Библиографическое описание:

Альмяшова Л. В., Силкова М. А. Обучение иностранному языку и междисциплинарность (пространственный код русских и немецких ойконимов) // Молодой ученый. — 2014. — №4. — С. 912-914.

Болонская декларация диктует необходимость построения единой образовательной модели гуманитарного образования, основа которого базируется на современных информационных и педагогических технологиях, на методологических принципах информационного общества и открытого образования. Концепция открытого образования связана с изменившимися представлениями в современной научной картине мира и способах познания, ориентированных на изучение самоорганизующихся и саморазвивающихся систем [1, с.12]. Всевозрастающую роль приобретают междисциплинарные стратегии в образовании. Так, определяющей тенденцией современного образования становится не дифференциация различных способов познания мира, а их интеграция, системный подход к изучению мира [2, с.62]. На смену предметно-онтологической модели обучения приходит гносеологическая модель, при которой основу предмета учебной дисциплины составляют познавательные средства и технологии, призванные стимулировать и мотивировать потребности продуктивного творческого характера у обучающихся [3, с. 47].

Данная статья представляет собой пример научного сообщения прикладного характера и посвящена проблемным вопросам страноведения как отраслевого направления общественной географии, культурологии и лингвистики. Кроме того, материал и методы исследования могут найти практическое применение у преподавателей в области географического образования, в области преподавания иностранного языка и культуры.

Современные исследования топонимики многоаспектны. При характеристике топонима как собственного имени географического объекта, заслуживает внимание точка зрения ученых (В. Н. Торопов, М. М. Маяковский, С. А. Кошарная и др.), придерживающихся теории множественной мотивации и допускающих одновременное существование нескольких семасиологических связей. Бесспорным считается тот факт, что многие вопросы топонимических исследований могут решаться через призму культурологического подхода. Центральным понятием этого подхода является понимание национальной культуры с закрепленными в ней моделями отражения мира, которые могут иметь существенные этнические различия.

Территориальный фактор как опосредованный отпечаток той географической среды, в которой складывалась культура народа, повлиял на создание топонимической лексики. Территориально-географические отношения находят отражение в семантике языковых единиц, указывают на специфику и особенности ориентации того или иного народа, нации в пространстве. Так, национально обусловленными оказываются пространственные координаты. Пространство относится к универсальной форме восприятия действительности Представления о пространстве, существующие в человеческом сознании и выражаемые в языке, являются обобщенными и абстрагированными отражениями объективной категории [4, с.134].

Известная каждому поэтическая фраза «широка страна моя родная» содержит в себе речемыслительный код пространственного восприятия территории России русскоговорящим носителем языка. Лексема «широка» образована от прилагательного «широкий» со значениями, согласно словарю русского языка С. И. Ожегова, «1. Большой в поперечнике... 3. Имеющий большое протяжение…» [5, с.778]. Действительно, географически территория России имеет большую протяженность именно с запада на восток, нежели с юга на север, что и позволило образоваться мыслительному пространственному коду «широка/широкий», ставшему своего рода единицей измерения наряду с такими метрическими единицами, как метр или километр. Кроме того, пространственный код, репрезентируемый данной фразой, являет собой существенный культурный стереотип и, соответственно, оказывается национально обусловленным.

В качестве синонимичной номинации пространственного кода «широкий» выступает лексема «даль», которая в качестве пространственного кода представлена в географическом наименовании Дальнего Востока. Выражение «за далью даль» наполняет пространственный код «даль» когнитивным признаком бесконечного чередования одной дали другой, создавая картину безграничности, беспредельности пространства. Данная лексема оказывается активно реализованной и в качестве элемента такого класса топонимов, как ойконимы, т. е. названия населенных пунктов. По данным каталога почтовых индексов РФ, в названии 22 населенных пунктов России встречается компонент «дальне-». Присутствие таких пространственных ориентиров как «верх-», вариант «верхне-», «низ-», вариант «нижнее-», «средне-» является типичным для российских ойконимов. Например: Нижнеангарск — Ангарск, Нижний Новгород — Новгород, Томск — Верхотомка и др. Известный русский ученый К. Ю. Резников отмечает, что: «реки и озера заняли особое место в русском самосознании. Ведь русские — речной народ: русские всегда селились по берегам больших и малых рек и, плывя по рекам, потихоньку освоили Поволжье, Сибирь и так, по рекам, дошли до Тихого океана» [6]. В этих словах находится и подтверждение наличия пространственного кода «ширь» — т. е. освоение земель страны шло по горизонтальному вектору, вертикальный же ориентир «верх-, средина-, низ-» в элементах ойконимов мотивируется наличием рек вблизи селения.

Естественным образом возник интерес к изучению кода пространственного восприятия территории Германии, нашедшего отражение в ойконимах. С помощью Интернет-сайтов были просмотрены географические названия 16 федеральных земель Германии, населенных пунктов ФРГ. В результате было выявлено, что типичными являются такие пространственные ориентиры как «hoch-» (верхний) 14 случаев, «mittel-» (средний) 13 случаев, «nieder-» (нижний) 117 случаев. Это указывает на факт вертикального пространства, что соотносится с фактом географического положения территории Германии.

Вытянувшись с юга на север, страна по вертикальной линии имеет протяженность больше, чем с запада на восток. Объяснение распространений таких пространственных ориентиров видится в естественной причине, т. е. территориальное расселение германского этноса шло по берегам рек: Рейна, Одера, Майна и проч. Течение рек подсказывало выбор названия селению.

Высокий процент наличия компонента «nieder-» (62,7 %) в роли элемента немецких ойконимов указывает на факт очень давней освоенности территории прибрежной Северному морю, о чем есть свидетельства. Так в 4 веке до нашей эры древнегреческий мореплаватель Пифей (известный также под именем Питеас) отмечал, что во время своего путешествия в 350 году до н. э. столкнулся на юго-восточном побережье Северного моря с племенем тевтоном (как часто называли германцев). Кроме вышеуказанных топонимических элементов, встречаются в немецких ойконимах компоненты «weit-» (2,6 %) и «breit-» (13 %). Интересно то, что лексема «breit» является по своему лексическому значению близкой к русскому «широкий». Breitbach, что буквально переводится как широкий ручей или Breitfeld в буквальном переводе означает широкое поле. Оба примера показательны использованием элемента «breit» в ойконимах для закрепления сенсорного восприятия размера природных объектов (здесь ручья и поля). Однако, в отличие от носителей русского языка, германцы активно пользовались этим понятием как наивной метрической единицей.

Прослеживается связь территории, народа и культуры в образовании топонимических единиц, как России, так и Германии. Типичными являются горизонтальные и вертикальные пространственные ориентиры. Расположенные на территории этих стран реки стали, на наш взгляд, причиной появления пространственных ориентиров «верх», «середина», «низ». Несмотря на территориальные отличия (по площади Германия почти в 50 раз меньше России) и географические (Россия по наличию водного пространства занимает 1 место в мире, а Германия только 61), в культурах наших народов встречается много точек соприкосновения.

Литература:

1.      Жданова Г. А. Гуманитаризация процесса подготовки будущего специалиста в техническом вузе: Дис. … канд. педагогических наук. — Кемерово, 2005. -245 с.

2.      Гураль C. К., Нагель О. В., Темникова И. Г. и др. Обучение иноязычному дискурсу на основе когнитивно-ориентированных образовательных технологий//Язык и культура. 2012. № 4(20). С. 62–71.

3.      Кестель И. В., Митякина О. В. О способах повышения мотивации учебно-познавательной деятельности студентов.// Профессионально-ориентированное обучение иностранным языкам в вузе: оценка состояния, проблемы и перспективы: Сборник научных статей по материалам международной научно-практической конференции / под ред. Л. С. Зникиной. — Кемерово: ГУ КузГТУ, 2007

4.      Альмяшова Л. В. Концепт Blut и его языковая актуализация (на материале немецкого языка): Дис. … канд. филол. наук.- Барнаул, 2006.- 180с.

5.      Ожегов С. И. Словарь русского языка /Под ред. чл.-корр. АН СССР Н. Ю. Шведовой-М.: Рус.яз., 1986.-797 с.

6.      Резников К. Ю. Журнал. http: // www. Zhurnal.lib.ru/r/reznikow_k_j/chapter3–1.shtm- Свободный доступ.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle