Библиографическое описание:

Шагидаева А. Б. О старости как последнем этапе онтогенеза // Молодой ученый. — 2014. — №4. — С. 725-729.

В статье представлен сравнительный анализ взглядов зарубежных и отечественных психологов на старость как последний этап онтогенетического развития, подробно рассмотрена теория стадий возрастного развития Э. Эриксона, проанализированы психологические характеристики ведущей деятельности в старости с точки зрения отечественного деятельностного подхода.

Ключевые слова: психическоеразвитие,социальная ситуация развития,ведущая деятельность, зрелый возраст, пожилой возраст, старческий возраст.

В начале нашего исследования рассмотрим такие базовые понятия возрастной психологии и психологии развития, акмеологии как: «развитие», «социальная ситуация развития», «возрастные психические новообразования», «развитие личности».

Развитие (в психологии) — это процесс необратимых, направленных и закономерных изменений, приводящий к возникновению количественных, качественных и структурных преобразований психики и поведения человека (по Артуру Александровичу Реану). Учёные различают две базовые формы развития:

1.                  Эволюционная форма развития — медленные, количественные изменения (по Чарльзу Дарвину);

2.                  Скачкообразная (революционная) форма развития — фундаментальные преобразования в относительно короткие периоды времени, т. е. развитие через кризисы (периоды критического развития психики, когда происходят качественные скачки психического развития), перемежающиеся литическими периодами (периодами «скрытого» развития, когда происходит количественное накопление психических изменений), — по Льву Семёновичу Выготскому. [5, 7, 11, 12, 13, 15]

Социальная ситуация развития личности — это специфическая для каждого возрастного периода система отношений субъекта в социальной действительности (в обществе), отраженная в его переживаниях и реализуемая им в совместной деятельности с другими людьми (по Льву Семёновичу Выготскому). [5, 7, 11, 12, 13, 15]

Возрастные психические новообразования — это понятие, обозначающее собою нечто принципиально новое (ранее не имеющееся) в психическом развитии личности, появляющееся на определенном этапе онтогенеза. Согласно Л. С. Выготскому, выделяются психические («в узком смысле»), социальные (психосоциальные), деятельностные (социально-психологические) новообразования. [5, 7, 11, 12, 13, 15]

Психическое развитие — это происходящее в онтогенезе закономерное и последовательное формирование и изменение психических процессов во времени, выраженное в их количественных, качественных и структурных преобразованиях. Развитие психики человека в ходе онтогенеза обусловлено такими факторами как наследственность, окружающая среда и активность данного индивида. [5, 7, 11, 12, 13, 15]

В психологии развития и акмеологии имеется целый ряд общепсихологических теорий психического развития, основанных на разнообразных теоретико-эмпирических подходах: биогенетический подход (теория рекапитуляции Эрнеста Геккеля и Стенли Холла, психоаналитическая концепция Зигмунда Фрейда и других учёных); социогенетический научный подход (концепция Эрика Эриксона и других учёных); когнитивный научный подход (концепция Жана Пиаже и других учёных); культурно-исторический научный подход (концепции Л. С. Выготского, В. С. Мухиной, Л. Ф. Обуховой, И. В. Дубровиной и др.учёных); деятельностный научный подход (теории и концепции С. Л. Рубинштейна, Д. Б. Эльконина, А. Н. Леонтьева, Л. И. Божович, П. Я. Гальперина, А. И. Подольского, А. А.Реана, И. Ю. Кулагиной и др.учёных); психосоциальный (социально-психологический) научный подход (концепции Владимира Николаевича Мясищева, Артура Владимировича Петровского, Галины Михайловны Андреевой, Александра Ивановича Донцова, Михаила Юрьевича Кондратьева, Анатолия Леонидовича Свенцицкого, Леонида Васильевича Куликова и других учёных). [5, 7, 11, 12, 13, 15]

Отметим, что ряд теорий, начиная с теории Зигмунда Фрейда, в принципе не рассматривает возраст старости. Подчеркнём, что из тех не очень многочисленных теорий, которые предметно анализируют жизненный период старости, наиболее широкое распространение на Западе и мировое признание получила теория стадий возрастного развития Эрика Эриксона. Он развил теорию З. Фрейда, выделил и обосновал психосоциальный аспект развития людей, — как основной культурно-личностный критерий периодизации возрастного развития. В основание возрастной периодизации Э. Эриксоном были положены процессы психофизического созревания человека, процессы становления индивидуальной сознательности («развитие сознательного ″Я″») и процессы социализации личности в обществе. Э. Эриксон особое внимание уделял социально-психологическим параметрам развития личности на всех возрастных этапах жизнедеятельности и формирования личности. Э. Эриксон, подвергая анализу психовозрастное развитие личности, во всех возрастах, в том числе и в возрасте старости, выделял амбивалентные дуальные пути психосоциального развития личности. Анализируя взрослые возраста, Э. Эриксон особое значение придавал содержательной взаимосвязи этапов среднего, зрелого, пожилого и старческого возрастов в контексте сущностно общего для всех них макроэтапа развития личности во взрослой жизни. [5, 7, 11, 12, 13, 15] Именно так, комплексно, Э. Эриксон понимал возрасты взрослости, зрелости, старости и возраст преклонных лет, что мы отображаем в таблице № 1.

Таблица 1

Возрасты взрослости, зрелости, старости и возраст преклонных лет

29/30–40/42: взрослость (взрослый, средний возраст),

40/42–53/55: зрелость (средний, зрелый возраст)

[1, 2, 3, 4, 6, 8, 9, 10, 14, 16]

творчество/застой, — качественное развитие или угасание креативности; личностно-социальная экстернальная продуктивность/репродуктивность; активное профессиональное социальное развитие, полномасштабное определение своего места в обществе, культурно-религиозное становление и развитие личности в общественных отношениях

53/55–63/65: пожилой возраст (т.н. возраст акме или поздняя зрелость, или т. н. предстарость),

63/65–73/75: старческий возраст (старость, т.н. возраст творческого опыта),

73/75–83/85: преклонный (т.н. дряхлый) возраст (т.н. второй период акме в течение зрелой жизни человека или глубокая старость)

[1, 2, 3, 4, 6, 8, 9, 10, 14, 16]

интеграция/разочарование, — приобретение нового социального статуса или потеря своего социального Я; значимость для личности собственных профессиональных достижений и их переоценка «с высоты возраста», качественно новый поиск смысла жизни и деятельности; в позитивном варианте развития — продолжение социально и профессионально активной жизни; наряду с активацией общественной позиции личности — стагнация культурного развития личности; стремление к Богу; становление в ролях бабушек и дедушек в семье; для женщин вероятен уход в семью, творчество и рукоделие, для мужчин более вероятны политическая жизнь, наука, развлечения

Отметим, что со времён Э. Эриксона, общепринятыми в зарубежной и отечественной психологии развития в целом и в геронтологии в частности, границами изучаемых возрастных периодов являются: 53–55 — 63–65, — пожилой возраст (поздняя зрелость, предстарость); 63–65 — 73–75, — старческий возраст (старость); 73–75 — 83–85, — преклонный возраст (глубокая старость); 83–85 — до конца жизни, — возраст долгожителей (долгожительство)[5, 7, 11, 12, 13, 15].

Также в отечественной психологии зачастую старость определяется как возрастной период после 60 лет: с 62 лет в периодизации В. И. Слободчикова, после 65 лет — у Г. С. Абрамовой (в периодизации которой выделяется также пожилой возраст — 51–65 лет), после 60–70 лет — у И. Ю. Кулагиной, В. Н. Колюцкого (в периодизации которых отсутствует выделение пожилого, старческого, преклонного возрастов и долгожительства, выделяется только единый период поздней зрелости и старости и др.) [7].

Теперь, с позиций отечественного деятельностного научного подхода (А. Н. Леонтьев и др.), мы проанализируем психологические характеристики ведущей деятельности, — в контексте рассматриваемой нами обширной возрастной эпохи психического развития людей.

Зрелый возраст (зрелость): 30–32 — 50–55, — ведущей является профессионально-трудовая деятельность. Происходит самореализация в профессии, актуализация личностного потенциала, качественное расширение способностей, формирование полного самосознания собственной жизнедеятельности. [13] Этот аспект понимается в акмеологии как в положительном смысле, в контексте позитивного развития личности в плане зрелого осознания ею своих способностей и возможностей в социуме и в профессии, так и в отрицательном смысле. Как бы то ни было, в этом возрасте имеется качественно новая профессионально-общественная социализация и самоинтеграция.

Существует ориентация на общественные ценности, социальная мотивация к позитивному изменению общественной жизни, к самосовершенствованию в контексте общественных связей. В этом разрезе, производственные отношения становятся главным компонентом в общении и в совместной деятельности людей. Профессиональные ценности вновь, как и в молодости, качественно интериоризируются (присваиваются на новом этапе развития личности), происходит их экстериоризация (личностное продуцирование вовне), они являются ориентирами для дальнейшего саморазвития и самораскрытия личности. Период зрелости характеризуется самоконтролем как интегральным свойством возраста. При этом все периоды зрелой жизни отмечены самообразованием (в самом широком смысле) и процессом существенного увеличения его доли в профессионально-личностном саморазвитии человека.

С аналитической позиции деятельностного подхода, главным психовозрастным свойством всего возрастного периода зрелой жизни является осознание и принятие человеком своего акмекак принципиально возможных для данной конкретной личности социально-профессиональных вершин собственных достижений. В психологии развития, акмеологии предполагается, что во всех случаях у людей в этом возрасте наблюдается пик творческой профессиональной самореализации [6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 16].

Пожилой возраст (поздняя зрелость): 53–55 — 63–65, — ведущей деятельностью вновь является личностно-семейное ролевое самоопределение. Данный процесс осуществляется на иной качественной основе, чем это было ранее, так как у людей уже появляются внуки. В сознании людей пожилого возраста происходит пересмотр семейных ролей, эмоционально наступает вторая молодость. У людей в возрасте поздней зрелости во внутриличностном плане производится ориентация на воспитание внуков, что психологически происходит у дедушек и бабушек на иной качественно-сознательной основе, нежели чем это было у них с их собственными детьми. Бабушки и дедушки осознают то, что главное в жизни человека — это воспитание подрастающих поколений, начиная со своих внуков, и психосоциально проявляют это в своей жизнедеятельности. Между пожилыми супругами углубляется интимно-личностное эмоциональное единение в общении и совместной деятельности по воспитанию внуков и в процессе помощи молодой семье, — то есть — детям и внукам молодых бабушек и дедушек. В ряде случаев совершается также профессиональное дальнейшее развитие и самоактуализация в наиболее сложных областях профессии (при условии продолжающейся профессионализации). Наряду со всем этим, в данном возрасте в подавляющем большинстве случаев у людей происходит осознание пройденного жизненного пути и переосмысление личностного опыта в социальном ключе, в контексте общественной значимости своих жизненных свершений [6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 16].

В старческом возрасте (старости): 63–65 — 73–75, — происходит осмысление людьми уже сделанного, свершённого в жизни и деятельности и качественная переоценка всего уже достигнутого ими в жизни. Осуществляется формирование мудрости жизнедеятельности, человек активно передаёт свой богатый опыт последующим поколениям. В семьях людьми данного возраста производится так называемое оформление личностных вкладов, — бабушки и дедушки субъектно активизируют себя в роли воспитателей внуков и в роли материальных обеспечителей жизнедеятельности своих детей и внуков [6, 7, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 16].

В старости у людей активизируется общение со сверстниками, с ровесниками — оно обладает очень важным психотерапевтическим эффектом и большим психологическим потенциалом для мотивационно-деятельностной активности личности [6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 16].

У подавляющего большинства людей период поздней зрелости или пожилого возраста, предстарости, — 53–55 — 63–65, и, конечно, период старческого возраста, старости, — 63–65 — 73–75, органически связан, прежде всего, с прекращением репродуктивного периода телесной жизни — с периодом климакса [6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13].

Психологически жизненный период старости (63–65 — 73–75) глобально характеризуется осознанием итогов жизни и их положительным принятием, при оптимальном развитии личности, или т. н. отчаянием старости, что, при негармоничном развитии личности характерно, разумеется, и для преклонного (дряхлого) возраста, — 73–75 — 83–85 [6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 14, 16].

Главным психосоциальным достижением эпохи пожилого возраста (53–55 — 63–65), эпохи старости (63–65 — 73–75), и генеральным внутриличностным психическим основанием, обеспечивающим сохранность личностного здоровья людей этих возрастов, является принятие собственной экзистенции (от лат. existentia — существование), полное самопринятие человеком своей индивидуальной бытийной сущности [6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14].

Несомненным социально-психологическим позитивным результатом жизнедеятельности людей старческого возраста (63–65 — 73–75), является так называемый феномен мудрости жизни, имеющий большую общественную значимость и огромное культурное значение [6, 7, 8, 9, 10, 11, 13, 14, 16].

Преклонный (т.н. дряхлый) возраст: 73/75–83/85, — ведущей деятельностью является самоосмысление, а также осмысление проблем бытия, вечности и Бога.Людьми преклонного возраста психологически производится детальное подведение жизненных итогов, содержательно осознаётся завершение жизненного цикла, переосмысливается своё место в мире и во вселенной. На первый план в познавательной и социальной деятельности выходят религиозные, мировоззренческие, политические и нравственные проблемы. Если условия жизни в преклонном возрасте негативны, наблюдается размывание и нивелирование ведущей деятельности данного возраста (что обусловлено ещё и фактором интеллектуального развития личности — в его культурных характеристиках) [7, 10, 12, 13, 14, 16].

В преклонном возрасте происходит ресоциализация в семье, имеет место занятие новых семейных ролей (прабабка, прадед, т.н. патриарх), производится воспитание взрослых внуков. В отсутствие семейной ресоциализации, имеет место быть, как правило, достаточно активная ресоциализация в таких областях деятельности и знания как культура, религия, общественная мораль. Наряду с этим, у людей дряхлого возраста явно имеет место психосоциальный процесс отхода от активных форм выполнения профессиональной деятельности (даже, при условии их наличия в старческом возрасте). Итак, даже в случаях поддержания профессиональных контактов и продолжения профессиональной деятельности, практически всегда в преклонном возрасте явно выражено психологическое ослабление включённости человека в процесс осуществления общественно полезного труда, и существенно преобладают пассивные формы реализации в профессии [6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 16].

В заключение мы укажем на то, что в отечественной психологической науке наиболее согласующейся с теорией Э. Эриксона в общенаучном психосоциальном смысле и в большей степени значимой именно для анализа старости, нам представляется концепция развития личности посредством общения А. В. Петровского. Он утверждал, что основным активатором развития личности является не деятельность (как в теории Д. Б. Эльконина и А. Н. Леонтьева), а разного рода общение (коммуникация, интеракция, социальная перцепция), которое можно понимать и в качестве особой деятельности (как взаимодействие людей в процессе общения и познания). Это утверждение концептуально предстаёт в качестве научного постулата, определяющего особую ценность общения во всех возрастах и, в том числе, в старческом возрасте [6, 7, 8, 12, 13, 14, 16].

Таким образом, имеется решающая значимость общения для поддержания социально-профессиональных контактов человека в пожилом и в старческом возрасте, а также выявляется наиважнейшее значение тех компонентов и сторон общения, на базе которых строится социальное взаимодействие в старости и в преклонном возрасте [6, 7, 8, 12, 14, 16].

Литература:

1.                  Александрова Н. Х. Особенности субъектности человека на поздних этапах онтогенеза // Развитие личности. — 2002. — № № 3–4.

2.                  Ананьев Б. Г. К проблеме возраста в современной психологии // Психология старости и старения: Хрестоматия / Сост. О. В. Краснова, А. Г. Лидерс. — М.: Академия, 2003. — 416 с.

3.                  Анцыферова Л. И. Новые стадии поздней жизни: время теплой осени или суровой зимы? // Психология старости и старения: Хрестоматия / Сост. О. В. Краснова, А. Г. Лидерс. — М.: Академия, 2003. — 416 с.

4.                  Бороздина Л. В., Молчанова О. Н. Особенности самооценки в позднем возрасте // Психология старости и старения: Хрестоматия / Сост. О. В. Краснова, А. Г. Лидерс. — М.: Академия, 2003. — 416 с.

5.                  Крайг Г. Психология развития. 7-е межд. издание. — СПб.: Питер, 2000. — 992 с.

6.                  Краснова О. В., Лидерс А. Г. Социальная психология старения. — М.: Академия, 2002. — 288 с.

7.                  Кулагина И. Ю., Колюцкий В. Н. Возрастная психология: Полный жизненный цикл развития человека. Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. — М.: ТЦ «Сфера», 2001. — 464 с.

8.                  Лидерс А. Г. Кризис пожилого возраста: гипотеза о его психологическом содержании // Психология старости и старения: Хрестоматия / Сост. О. В. Краснова, А. Г. Лидерс. — М.: Академия, 2003. — 416 с.

9.                  Москвитина О. А. Психологическое здоровье людей позднего возраста // Сборник материалов круглого стола с международным участием «Психология здоровья: новое научное направление» 14–15 декабря 2009 г. Санкт-Петербург, ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный институт психологии и социальной работы» — СПб., 2009.

10.              Обухова Л. Ф., Обухова О. Б., Шаповаленко И. В. Проблема старения с биологической и психологической точек зрения // Психологическая наука и образование. — 2003. — № 3.

11.              Психология старости. Хрестоматия. Под ред. Д. Я. Райгородского. — Самара: БАХРАХ-М, 2004. — 752 с.

12.              Психология старости и старения: Хрестоматия / Сост. О. В. Краснова, А. Г. Лидерс. — М.: Академия, 2003. — 416 с.

13.              Реан А. А. Психология человека от рождения до смерти. — СПб.: Прайм-Еврознак, 2002. — 683 с.

14.              Сенкевич Л. В., Шагидаева А. Б. Особенности мотивационной сферы у одиноких пожилых людей, проживающих в условиях геронтологического центра // Учёные записки Российского государственного социального университета. — 2011.- № 7, С. 225–230.

15.              Стюарт-Гамильтон Я. Психология старения: Пер. с англ.. — 3-е междунар. изд. — СПб.: Питер, 2002. — 256 с.

16.              Шагидаева А. Б. Специфика нравственной сферы у одиноких пожилых людей // Психология нравственности и религия: XXI век: Материалы международной конференции (16–17 ноября 2011 года): [Сборник] / ГОУ ВПО МГПУ, ГКА им. Маймонида, — МО, Щёлково: Издатель Марохтин П. Ю., 2011. — С. 465–469.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle