благодаря чему в значительной степени был решен вопрос об укомплектовании кадрами животноводства.

Неукоснительно выполнялись любые, даже нелогичные решения ЦК КПСС. Так, в постановлении ЦК ВКП(б) от 30 мая 1950г. «Об укрупнении мелких колхозов и задачах партийных организаций в этом деле» [3, с.500] отмечалось, что мелкие колхозы не могут успешно развивать общественное хозяйство, производительно использовать тракторы, комбайны и другие сельскохозяйственные машины. Потребности развития колхозов якобы вызывали необходимость их укрупнения, которое началось еще в довоенные годы, но было прервано войной, и снова развернулось с восстановлением сельского хозяйства. В Татарской АССР наблюдается рост числа совхозов в этот период, при этом не были учтены ни возможности, ни ожидаемые экономические результаты. Совхозы создавались путем преобразования экономически слабых колхозов. С 1953 по 1960 годы в республике было преобразовано 295 колхозов [8, с.115]. Наряду с этим в конце 50-х — начале 60-х г. г. число колхозов увеличивалось за счет разукрупнения некоторых совхозов и преобразования в специализированные хозяйства по производству овощей, картофеля и других продуктов колхозов пригородных зон [11, с.128].

Несмотря на рост числа совхозов и рост показателей по совхозам, приведенным в справочниках «Народное хозяйство», в тех же справочниках видно, что экономический вклад от совхозов ниже, чем от колхозов (таблица 1).

Таблица 1

Государственные закупки скота и птицы, молока и яиц [5, с.154–155]

Государственные закупки

1950

1955

1960

1965

Скот и птиц, тыс.тонн

29,3

45,9

124,9

121,4

В т. ч.в колхозах

11,6

29,4

77,2

79,1

В совхозах

4,9

8,5

34

37,4

Молоко, тыс.тонн

104,9

137,9

380,6

517,2

В т. ч.в колхозах

32,8

86,1

239,8

353,5

В совхозах

11,7

21,4

107,1

136,7

Яйца, млн.шт

36,3

47,9

125,9

153,4

В т. ч.в колхозах

8,5

12,9

55,2

67

В совхозах

2,5

3,6

22,5

34,5

Таким образом, большинство новых совхозов, созданных на базе экономически отсталых колхозов, не могли сразу повысить уровень сельскохозяйственного производства. В итоге совхозы страны за 1954–1965 г.г. не улучшили качественных показателей работы, а по урожайности и продуктивности скота даже снизили их.

Многие совхозы вели хозяйство убыточно. Так, в 1962 году из 56 совхозов только 22 работало рентабельно [19,д.49,л.7–8]. В совхозах была высока себестоимость продукции, имелись серьезные недостатки в организации производства и труда. В новых совхозах, созданных на базе экономически отсталых колхозов, невозможно было за короткий срок осуществить обоснованную концентрацию и специализацию производства. Например, в совхозе «Комсомольский» в 1962 году крупный рогатый скот содержался в 22 населенных пунктах, в том числе коровы — в 16, откормочное поголовье — в 14, телки — в 13 [19,д.49,л.138]. Это произошло потому, что при организации совхоза на базе колхозов произошло механическое соединение нескольких хозяйств без соответствующей организации труда и производства. Аналогичное положение наблюдалось и в других совхозах. Отсутствие должной концентрации производства вело к перерасходу средств на содержание излишнего административно-управленческого персонала. Хотя производство валовой продукции на 100 га сельскохозяйственных угодий в 1962 году составило 13420 руб. против 8850 в 1958 году, совхозы имели большие убытки [19,д.51,л.74–75].

Таким образом, процесс укрупнения и преобразования колхозов в совхозы привели к созданию громоздких, трудно управляемых, нерентабельных хозяйств, результаты деятельности которых не оправдали ожиданий вследствие их реорганизации.

Отрицательно сказывались на развитие совхозного производства низкие заготовительные цены, частые реорганизации, недостатки в планировании, строгая регламентация хозяйственной деятельности.

В большинстве колхозов посев производились семенами низкого качества, в 1957 году в 920 колхозах, что составляло 50 % от их общего числа, не хватало собственных семян, а их покупка отражалась на доходах. Из-за низкого уровня агротехники более половины посевов не бороновалось, подкормка минеральными удобрениями почти не производилась, в результате чего не выполнялись планы по государственным поставкам зерна, овощей, подсолнечника, сахарной свеклы. Неблагоприятная ситуация сложилась в животноводстве и птицеводстве. Если на октябрь 1953 г. в республике было 1005 тыс. голов птиц, то в 1956 г. 388 тыс. голов. В результате за четыре года после сентябрьского (1953 г.) пленума, на котором в числе других важнейших аграрных реформ были приняты существенные меры по улучшению положения в животноводстве, Татарская АССР ни по одному отраслевому виду не выполнила планов заготовок и государственных поставок. Более 30 % колхозов не справлялось с выполнением государственных заданий и числились отстающими [2, с.39].

Республиканские власти пытались выйти из положения хотя бы за счет снижения потерь мясозаготовок, разрабатывая мероприятия по борьбе с потерями мяса в период транспортировки скота на мясокомбинаты и убойные пункты [15, ед.хр.1,л.8]. Правда, в документах не приведены конкретные мероприятия, параметры решений сводятся к озвучиванию необходимости разработки мер.

Вопросы развития сельского хозяйства систематически обсуждались на пленумах обкома и райкомов КПСС, республиканских и районных партийных активах, совещаниях, партийных собраниях в колхозах и совхозах.

Бюро обкома КПСС, Совет Министров ТАССР призывали колхозников, работников МТС и совхозов, всех работников сельского хозяйства республики приложить все свои усилия к тому, чтобы добиться резкого увеличения производства и сдачи государству мяса, молока, шерсти и яиц, внести свой достойный вклад вот всенародную борьбу за крутой подъем производства продуктов животноводства. В целях поощрения за достижение высоких показателей в производстве и сдаче продуктов животноводства учреждались денежные премии и курортные путевки передовикам [7].

По существу идеологическая работа партии сводилась к усиленному использованию трудового потенциала без малейшей заботы о завтрашнем дне. Получался замкнутый круг: недостаточное питание населения в связи со снижением фондов продовольствия вследствие невыполнения планов не давало должного потенциала для совершения новых рудовых подвигов, постоянное подстегивание могло привести к апатии, т. е. трудящийся народ, особенно в колхозах и совхозах республики, где труд был наиболее тяжелым, переставал положительно реагировать на агитацию и при первой возможности мигрировал в города.

Административная погоня за количеством могла привести только к снижению качества и тогда результатом экономически нерациональных успехов являлись убытки. Так, результатами выполнения планов любой ценой стали факты сдачи на мясо значительного количества крупного рогатого скота и овец, в том числе молодняка и маточного поголовья, годного для воспроизводства, к тому же в неупитанном виде, а недостатки по воспроизводству и сохранению поголовья скрывались путем покупки колхозами и совхозами скота у населения [13, ед.хр. 748, л.20].

Страдало и качество сдаваемой продукции. Так, с маслозаводов и сепараторных пунктов росли тревожные сигналы о поступлении прокисшего и загрязненного молока [4]. Несмотря на запрет приема Совнархозами тощего мяса, в архивах сохранились документы, утверждающие цены на следующие полуфабрикаты, которых раньше не было в продаже: рагу из тощих поросят, суповые наборы из тощих уток, тощих кур и цыплят [14, ед.хр. 1007, л.13]. В конце 1950-х — начале 1960-х гг. производство мяса в республике сократилось, а молока несколько увеличилось, но значительно отставало от плановых показателей [18, д.30, л.117]. В Казани в это же время начались перебои с молоком, очереди.

Иными словами, всецело поддерживая аграрно-политический курс КПСС, власти Татарской АССР ориентировались на широкомасштабные изменения, невзирая на региональные особенности региона, что отрицательно сказывалось на результатах сельскохозяйственной отрасли, и, соответственно, на уровне продовольственного обеспечения республики.

Много нарушений выявлено в работе предприятий пищевой индустрии Татарской АССР. В архивах сохранились данные, свидетельствующие о неучтенном расходе мясопродуктов, молока. Даже при незначительном увеличении сбора урожая, заготовок мяса, молока, рыбы и т. п. начинались проблемы транспортировки, хранения, переработки.

Таким образом, способность национального сельскохозяйственного производства удовлетворять внутренний спрос зависел от таких факторов, как объем и качество почвенных ресурсов, численности населения. Эффективность функционирования агропромышленного комплекса Татарской АССР была существенно ограничена недостаточностью пахотных земель вследствие природно-климатических условий и развитием нефтяной промышленности, а также низкой урожайностью ряда хозяйств.

В итоге, Татарская АССР, несмотря на планово-распределительную экономику, где, казалось бы, учтены все потребности, фактически вынуждена была кормить себя сама, так как от выполнения плановых показателей зависело ее продовольственное снабжение, при этом не имея для этого ни должных природно-климатических условий, ни должных производственно-трудовых ресурсов.

Литература:

1.         Аитов Н. А. Колхоз — школа коммунизма для крестьян // Вопросы философии. 1963. № 9. С. 11–19.

2.         Галлямова А. Г. История Татарстана: модернизация по-советски (вторая половина 1940-х — первая половина 1980-х гг.) Казань: Магариф, 2010. С.39.

3.         Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. Т.3. М., 1962. С.500.

4.         За одно взялись — другое упустили // Советская Татария.1963. 2 июля.

5.         Народное хозяйство Татарской АССР. Казань, 1966. С. 154–155

6.         Насыбуллин А. Об использовании резервов сельскохозяйственного производства // Коммунист Татарии. 1961. № 10. С.41–45

7.         О поощрении руководителей районов, председателей колхозов, директоров МТС и совхозов, специалистов сельского хозяйства, колхозников и рабочих совхозов за достижение высоких показателей в производстве и заготовках мяса, молока, яиц и шерсти // Советская Татария. 1957. 13 июня.

8.         Пуцкова З. С. Деятельность партийных организаций автономных республик Среднего Поволжья по развитию материально-технической базы сельского хозяйства в послевоенные годы. Казань, 1973. С.115.

9.         Сельское хозяйство СССР. Статистический сборник. М., 1971. С. 34.

10.     Строительство коммунизма и сельское хозяйство // Коммунист Татарии. 1963. № 9. С. 8–13.

11.     Табеев Ф. А. Экономика Татарии. Итоги и перспективы. Казань, 1972. С. 128.

12.     Национальный архив Республики Татарстан (НА РТ). Р-1488. Оп. 8.

13.     НА РТ. Р- 1296. Оп 16.

14.     НА РТ. Р- 1296. Оп. 24.

15.     НА РТ. Р- 7233. Оп. 1.

16.     Центральный государственный архив историко-политической документации Республики Татарстан (ЦГА ИПД РТ). Ф. 15. Оп. 6.

17.     ЦГА ИПД РТ.Ф.15.Оп.35.

18.     ЦГА ИПД РТ. Ф. 15. Оп. 43.

19.     ЦГА ИПД РТ. Ф. 15. Оп. 44.

20.     ЦГА ИПД РТ. Ф.4034. Оп.37.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle