Библиографическое описание:

Шокорова Л. В. Образы колыванских мастеров камнерезного искусства в творчестве художников // Молодой ученый. — 2014. — №4. — С. 1174-1176.

В статье рассмотрена история развития алтайского камнерезного искусства. Проведен анализ стилистических особенностей образной и формально-содержательной структуры художественных произведений, отражающих жизненный уклад династий рудознатцев и мастеровых людей, трудившихся на Колыванском камнерезном заводе.

Ключевые слова:камнерезное искусство, живописные произведения, историческая тематика, Колыванский камнерезный завод.

Симфония камнерезного искусства Колывани, прелюдией к которому явилось демидовское медеплавильное дело, зазвучало на Алтае в конце XVIII века, и отзвуки этой мелодии до сих пор раздаются в различных музейных залах страны. Этот период ознаменован собственными школами обращения с камнем в действующих тогда центрах камнерезного искусства — Петергофе и Екатеринбурге. Открытие алтайских цветных камней с их уникальной несравнимостью и самоцветной декоративностью способствовало становлению камнерезного дела на Алтае, годом рождения которого считается открытие шлифовальной фабрики в 1786 году в лесопилке Локтевского сереброплавильного завода.

Большое количество заказов, поступавшее из Императорского Кабинета, а также ее удаленность от основных месторождений на многие километры, заставили искать место для постройки нового, более мощного камнерезного предприятия на Алтае [2, 24]. В 1802 году в заводском поселке Колывань на месте закрытого медеплавильного завода под руководством Ф. В. Стрижкова был построена новая шлифовальная фабрика, где применялась механическая обработка камня с помощью энергии воды. Это позволило значительно ускорить выпуск крупных изделий и механизировать трудоемкие процессы обработки цветного камня. В этот период на Колыванской фабрике, включая каменоломню и цеха по обработке изделий, работали 106 человек, создавшие за пять месяцев одиннадцать изделий из камня по эскизам лучших архитекторов, таких, как А. Воронихин, Ч. Камерон, Д. Кварнеги, К. Росси.

В 1811 году управляющим Колыванской фабрикой был назначен уникальный механик и изобретатель М. С. Лаулин, много сделавший для развития камнерезного искусства на Алтае. Именно под его руководством была осуществлена добыча монолита из ревневской каменоломни для изготовления всемирно известной чаши, получившей название «Царица ваз» и являющейся лучшим произведением алтайских мастеров.

Монолит ревневской яшмы, обнаруженный в 1819 году И. С. Колычевым, имел в длину 5,6 метров. Отделение камня от скалы шло медленно потому, что яшма при ударе давала трещины, идущие в разных направлениях. Поэтому для выборки монолита яшмы применяли довольно примитивный способ — вдоль будущего реза летом высверливали отверстия, а зимой в них наливали воду, которая, замерзая, распирала камень. Отколотый монолит камня спустили со скалы «на тормозах» — к камню привязали пихты вместе с сучьями и сбросили в речную долину.

В 1828 году, когда пришло предписание Кабинета, рисунок и гипсовая модель вазы, выполненные архитектором А. И. Мельниковым, камень на деревянных дровнях с помощью воротов, повезли в Колывань на шлифовальную фабрику. Частые повороты и ущелья не давали возможности применить конную тягу, поэтому в бурлацкие лямки, привязанные к саням, были впряжены люди. Для того, чтобы разом работать — запевали песню на манер дубинушки. На определенных словах песни канат натягивали, на других — отпускали. «Долгая эта песня была. Камень-то за сутки всего на полкилометра подтянуть успевали. Бывало до того напоются, что и слов не слышно, один лишь рев да стоны. Оттого, видать, и каменоломню Ревневой назвали, что с ревом камень от нее волокли» [3, 127]. Целых два месяца около тысячи человек тащили монолит за 30 верст — расстояние, отделявшее каменоломню от фабрики.

До 1835 года под руководством И. М. Ивачева и П. М. Коновалова над отделкой вазы работали камнерезы М. Я. Мурзинцев, Д. А. Осколков и Ф. Ф. Есаулов. В 1843 году, уже после смерти Лаулина, была завершена окончательная отделка вазы, не имевшей себе равных ни по размеру, ни по весу: ее высота — 2,5 метра, большой диаметр — 5, малый — более 3 метров. На ее изготовление ушло 12 лет (1831–1843 гг.).

19 февраля 1843 года на четырех саней, собранных в форме вагона и запряженных 154 лошадями, Колоссальная чаша была отправлена в Санкт-Петербург. Дорога, занявшая полгода, шла конным ходом до Екатеринбурга и баржами по рекам Чусовая, Кама, Волга и далее — по Мариинской системе. Прибывшая 14 августа 1843 года в Петербург, ваза шесть лет простояла на набережной Невы, заколоченная в ящике, пока между старым и новым зданиями Эрмитажа не возвели стены, ставшими домом для Царицы ваз.

Более 900 значительных произведений, изготовленных за время существования фабрики, разошлись по всему свету, но уже к концу XIX века, расцвет колыванского камнерезного искусства стал постепенно угасать. После 1917 года фабрика была окончательно законсервирована и вновь открыта только в 1930 году. В 1947 году Колыванская шлифовальная фабрика была переименована в Колыванский камнерезный завод им И. И. Ползунова.

В Колыванском музее истории камнерезного дела на Алтае в постоянной экспозиции находится картина «Перевоз монолита яшмы на Колыванский камнерезный завод», выполненная художником Г. К. Тарским. Полотно посвящено одному из самых сложных моментов рождения вазы — доставке монолита на фабрику. Скорее всего, идея этого сюжета родилась у художника в одночасье, чему свидетельствуют частично сохранившиеся этюды и зарисовки. В 1956 году, уже имея определенный замысел, Г. К. Тарский съездил в Колывань, где в поисках характерных типажей написал большое количество этюдов с натуры. Натурщиками для художника служили местные жители, колоритные, с ярко выраженным характером, которых он впрягал в лямки, привязанные к изгороди. Возможно, оттуда и пошло народное название этой картины — «Бурлаки на Волге».

В картине Г. Т. Тарского действие происходит на фоне горы Ревнюха, где и был добыт монолит яшмы. Колористическое решение и историческая достоверность наполнили произведение драматическими переживаниями и внутренней монументальностью. Традиции русской исторической школы живописи проявились в трехплановой системе построения пространства композиции, в значительности изображаемого события, правдивости деталей в одежде, пейзаже, образной характеристике типажей.

Внимание художника сосредоточено на первом плане, где он изображает измученных непосильным трудом, уставших мужиков, впряженных в бурлацкие лямки и тянущих из всех сил огромную глыбу камня. Удаленный от зрителя холодной дымкой зимнего воздуха, камень, едва выступая на фоне гористых холмов, сам кажется частью окружающего пространства, вызывая ощущение, что люди пытаются сдвинуть гору. Протяженность бурлацкого каравана подчеркивается тонкой передачей цветовых отношений от энергичного по цвету, контрастам и деталям первого плана до смягченного, менее насыщенного последующего.

Стремление художника объединить фигуры людей с пейзажем, слить их в едином эмоциональном состоянии подчеркивается линейно-пластическим ритмом картины, каждым цветовым пятном, каждым мазком. Изображаемые персонажи очень типичны, с характерными психологическими образами мастеров камнерезного дела, в портретах которых художник и талантливый рисовальщик Г. К. Тарский сумел выразить понимание человеческой жизни в совокупности с человеческим характером. Полнота раскрытия замысла и эмоциональные характеристики людей, отражающие силу, величие и героизм народа позволили художнику передать драматический накал исторического сюжета,

Работа над картиной продолжалась в течение трех лет, в результате которых появился целый ряд колыванских пейзажей, имеющих историческое значение, а также этюдные портреты колыванских мастеров. В собрании Государственного художественного музея Алтайского края хранятся работы «Старик Тихобаев», «Дед Чеботарев» и др. [1, 4].

В 1959 году картина была представлена на XII выставке в Выставочном зале Союза художников, и после длительное время экспонировалась в Государственном художественном музее Алтайского края. В 1986 году полотно передается в Колыванский музей истории камнерезного дела. В частной картинной галерее «Кармин» экспонируется авторское повторение этой картины.

Этот же исторический сюжет нашел отражение в работе художника В. К. Заборского «Перетаскивание каменного монолита на Колыванскую фабрику». Картина В. К. Заборского в отличие от произведения Г. К. Тарского выполнена в противоположном ракурсе — от горы Ревнюха в сторону Колывани. Художник-график, детально изучив исторические факты, подробно изобразил схему перетаскивания камня: деревянные полозья, уложенные на снег, обвязку и крепление монолита, фигуры людей с шестами. Динамично уходящая за горизонт вереница огромного количества людей, вызывает ощущение бесконечности временного пространства, безнадежности, обреченности и покорности человека. Огромная и темная масса камня на первом плане своей тяжестью останавливает движение массы народа. Выполненная в графическом стиле с удивительным сочетанием лаконичности, четкости форм и линий, картина В. К. Заборского наполнена глубоким смыслом, роскошью содержания, передающим жизнь простого народа в историческом контексте.

Историко-колыванская тематика очень ярко проявилась в творчестве новосибирского художника А. Л. Ганжинского, в 1957 году создавшего картину «Алтайские камнерезы». Полотно находится в Государственном русском музее в Санкт-Петербурге, а копия этой работы, выполненная Н. Петрухиным — в Колыванском музее камнерезного дела.

В картине «Алтайские камнерезы» А. Л. Ганжинский изобразил колыванских мастеров, ваяющих вазу из алтайского камня. Каждый персонаж наделен своей индивидуальностью и образной характеристикой, обладающей большой силой наглядности, переживаний и мысли. Одним из главных героев картины является Ф. В. Стрижков, который был главным мастером по камнеделию на Локтевской шлифовальной фабрике. Нарисован он по довольно подробному описанию, в котором говорится, что Ф. В. Стрижков был «мал ростом, глаза голубые, волосы русые».

Директор Колыванского музея камнерезного дела О. Б. Панина приводит почти мистическую историю: «Несколько лет назад в Колывань приезжал потомок Ф. В. Стрижкова геолог М. Болдырев. И когда он встал возле картины, у нас дух захватило — одно лицо со Ф. В. Стрижковым» [4, 3].

В произведении отражена поэтизация самого процесса труда, творческих исканий мастеров камнерезного дела. Образ вазы, расположенной на втором плане, символизирует уникальное взаимодействие природной красоты камня и подлинной силы мастерства, приносящего людям глубокие и сильные переживания, радость свершения и постижения красоты.

Таким образом, всех художников, отразивших в своих произведениях историко-колыванскую тематику, объединяет не только художественный дар, позволивший создать уникальные произведения, но и глубокий интерес к региональной истории, выраженной в преданиях и документальных фактах. Их произведения, основанные на всестороннем и глубоком изучении темы, отличаются психологически сложной передачей исторических событий и богатством внутреннего мира героев.

Образное изображение колоритных характеров колыванских мастеров, детали одежды, насыщенно-смысловая роль пейзажа в произведениях В. К. Заборского и Г. К. Тарского передают реальность исторического события — доставку монолита яшмы на Колыванскую шлифовальную фабрику. Творческий процесс создания вазы, интерьерная обстановка, изображенная в точном соответствии с местом и временем, которые были в действительности, запечатлены в полотне А. Л. Ганжинского. Воссоздавая детали и реалии исторического события, художник передает образ эпохи взлета камнерезного искусства на Алтае.

Драматическими переживаниями и внутренней монументальностью наполнены произведения, отражающие исторический момент — доставку монолита яшмы для создания колоссальной вазы на Колыванскую шлифовальную фабрику. Образное изображение колоритных характеров колыванских мастеров, правдивость деталей в одежде, насыщенно-смысловая роль окружающего пейзажа передают историческую достоверность и значительность изображаемого события.

Значительная роль в сюжетно-тематических произведениях отведена поэтизации самого процесса труда, творческим исканиям мастеров камнерезного искусства. Наделяя камнерезов яркой индивидуальностью и образными характеристиками, художники передают подлинную силу мастерства и таланта, способного постичь природную красоту камня.

Литература:

1.                 Лихацкая Л. Н. Летопись времени в лицах // Вечерний Барнаул. № 197. 2003. С.4.

2.                 Романов А. Н., Харламов С. В. Горная Колывань // Туристические маршруты Алтайского края. Барнаул, 1999. 85 с.

3.                 Родионов А. М. Колывань камнерезная. Барнаул, 2002. 324 с.

4.                 Тепляков С. «Бурлаки с Колывани» и легенды о «Родомысле» // Алтайская правда, 5.09.2013. С. 4.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle