Библиографическое описание:

Лю Ц. Русская идея Ф. М. Достоевского. Взгляд из Китая (1918–1949) // Молодой ученый. — 2014. — №4. — С. 779-781.

В данной обзорной статье представлена оценка китайскими учёными работы Ф. М. Достоевского«Русская идея». Показано также, что изучение русской философии в современном Китае стало значительным явлением научной и культурной жизни, вносящим свой вклад в развитие китайской философской мысли.

Ключевые слова: русская идея, Ф. М. Достоевский, русская философия, Китай.

Проблематика русской идеи привлекает значительное внимание современных ученых — обществоведов, философов и историков КНР, что в немалой степени связано с актуальной необходимостью осмысления Китаем своего места в современном мире и роли в геополитической и геоэкономической организации. Кроме того, пример генезиса национальной самоидентичности другой культуры, особенно такой как русская, способен выступать смысловым пространством, оперируя понятиями которого, процесс оценки преимуществ или недостатков собственного национального дискурса становится по определению геополитическим, историческим и общекультурным. Вот почему исследование философемы русской идеи представляется далеко не праздным занятием.

Большинство китайских историков философии сходятся во мнении, что и зарождение национально своеобразной русской философии и пробуждение национального самосознания имеют одни корни, а потому эти процессы неразрывно связаны друг с другом [1], находя единое основание в религиозности. Проблема идентичности, прежде всего в религиозном аспекте, стала актуальной в русской культуре изначально, но с особой остротой она ставилась церковным расколом XVII в., а затем Петровскими реформами, что естественно, ибо именно резкие исторические разрывы и побуждают к размышлениям о собственной культуре, ее прошлом, настоящем и будущем.

Исследователь У Цзяю считает, что истоки понятия «Русская идея», до того как в XIX веке его представил Ф. М. Достоевский, восходят к проблеме понимания русским народом собственной общенациональной идентичности [2].Такая идентичность выстраивалась на основании общерелигиозной принадлежности: Кто вы? — мы христиане (отсюда русское слово «крестьяне»). Общенациональная же идентичность начала выстраиваться в имперский период истории России, т. е. в 18 веке. А до этих пор преобладала «местная» самоидентичность: Кто вы? — мы тверские, тамбовские, тульские и т. п. Таким образом, можно сказать, что тема русской идеи вызревала в глубине истории, самосознания русского народа, однако свое философское осмысление и яркое выражение русская идея нашла в работах русских мыслителей только XIX века.

Научный сотрудник Китайской академии социологических наук Бай Сяохун считает, что как философема «русская идея» формировалась в дискурсе о национальной идентичности в первой половине — середине XIX века. Вслед за обострением споров с Западом в России зародилась самостоятельная «русская идеология». В её становлении важную роль сыграла философия славянофилов, а также изложенная в широком философско-историческом и культурологическом контекстах концепция русской идентичности, сформулированная П. Я. Чаадаевым в своих «Философических письмах».

Очень важно подчеркнуть, что мыслителем, с которым, в первую очередь, ассоциируется отчетливая артикуляция русской идеи, является Ф. М. Достоевский. В его произведениях она изображается как «идея братского единства всего человечества (христианского единства человечества, христианского универсализма)» [3]. Выражением именно такой трактовки русской идеи является следующее высказывание Ф. Достоевского в «Дневнике писателя» от 1877 года: «Русская национальная идея — это единая идея для всех людей мира. Если русская национальная идея, в конце концов, — всемирное общечеловеческое единение, то, значит, вся наша выгода в том, чтобы всем, прекратив все раздоры… стать поскорее русскими и национальными».

Китайский учёный Ма Иньмао, однако, считает, что первым, кто ввёл понятие «русской идеи» в русскую философию, был Вл. Соловьёв. Заслугой же Ф.Достоевского было то, что он увидел значение русской национальной идеи в христианском универсализме и обратился к русской национальной идее с позиций почвенничества.

Надо отметить, что китайские исследователи гораздо раньше стали изучать работы Ф. М. Достоевского, и только затем труды Н. А. Бердяева и Вл. Соловьёва. Имя Достоевского прозвучало в Китае в 1907-ом году [4], однако только спустя 10 лет в 1918 году его произведения были представлены китайским читателям членами «Движения за новую культуру». В годы первой мировой войны в Пекине и Шанхае под лозунгом «Наука и демократия!" это движение объединило наиболее передовую и образованную часть китайской интеллигенции, молодое поколение сторонников перемен и современных стандартов западных систем образования. Члены «Движения за новую культуру» представляли иную социальную среду — новый «средний класс». Их патриотизм и национализм требовали политических изменений, логичным следствием которых стала бы модернизация Китая. Необходимость политического реформирования во многом определялась признанием и принятием достижений наиболее развитых зарубежных стран (Европы, США, Японии) как образцов экономического развития, следуя которому Китай сможет быстро преодолеть свою отсталость, бедность, раздробленность.

Идейным центром «Движения за новую культуру» стал журнал «Синь циннянь» («Новая молодежь»), издаваемый с 1915 г. под редакцией профессора Чэнь Дусю, а позже (с 1917 г.) декана факультета гуманитарных наук Пекинского университета.

Важный вклад в перевод и рецензирование произведений Ф. Достоевского внесли члены «Литературного кружка» Чжоу Цзожэнь, Шэнь Яньбин, Чжэн Чжэньдо, Гэн Цзичжи, Ван Тунчжао и др. Сборник работ Чжоу Цзожэня под названием «Проза Ф. М. Достоевского» был опубликован в издании «Новая молодёжь» в 1918 году. Вступительная статья Чжоу Цзожэня стала первой в Китае рецензией на прозу Ф. Достоевского. [5]

В 1921 г. к столетию со дня рождения Ф. Достоевского в китайской печати появляется около десятка статей, посвящённых творчеству и философским взглядам русского мыслителя. Статья Шэнь Яньбина «Идеи Достоевского» стала самым обстоятельным из опубликованных к моменту образования КНР исследованием по личности и прозе Ф. Достоевского. В этой работе был дан обзор как русских, так и западных источников по творчеству Ф. Достоевского, а также представлены и рассмотрены основные художественные доминанты, идеалы и ценности нравственной философии, антропологии и религии произведений мыслителя. Работа Шэнь Яньбина, написанная с гуманистических позиций, показала высокий уровень знаний и широту кругозора автора и была очень популярна в Китае.

В 20-е годы XX века в Китае увидели свет более двадцати работ о личности и творчестве Ф. Достоевского. В своих статьях китайские учёные, поднимали вопросы, связанные с гуманистическими позициями писателя, его человеколюбием, мыслями о душе простого народа, переживаниями о социальных и других проблемах и темах, которые были близки культурной атмосфере Китая тех лет. Следует отметить, что в это время еще не появилось работ, специально посвящённых понятию «русская идея» в творчестве писателя; философские идеи Ф. Достоевского рассматривались фрагментарно и не связывались с общими вопросами развития русской истории, русского общества и дискурса о национальной идентичности. Кроме того, не воспринимался Ф. Достоевский и как религиозный мыслитель.

30-е годы ХХ века исследования творчества Достоевского были отмечены серьезным влиянием идей марксизма, широко распространившимся в Китае. Вопросы социального характера и тема классовых отношений стали центральными. Так Лу Синь в статье «О Ф. М. Достоевском» оперирует понятиями преимущественно из социологии и учения о классах Маркса.

Хэ Бинди в статье «Достоевский и русский национальный характер» [6], анализируя типологию портретов литературных героев произведений писателя, акцентировал внимание на их национальном своеобразии. В этом случае романы Достоевского рассматривались как своего рода руководство к познанию специфических, самобытных черт русской нации и русского национального характера, на формирование которых сказались, по мнению Хэ Бинди, и расовые особенности, и географические и климатические условия, и исторически сложившийся уклад общественной и государственной жизни русских. Итогом изысканий Хэ Бинди стало определение конкретно национального в русском человеке — это, прежде всего, его особое неравнодушное отношение к духовной и религиозной жизни, восприимчивость и открытость к идейным влияниям запада, склонность к экстремистскому проявлению идеологического несогласия и протеста, а кроме того, «великий потенциал к возрождению» и «всеотзывчивость». Хэ Бинди подчеркивал, что внимание Ф. Достоевского было сконцентрировано не на литературной форме как таковой, а на раскрытии содержательных компонент русского национального характера. Своими произведениями писатель хотел дать ответ на вопрос — «что такое Россия?». Хэ Бинди отметил неустойчивость тенденции развития русской нации, и эта особенность, с точки зрения китайского учёного, так или иначе была явлена в произведения Ф. Достоевского, в его исследованиях русского национального характера, национальной идентичности и русской идеи. Следует подчеркнуть, что работа Хэ Бинди стала одним из первых китайских исследований, проблематизирующих понятия русского национального характера и русской идеи в творчестве Ф. Достоевского. Можно заключить, что данная статья поднимает вопросы, сходные с теми, что рассматривал Н. Бердяев в «Русской идее», говоря об основных проблемах русской мысли.

В период с 1918-го по 1949-ый год в Китае было опубликовано около 50 работ, посвящённых творчеству Ф. Достоевского, среди которых были как переводы работ английских, американских, немецких, японских, советских исследователей, так и труды китайских учёных. Знакомство последних с работами зарубежных авторов расширило и обогатило область исследований творчества Ф. Достоевского.

50-е годы ХХ века характеризовались односторонностью в оценке вклада писателя в русскую литературно-философскую культуру. В 1953 году издательство «Свет литературы» выпустило собрание сочинений Ф. Достоевского в девяти томах. В предисловии к первому тому авторы перевода предостерегали читателя по поводу идеологии и религиозных взглядов мыслителя: «Мы должны особо сказать о нездоровой идеологии автора, дабы не ввести читателя в заблуждение, которое может возникнуть при самостоятельном знакомстве с произведениями великого русского писателя». В соответствии с духом времени Ф.Достоевский воспринимался как безусловно великий мастер слова, однако признание его литературных заслуг не останавливало попыток критически оценить религиозные и мировоззренческие идеи мыслителя. Объяснение такому широко распространившемуся в Китае представлению о писателе, следует искать в оценках советских философов, переводы работ которых по популярности и цитируемости во много раз превосходили работы западных коллег. А потому как советская философская традиция рассматривала религиозные взгляды Ф. Достоевского в качестве реакционных по отношению к марксистско-ленинской философии и к провозглашаемому в государственном масштабе атеистическому порядку, то именно с этой точкой зрения солидаризировалось большинство ученых Китая того времени.

Сегодня можно с уверенностью говорить, что такая трактовка препятствовала всецелому и глубокому пониманию китайским читателем идей Ф. Достоевского. Следует отметить, что в Китае подобные оценки преобладали и неизменно воспроизводились вплоть до 80-х годов ХХ века, а исследования творчества русского мыслителя велись преимущественно в рамках описания личностных качеств писателя на основе методов классового анализа и критики исповедуемых им идей православия и природного христианства России.

Литература:

1.             Ма Иньмао. Русская идея: несколько вопросов, нуждающихся в уточнении // Чжэцзянский вестник. — 2007. — № 4.

2.             У Цзяиоу. Русская идея центральной Азии и восточной Европы. — 2002.-№ 4.

3.             Бай Сяохун. Русская идея и её развитие // Россия, Центральная Азия. Восточно-европейские исследования. — 2005. — № 1.

4.             Ма Иньмао. Русская идея: несколько вопросов, нуждающихся в уточнении // Чжэцзянский вестник. — 2007. — № 4.

5.             Чжоу Цзожэнь. Проза Ф. М. Достоевского // Новая молодежь. — 1918. — № 4.

6.             Хэ Бинди. Ф. М. Достоевский и Русский национальный характер // Новый Китай. — 1945. — № 2.

7.             注:本文系国家社会科学基金项目“社会转型期中俄民族精神弘扬与培育比较研究”(12CKS030);教育部留学回国基金“社会转型期俄罗斯民族精神研究”的阶段性研究成果之一。

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle