Библиографическое описание:

Финаев А. В., Новичков И. В. К вопросу об отношении местных органов самоуправления Среднего Поволжья к столыпинской аграрной реформе начала ХХ века // Молодой ученый. — 2014. — №4. — С. 769-771.

Статья раскрывает отношение местных органов самоуправления к столыпинской аграрной реформе, в том числе к указу 9 ноября 1906 г., агрономической помощи единоличным хозяйствам. Дана оценка финансовой поддержке правительства землеустроительным мероприятиям земства, взаимодействию земских организаций с государственными органами власти.

Ключевые слова:земства; местное самоуправление; столыпинская аграрная реформа; агрономическая помощь; хуторские и отрубные хозяйства; агрономия.

Аграрные преобразования начала ХХ века всегда вызывали у историков, экономистов и юристов повышенный интерес [1; 2; 3]. При этом подавляющее большинство исследователей уделяют внимание правовым особенностям проведения реформы, проблемам проведения на местах, переселенческой политике и конечно результатам, забывая при этом о роли земских учреждений в аграрном преобразовании начала ХХ века [4; 5; 6; 7; 8].

Впервые проблема о степени участия местных органов самоуправления в осуществлении столыпинских аграрных преобразований была поднята на этапе постсоветской историографии в ряде научных работ по материалам региональных и уездных земств [9; 10; 11]. В современной историографии вопрос о роли земских учреждений остается слабоизученным, тем более земских учреждений Среднего Поволжья. Представленная статья выступает своеобразным обобщающим материалом с целью определить отношение земства к аграрной реформе, его позицию по вопросам модернизации сельского хозяйства.

8 июня 1906 года Председателем Совета Министров Российской империи был назначен Петр Аркадьевич Столыпин. На наш взгляд главной заслугой П. А. Столыпина являлось то, что он создал законодательную основу проведения аграрных преобразований на территории Российской империи. Благодаря принятому законодательству проведение реформы носило планомерно-поступательный характер [12].

Начало столыпинских аграрных преобразований тесно связанно с именным указом от 9 ноября 1906 г. «О дополнении некоторых постановлений действующего закона, касающихся крестьянского землевладения и землепользования», который был издан в порядке 87-й статьи Основных законов Российской империи, позволявшей правительству принимать меры законодательного характера (в перерывах между сессиями Думы с последующим их внесением на ее утверждение). Указ от 9 ноября 1906 г. провозгласил, что крестьяне могут свободно выходить из общины и требовать от односельчан выделения им надельной земли с последующим оформлением ее в личную собственность. Так же указ позволил отвод укрепленной земли к одному месту с целью образования отрубов или хуторов. Крестьянская община была обязана удовлетворить требование об укреплении земли в личную собственность домохозяина, а в случае уклонения от исполнения или затягивания этого вопроса укрепление производилось губернской администрацией.

14 июня 1910 года Правительство издает закон «Об изменении и дополнении некоторых постановлений о крестьянском землевладении» [13]. Согласно данному закону все общинные земли, в которых не было общих переделов со времени наделения их землей, признавались перешедшими к участковому или подворному наследственному владению. При этом владельцы укрепленных участков сохраняли право пользования сенокосными, лесными и другими непеределяемыми угодиями (мирской усадебной землей, сельскими сервитутами). «Положение о землеустройстве» от 14 июня 1910 года предусматривало что требования применялись ко всем землям, принадлежащим, независимо от способа их приобретения т. е. всем поземельным организациям Российской империи [14].

Характеризуя уровень земледельческой культуры в крестьянских хозяйствах России начала ХХ века можно сделать вывод о том, что он был весьма низким. Данную проблему правительство П. А. Столыпина прекрасно осознавало, считая делом государственной важности скорейшее насаждение в образованных единоличных хозяйствах улучшенных приемов ведения сельского хозяйства. От этих мер зависело будущее землеустройства, так как без интенсивного хозяйства прочность и устойчивость единоличной собственности была немыслима [15].

Агрономическая помощь единоличным хозяйствам предоставлялась по линии двух типов учреждений: земствами и агрономической организацией Землеустроительного ведомства. Агрономам предстояла сложная работа, ведь предоставленные сами себе владельцы хуторских и отрубных участков знали лишь прежние несовершенные способы ведения хозяйства. Поэтому агрономам часто приходилось преодолевать косность и невежество масс, чтобы добиться хотя бы возможности начать агрономическую работу.

В период проведения Столыпинской реформы важную роль стало играть земство, особенно в сфере решения аграрных и агрикультурных мероприятий. Его роль с введением новых форм землевладения значительно возрастает. Новые формы землеустройства, введенные по указу 9 ноября 1906 г. и закону 14 июня 1910 г., требовали новых хозяйственных приемов [16]. Только там, где деятельность земской организации была выражена слабо или совсем отсутствовала, единоличные владельцы были предоставлены в ведомство агрономической организации Губернских землеустроительных комиссий. Ей присваивалась роль временной организации, имеющей своим назначением восполнять агрономическую организацию земских учреждений.

Правительственная агрономическая организация сосредоточилась исключительно на помощи единоличным крестьянским хозяйствам. Агрономы землеустроительных комиссий селились в центрах хуторских поселений, хотя эти поселения и находились на краю агрономических участков. В результате агрономы играли двойственную роль. Приезжая в селение, где жили общинники и единоличные владельцы, агроном последним предлагал семена для опытов даром, а когда к нему обращались общинники, им говорили, что эти семена они могут получить лишь в ссуду, то же относилось и к опытам с удобрениями [17].

Деятельность агрономических организаций при землеустроительных комиссиях существенно отставала от деятельности земских агрономических организаций. Специалисты землеустроительных комиссий нередко выполняли обязанности чиновников по особым поручениям, их деятельность сводилась также к содействию выработке простейшей системы полеводства, рассчитанной на ближайший этап развития с единственной целью поддержать хозяйства в трудное для них время перехода к частному землевладению.

Земства с 1905 г. становятся организаторами сельскохозяйственного производства на местах. На организацию агрономической помощи из суммы земского сбора выделяются огромные суммы; сильное развитие получает сельскохозяйственное образование; устанавливается более тесное сотрудничество между земствами и местными сельскохозяйственными кооперативными организациями. Например, в 1909 г. Симбирское уездное земство ассигновало 35 тыс. руб. на расходы участковой агрономии и устройство показательных хозяйств; кроме того, оно возбудило ходатайство о принятии на себя половины средств, направленных из центра для организации агрономической помощи крестьянскому населению [18].

Финансирование агрономической помощи осуществлялось правительственными ассигнованиями, которые обычно составляли 50 % от необходимой для агрономической организации суммы, а оставшуюся часть средств земства вносили сами. Например, в 1911 г. расход на содержание агрономической организации Симбирской губернии выразился в сумме 71 352 руб., из которых 35 676 руб. выпало на Департамент земледелия и 35 676 руб. — на губернское земство [19].

В октябре 1910 г. правительство вновь обратилось к земским учреждениям России с инициативой активного сотрудничества в проведении аграрной реформы. Было заявлено о необходимости создания возможно планомерной агрономической помощи по следующим направлениям: участковая агрономия, показательные поля и хозяйства, прокатные и зерноочистительные пункты, огнестойкое строительство на хуторах и устройство школ для детей хуторян. 29 мая 1911 г. было принято Положение о землеустройстве, в котором определялся порядок работы землеустроительных комиссий на местах. По этому положению допускалось землеустройство по ходатайству одной из заинтересованных сторон или части владельцев и членов общины, т. е. насильственным путем по отношению к противникам выхода из общины отдельных крестьян (как правило, зажиточных).

Некоторые из земств полагали, что необходимо оказывать агрономическую помощь крестьянскому населению в целом, безотносительно к условиям его землепользования. Данное положение было связано с тем, что земства опасались негативной реакции по отношению к хуторянам.

Земская помощь в данный период осуществлялась по двум направлениям. Во-первых, показательные мероприятия, которые выражались в организации образцовых хуторских хозяйств, участков и полей. Во-вторых, мероприятия общего характера — реализация прокатных станций сельскохозяйственных орудий и машин, приглашение агрономов на средства уездного и губернского земства, создание сети агрономических участков, выдача ссуд, семян на льготных условиях для повышения производительности частных хуторских хозяйств, сельскохозяйственного инвентаря, удобрений, создание опытных станций и т. д.

Во многом благодаря земствам, была создана сеть участковой агрономической службы, во всех уездах функционировали опытные учреждения, прокатные пункты. Усилиями Средне Поволжского земства были открыты и вели подготовку кадров для сельского хозяйства низшие сельскохозяйственные учебные заведения. Губернские и уездные земства осуществляли ряд практических мероприятий по оказанию технологической помощи крестьянским хозяйствам. Результатом столыпинских аграрных преобразований явилось появлении класса деревенской буржуазии — зажиточных и самостоятельных крестьянских хозяйств.

Литература:

1.      Дубровский С. М. Столыпинская земельная реформа. Из истории сельского хозяйства и крестьянства России в начале XX века. М., 1963.

2.      Зырянов П. Н. Крестьянская община Европейской России 1907–1914 гг. М., 1992.

3.      Тюкавкин В. Г. Великорусское крестьянство и столыпинская аграрная реформа. М., 2001.

4.      Румянцев Ф. П. Особенности правового обеспечения столыпинской и современной аграрной реформы России: дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2004.

5.      Котляров С. Б. Столыпинская аграрная реформа в Симбирской губернии (1906–1917): дис. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук. Саранск, 2005.

6.      Видяйкин С. В., Котляров С. Б. К вопросу о переселенческой политике в начале ХХ в. (по материалам Симбирской губернии) // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2009. Т. 12. № 2. С. 64–69.

7.      Зоркова Н. Н. Столыпинская аграрная реформа в мордовском крае (1906–1914 гг.) дис. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук. Чебоксары, 2013.

8.      Видяйкин С. В., Котляров С. Б. Деятельность Крестьянского Поземельного банка в Симбирской губернии в процессе реализации столыпинской аграрной реформы // Вестник НИИ Гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2010. № 2. С. 72–77.

9.      Ефременко А. В. Земская агрономия и ее роль в эволюции крестьянской общины. Ярославль, 2002.

10.  Жукова Л. А. Земское самоуправление и бюрократия в России: конфликты и сотрудничество 1864–1917 гг. М., 1998.

11.  Кобзева Т. А. Землеустроительные мероприятия земских учреждений в контексте Столыпинской аграрной реформы в начале ХХ века (на материалах Симбирской губернии) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2011. № 2. С. 90–92.

12.  Котляров С. Б. Правовые особенности столыпинских аграрных преобразований начала ХХ века // Черные дыры в российском законодательстве. 2013. № 6. С. 36–39.

13.  Закон 14 июня 1910 г. об изменении и дополнении некоторых постановлений о крестьянском землевладении. СПб., 1911. С. 1272–1287.

14.  Свод Законов Российской империи. Том 10. Землеустройство. Сборник законов и распоряжений. СПб., 1914. С. 1–126.

15.  РГИА. Ф.1291. Оп.120. Д.61. Л.27.

16.  Государственный Совет: Стеногр. Отчеты: Сессия 5. СПб., 1910. С. 1272.

17.  Котляров С. Б. Столыпинская аграрная реформа в Симбирской губернии (1906–1917): автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук. Саранск, 2005.

18.  РГИА. Ф. 1291. Оп. 120. Д. 61. Л. 140.

19.  ГАУО. Ф. 2. Оп. 5. Д. 7. Л. 41.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle